Хроника 90-х от Лидии Кириленко (авторский вариант)

Хроника так называемого застойного времени в Костроме

Конец 60-х — начало 80-х годов вошли в историю как период «застоя». Тем не менее, Кострома развивалась. Судя по свидетельству участников и очевидцев происходящих в то время событий, развитие давалось непросто.

 

В 1967 году было начато строительство костромского завода «Мотордеталь»

13 июля 1967 года министр автомобильной промышленности  Российской Федерации подписал приказ о создании дирекции строящегося Костромского завода гильз, поршней и поршневых пальцев с подчинением ее Главному управлению по производству автомобильных двигателей. Новый завод должен был в корне поменять представление о литейном производстве. На смену литью в вагранках должны были прийти индукционные электропечи.

Оборудование закупалось у ведущих мировых производителей: автоматические линии полной обработки поршней — в США, прессы холодного выдавливания поршневых пальцев и плавильное оборудование — в ФРГ, литейное оборудование гильз — во Франции, машины для отливки поршней — в Италии.

Генподрядчиком был трест «Костромапромстрой», непосредственными исполнителями работ — СМУ-1, СМУ-4 и специализированные субподрядчики. Стройку объявили ударной комсомольской. Вот что об этом времени вспоминал один из первых инженеров «Мотордетали» Борис Кондратьев: «Я пришел на «Мотордеталь» в июле 1969 года. Меня оформили, присвоили табельный номер, как сейчас помню — 0017. Табельный номер 0001 был у первого директора Райхмана. Никакого завода тогда не существовало, не было вообще ничего — голое поле. В этом поле постепенно начали расти корпуса. И вот подошло время, когда  один за другим стали вводиться цеха, корпуса заполнились оборудованием, пошла продукция. Это было прекрасное время — 70-80-е годы прошлого века, лучшее время моей жизни. Все двигалось, бурлило, развивалось: производство, общественная жизнь, спорт. Для рабочих и ИТР строилось жилье, дети ходили в садик, школьники летом отдыхали в заводском лагере. Люди росли профессионально. Я прошел путь от рядового инженера до технического директора».

В 1972 году на стройплощадку по комсомольским путевкам из городов и районов области приехали первые добровольцы. В строительстве завода участвовали также сводные студенческие отряды из Литвы и Латвии.

В январе 1973 года государственная комиссия приняла объекты первого пускового комплекса: инструментальный, монтажный, ремонтно-механический, цех автоматизации, а также ряд служб и участков. Предприятие получило официальное наименование «Костромской завод «Мотордеталь».

«Время строительства заводов «Мотордеталь», радиоприборного, электромеханического и механического — это время, когда коренным образом изменился способ развития города, — вспоминал мэр Костромы Борис Константинович Коробов в своей книге «Нулевой цикл». — С этих пор Кострома начала развиваться за счет строительства крупных заводов. Вместе со строительством завода «Мотордеталь» заложили строительство очистных сооружений, рассчитанных на 200 тысяч кубометров сточных вод в сутки. Хотя самому заводу для своих нужд требовалось очищать всего 15-20 тысяч кубометров. Было заложено и строительство водопровода на 40 тысяч кубометров воды в сутки, хотя сам завод в таком количестве воды не нуждался. Завод не мог отказаться от этой работы, потому что в решении об его строительстве было заложено  исполнение и финансирование более мощных водопровода и очистных сооружений».

Точно также учитывались интересы города и при  строительстве заводов «Строммашина», реконструкции завода «Рабочий металлист». Котельная завода «Рабочий металлист», к примеру, построенная на Ярославском шоссе, отапливала и давала горячую воду не только самому заводу, но в два близлежащих микрорайона — Паново и Малышково. Радиоприборный  завод также строил большую котельную, рассчитанную на целый микрорайон».

В 1968 году в Костроме пущен завод автоматических линий и агрегатных станков

«Новое оборудование, станки с числовым программным управлением, установили, — рассказывает Эдуард Васильевич Авхимков, бывший в то время секретарем Костромского городского комитета Коммунистической партии, — а специалистов, способных качественно работать на этом оборудовании, не было в Костроме. Поэтому мы направляли костромских мужчин на Московский завод автоматических линий — учиться. Они там полгода учились, получали документ о специальности. А приезжали в Кострому, вставали за такой же станок и делали брак. И снова их приходилось отправлять в Москву. В конце концов, я не выдержал и вместе с первым директором Костромского завода автоматических линий Тимофеевым поехал к директору Московского завода автолиний и попросил прислать своих специалистов, чтобы они какое-то время стояли за спинами наших станочников. И столица специалистов прислала. Наконец, костромичи технологии освоили, и завод автоматических линий стал развиваться. И с 1970 года уже не мы, а к нам приезжали учиться».

В 1969 году пущен первый энергоблок Костромской ГРЭС

История Костромской ГРЭС начинается с даты пуска первого энергоблока 300 МВт — 11 июня 1969 года. Именно в этот день, в 9 часов 47 минут, был зажжен факел на первом котле, а 29 июня того же года, в 5 часов 57 минут, включен в сеть блок № 1. Костромская ГРЭС родилась.

Эта тепловая станция была задумана госкомитетом по электрификации и энергетике СССР в начале 60-х годов прошлого столетия для обеспечения электроэнергией центрального региона и Москвы. Площадку выбрали в Костромской области, на берегу речки Шачи при впадении ее в Волгу. На выбор площадки для строительства Костромской ГРЭС повлияли три основных фактора: дефицит энергетической мощности в близлежащих экономических районах, богатые водные ресурсы, удобные транспортные связи.

Вот что писал о рождении ГРЭС костромской журналист Ричард Блянк в книге «Костромская энергетическая»: «Первые строители жили в семнадцати вагончиках на территории деревни Сидоровское и в некоторых окрестных деревнях. Потом рядом с вагончиками начали строить одноэтажные дома барачного типа, столовую, магазин, баню, клуб, подъездную железную дорогу к ГРЭС. Станция Волгореченск стала принимать составы со стройматериалами и конструкциями. Удачей, определившей впоследствии многое, был приезд сюда со Змиевской ГРЭС Анатолия Яковлевича Кроля на должность главного инженера. Прежде, чем начала строиться сама станция, был построен маленький городок, который впоследствии вырос и получил название Волгореченск.

После того, как в Волгореченск прибыли вагоны и платформы с конструкциями крупнопанельных домов, были смонтированы шесть сборных четырехэтажных домов, начали строить крупноблочные и кирпичные дома, общежития для несемейных. Коллектив строителей вырос до пяти тысяч человек: энергетиков, энергостроителей, монтажников, съехавшихся со всех уголков России. На помощь костромичи присылали трудовые десанты из управления «Костромаэнерго», с машиностроительных и текстильных предприятий, из вузов, техникумов и профтехучилищ».

Строительство электростанции осуществлялось в три очереди: ввод в эксплуатацию 1-й очереди, состоящей из четырех дубль-блоков мощностью 300 МВт, продолжался с июня 1969 года по декабрь 1970 года. С ноября 1971 года по июнь 1973 года были введены в эксплуатацию четыре моноблока по 300 МВт (вторая очередь).

С вводом в эксплуатацию в 1980 году 3-й очереди, состоящей из уникального энергоблока мощностью 1200 МВт, установленная мощность Костромской ГРЭС достигла 3600 МВт.

В 1970 году для областной станции переливания крови было выстроено новое, просторное здание, общей площадью 3319 квадратных метров.

Здание было оснащено новейшим по тем временам оборудованием и аппаратурой. Были подготовлены большие помещения для приема доноров. Хороший персонал и хорошее оборудование дали возможность увеличить заготовку донорской крови, начать выпуск компонентов крови, освоить заготовку плазмы, улучшить условия работы всех лабораторий и отделов.

На станции сохранен архив, из документов которого можно узнать, что в это время в Костроме получило развитие безвозмездное донорство. СПК была переведена из третьей категории во вторую — (здесь заготавливали от 6 до 8 тысяч литров крови в год). Донорами были рабочие, служащие, студенты костромских вузов и техникумов, врачи и учителя. В 1971 году на тысячу человек населения в Костромской области было двадцать постоянных доноров. Директор станции Полина Васильевна Соловьева подавала пример. В архиве хранятся документы, из которых известно, что Соловьева безвозмездно сдавала кровь сорок лет, до шестидесятилетнего возраста — в год по литру. Получается, что она сдала 40 литров крови.

В 1970 году в Костроме, на улице имени Подлипаева, открылся новый специализированный магазин «Русский лен»

Там продавали льняные и полульняные простыни, ткани, полотенца — продукцию костромских льнокомбинатов имени Ленина и имени Зворыкина. Этот магазин сразу стал известным. Когда гости  города спрашивали, где можно купить что-нибудь на память о Костроме, им в первую очередь называли адрес магазина «Русский лен». Костромичи и сами часто там бывали.

В 1970 году на улицах Костромы впервые появились автобусы венгерского производства марки «Икарус»

Вот как об этом рассказывал Евгений Георгиевич Мельников, бывший с 1969 по 1982 год начальником Костромского областного транспортного управления: «До конца 1970 года по улицам Костромы ходили небольшие автобусы — ПАЗы, ЛАЗы, ЗИЛы. Пустить по улицам Костромы большие автобусы  марки «Икарус» я решился не сразу: боялся, что они не впишутся в крутые повороты наших узких улиц. Поэтому вначале взял три «Икаруса» в аренду сроком на два месяца в Ярославском автотранспортном предприятии. Когда стало понятно, что венгерские автобусы вполне могут ходить по костромским улицам, а наши водители подготовлены соответствующим образом, в Министерство автомобильного транспорта РФ из Костромы пошла заявка на пять «Икарусов». А после 1971 года число «Икарусов»  увеличилось».

Но на первых междугородних рейсах, как утверждал первый секретарь Костромского горкома КПСС Николай Владимирович Щеваев, «Икарусы» появились гораздо раньше — еще в 1964 году.

В 1970 году в Заволжском районе Костромы открылась новая детская художественная школа

В Костроме эта школа была второй по счету после детской художественной школы имени Шлеина и долгое время так и называлась: «Детская художественная школа № 2». Костромичи называли ее просто — «Селищенская» — по месту расположения. Она почти сразу завоевала любовь у юных художников и их родителей. Настоящая академическая школа, где преподавали рисунок, живопись, композицию, скульптуру, историю искусств. В конце 1994 года топонимическая комиссия Костромы присвоила детской художественной школе № 2 имя знаменитого художника-графика Николая Купреянова, который в 20-е годы ХХ века жил в Селище.

В 1970 году завершена электрификация Костромской области

Последняя деревня, получившая электроэнергию — Дороватская Поназыревского района.

В 1970 году костромская обувная фабрика «Х Октябрь» первой в стране начала выпускать юфтевые сапоги на трехслойной подметке

Эта обувь, прочная и гигиеничная, вскоре сослужила хорошую службу советской армии, сельским механизаторам и животноводам.  

В 1970 году на  Костромском льнокомбинате имени В.И. Ленина вступило в эксплуатацию новое бельно-отделочное производство с современным высокопроизводительным оборудованием

«Это событие, — сказал директор льнокомбината имени В.И. Ленина В.Э. Стэфан в своем интервью областной газете «Северная правда», — сразу двинуло вперед производство льняного полотна и, что еще очень важно, его качество. На месте старого отделочного производства были установлены 193 ткацких станка. В результате уже осуществленных работ по реконструкции производства, выпуск готовых тканей увеличился примерно на шесть миллионов метров и достиг 45,2 миллиона метров в год».

В 1971 году, 12 сентября, в Костроме торжественно открыли движение по новому автомобильному мосту через Волгу

Вот как об этом событии рассказывал Юрий Викторович Кочетов, бывший в то время начальником участка Ярославского отряда мостостроителей Министерства транспортного строительства СССР: 

«Народу на торжественное открытие собралось столько, что берега было не видно. Помню, что этот день всех катали на автобусах на ту сторону Волги и обратно. Костромской мост — особый, экспериментальный. Похожий был построен в Ярославле, но в Костроме мост более изящный и красивый — дугой выгнут над Волгой. И длина его больше, чем в Ярославле. Я стоял и вспоминал, как мы его строили: как ставили опоры, как монтировали. Глубина Волги там, где русло, пятнадцать метров. Ставили  металлический каркас котлована. По нему на глубину двадцать четыре метра забивали металлический шпунт. Каркас усиливали. Потом из котлована десятью, а то и двадцатью мощными насосами выкачивали всю воду — тысячи тонн. И уже в сухом котловане оставляли один мощный дежурный насос, который работал день и ночь, чтобы откачивать попадающую через швы воду: давление-то большое. Еще и резервный насос стоял: на всякий случай, чтобы люди в котловане работали посуху — армировали и бетонировали. Туда, в этот котлован, специальным копром забивали  сваи длиной двадцать четыре метра. Под каждую опору моста — около двухсот сорока свай. Забивали их веером: наклонно, а в середине — вертикально.

Мост строили сразу с двух берегов. Навстречу друг другу ставили бетонные «птички», закрывали пролеты. Работали в три смены. Ночью река расцветала сварочными огнями. Пролеты делали на берегу. Потом блоки весом 65-70 тонн увозили на реку и специальными кранами поднимали наверх, до соединения с консолями, которые мы называли «птички», и монтировали. Приблизительно за неделю до открытия движения по мосту, прошло его испытание. Машины, груженные песком и щебнем до отказа, до полной грузоподъемности, загнали по определенной схеме на мост. Грузовики стояли один к одному во все четыре ряда по всей длине моста — 1236 метров. Такого большого количества машин в Костроме в наличии не нашлось. Поэтому для испытаний грузовики собирали со всей Костромской области, со всех расположенных на ее территории воинских частей. По традиции мостовиков, при испытании, автор проекта вместе с главным инженером спустились под мост и стояли там с открытыми головами, чтобы доказать, что сооружение это надежное».

В 1971 году открыт туристический маршрут «Золотое кольцо России», в который включена Кострома

Старинный русский город, почти равный по возрасту Москве, с удивительной архитектурой, где есть такие памятники древней истории и архитектуры, как Ипатьевский монастырь, музей деревянного зодчества, архитектурный ансамбль Сусанинской площади и многое-многое другое, игнорировать было невозможно. Толчком к окончательному решению послужило недавнее на тот момент художественно-историческое событие: костромской искусствовед Виктор Яковлевич Игнатьев открыл картины замечательного костромского художника Ефима Честнякова. Как раз к «Золотому кольцу» они были реставрированы, и с большим успехом экспонировались на различных выставках. В том числе, на московских и зарубежных.

В 1971 году открыта туристическая база «Сосновый бор»

Все профсоюзные месткомы, которые были на предприятиях, участвовали в этом строительстве. «Я в то время работал начальником первого механического цеха завода «Рабочий металлист», — вспоминал первый секретарь Костромского горкома КПСС Николай Владимирович Щеваев. — У меня в подчинении было 600 человек работающих и много вспомогательных служб. Поэтому, когда на заводе стали искать, кому участвовать в строительстве турбазы, выбор пал на мой цех. Сорок пять наших специалистов поехали строить щитовые домики. И другие предприятия города так же, как  мы, строили «свои» домики в «Сосновом бору». Условие было такое: мы строим для себя, наши работники получат приоритетное право отдыхать в построенном нами домике. Впоследствии это условие часто не соблюдалось».

В 1971 году,перед Днем Победы в Костроме, на площади Мира, был установлен монумент Славы воинам-костромичам, участникам Великой Отечественной войны (архитектор Е.И. Кутырев, скульптор М.Ф. Бабурин)

Монумент был сооружен на средства жителей города и области. А прямо на День Победы он был открыт. Вот как об этом событии рассказывал Борис Фавстович Кузнецов, работавший тогда начальником отдела капитального строительства горисполкома:

«На открытие памятника должен был приехать трижды Герой Советского Союза легендарный летчик Александр Иванович Покрышкин. В начале апреля председатель горисполкома Виталий Федотович Широков мне  сказал: «Побеспокойся о том, чтобы на заднем плане монумента никаких старых домов не виднелось». На тот момент там стояли одноэтажные и двухэтажные дряхлые деревянные дома. И нам пришлось к открытию памятника, очень быстро и оперативно, в течение месяца, все их снести.

Жильцов переселили в отдельные квартиры. Не все соглашались переселяться: дома-то старые, да очень уж район хорош. Пришлось мне вместе с главным инженером ОКСа Александром Ивановичем Сизовым не единожды встречаться с жильцами этих домов: уговаривать, искать компромиссы. Я сомневался, а приедет ли этот великий Покрышкин. Но он приехал. Лет шестидесяти, в генеральском звании. Важный с виду, герой-летчик оказался простым в общении, обычным русским мужиком. В Костроме к празднику Победы такие холода начались! И мы замерзли, и Покрышкин замерз, и пришедшие на площадь курсанты училища химической защиты, одетые далеко не по-зимнему, замерзли. А тут вдобавок еще и снег повалил. Мы зашли за трибуну и выпили по рюмке коньяку с трижды героем Покрышкиным и с председателем горисполкома Широковым. В памяти у меня осталось это, а еще то, что на заднем плане монумента не было никаких развалюх, только ровная площадка и небольшие деревья».

В 1971 году Костромской фанерный комбинат награжден орденом Октябрьской революции

«Мартовский день 1971 года останется в памяти костромских фанерщиков навсегда, — написала по поводу этого события областная газета «Северная правда». — Родина наградила коллектив комбината орденом Октябрьской Революции. Торжество по этому случаю проходило в областном драматическом театре имени А.Н. Островского. Торжественное собрание началось под Гимн Советского Союза. Передовики производства внесли красные знамена предприятия, завоеванные в социалистическом соревновании за достойную встречу 100-летнего юбилея со дня рождения В.И. Ленина, за досрочное выполнение заданий минувшей пятилетки. Указ Президиума Верховного Совета о награждении комбината зачитал министр лесной и деревообрабатывающей промышленности СССР Николай Владимирович Тимофеев. Он же прикрепил к знамени комбината орден Октябрьской Революции».

В истории Костромы Фанерный комбинат занимает особое место. Его пуск почти совпал с приездом в наш город царской семьи Романовых. Фанерщики участвовали в двух мировых войнах и революции 1917 года. В начале Первой мировой войны 28 фанерщиков были взяты на фронт защищать веру, царя и Отечество.  В апреле 1917 года завод стал на большевистские позиции, более 50 фанерщиков вступили в профсоюз, избрали заводской комитет, купили холстину, написали плакаты «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Да здравствует мир!» и отпраздновали первый свободный первомайский праздник. Через два года завод был национализирован, передан в распоряжение Костромского губернского совнархоза.

С 23 июня 1941 года Костромской фанерный завод начал выпускать  продукцию для фронта Второй мировой войны. За один день коллектив рабочих и инженеров перестроил работу на военный лад. Оборонная промышленность начала планомерно получать с завода авиафанеру, авиашпон, балинит, ящики для упаковки снарядов и многое другое.

В 1971 году Льнокомбинат имени И.Д. Зворыкина был награжден орденом Ленина

Костромские текстильщики выступили инициаторами соревнования за досрочное выполнение пятилетки.

В 1971 году сдана в эксплуатацию Костромская швейная фабрика

Впоследствии эта фабрика стала известна под названием «Орбита».

В 1971 году в Костроме на улице Подлипаева открылся новый рыбный магазин «Океан»

В те годы во всей нашей стране один день в неделю — четверг — был провозглашен «рыбным». Во всех столовых — рабочих и городских — вместо мясных блюд предлагали рыбные. В костромском «Океане» рыба была всякая, но в замороженном виде. Лишь потом, когда Костромская ГРЭС на своих теплых водах, полученных после охлаждения турбин, стала выращивать осетров, в «Океане» появилась и живая рыба. А по соседству с магазином появился и ресторан «Океан».

В 1971 году открылся первый сезон отдыха на туристической базе «Лунево»

В 1972 году Заволжский район Костромы переименован в Димитровский в связи с 90-летием со дня рождения Георгия Димитрова

В 1972 году Алевтина Сергеевна Олюнина-Панарина стала Олимпийской чемпионкой в лыжной эстафете 3х5 и серебряным призером зимних Олимпийских игр в гонке на 10 километров в японском городе Саппоро

Олимпийская чемпионка, заслуженный мастер спорта по лыжным гонкам, многократная чемпионка СССР, трехкратная чемпионка мира, дважды кавалер ордена «Знак Почета», Алевтина Олюнина родилась в 1942 году в деревне Пчелкино Судиславского района Костромской области. Кроме нее, в семье уже было шестеро детей. Отец ушел на фронт. Как впоследствии вспоминала Алевтина Сергеевна, она окончила Пчелкинскую начальную школу, а в пятый класс пришлось ходить в соседнюю деревню Савино за пять километров. Летом — пешком, а зимой — на лыжах, выструганных из досок старшими братьями. А школа — «десятилетка» была еще дальше — в Судиславле. Але пришлось жить в Судиславле у старшей сестры, а на выходные бегать по 15 километров на лыжах домой, в деревню. Так и началась ее дорога к Олимпийской медали. 

В 1972 году открылся Костромской кардиологический санаторий на базе дома отдыха «Колос»

Больные после лечения инфаркта миокарда теперь получили возможность длительной и бесплатной реабилитации в кардиологическом санатории.

В 1972 году в Доме культуры «Патриот» открылась первая выставка молодых художников

Как вспоминал Сергей Тарабухин, работавший в то время в областном комитете комсомола, в состав выставкома входили маститые художники Алексей Белых, Николай Шувалов и искусствовед Виктор Игнатьев. Поэтому беспокойства о том, что на этой выставке окажутся сомнительные по качеству работы, не было. «Однако, — рассказывал Тарабухин, — меня вызвал тогдашний первый секретарь обкома комсомола Владимир Иванович Торопов и сказал, что на выставку придут члены обкома партии: кто-то донес, что на выставке много вольности. Главным, как всегда в то время, было обвинение в абстракционизме. Я сразу же выехал в «Патриот». Вскоре туда приехали первый секретарь обкома партии Юрий Николаевич Баландин, секретарь по идеологии обкома партии Борис Семенович Архипов, другие члены обкома. Обошли всю выставку. Но их настрой был миролюбивым и, в конечном итоге, выставка получила хорошую оценку».

В 1973 году финский город Хювинкяя стал побратимом Костромы

В 1973 году был широко отмечен 150-летний юбилей великого русского драматурга Александра Николаевича Островского

По этому случаю в Костроме в эти дни прошел Всероссийский показ лучших театральных постановок по пьесам драматурга.

В 1973 году сдан в эксплуатацию костромской авторемонтный завод областного объединения «Сельхозтехника»

В Костромской области была серьезная проблема с капитальным ремонтом сельскохозяйственной техники. Все понимали, что нужно строить завод для этого дела. Но был вопрос: где? По идее — ближе к селу, в каком-нибудь районе. Но ни в одном  районе области не было строительных организаций достаточной мощности. Все крупные организации «Сельстроя» располагались в Костроме. Допустим, строителей   можно отправить в район и они справятся с задачей — возведут авторемзавод. Но где потом в районе взять большое количество высококвалифицированных специалистов для работы на построенном заводе? Зато большое количество таких специалистов находится в Костроме. Но в Костроме строить завод по ремонту сельскохозяйственной техники нельзя: стройка будет считаться городской, и денег на нее министерство сельского хозяйства не даст. Выход нашли такой: построили авторемзавод на границе города Костромы и Костромского района. Как говорится, и овцы целы, и волки сыты. «Сельские» деньги освоили так, что придраться было невозможно, а строители нашлись «под боком» у стройки. В результате проблема капитального ремонта сельскохозяйственной техники в Костромской области была решена.

В 1973 году в микрорайоне Якиманиха выстроено новое здание Костромского архитектурного техникума

«Городу позарез нужны были специалисты-строители, — вспоминал начальник отдела капитального строительства горисполкома Борис Фастович Кузнецов. — В первую очередь специалисты среднего звена — мастера и прорабы. Строек было много, однако там на этих должностях работали в основном практики, то есть, люди со стажем, но без специального образования. Вот и решили городские руководители построить свою кузницу строительных кадров в Костроме. ОКС горисполкома выступил заказчиком, а строительные работы выполнила подрядная организация СМУ-10. Спустя какое-то время рядом с техникумом построили большое общежитие для студентов. И начали приезжать сюда ребята после окончания восьми и десяти классов из районов области. Так как преподавателей в техникуме не хватало, горисполком разрешил мне совместительство. Оставаясь по-прежнему начальником ОКСа горисполкома, я с 1973 по 1978 год преподавал в этом техникуме предмет, который назывался «Строительные материалы».  

В 1973 году в Костроме, на проспекте Мира, открылся новый магазин «Дары природы»

Магазин «Дары природы» дитя кооперативной торговли. На него возлагали надежды, что он разовьется, вырастет и составит здоровую конкуренцию государственной торговле продуктами питания. Своим появлением магазин несколько скрасил общую картину костромских прилавков. В «Дарах» костромичи могли купить мед, лесные ягоды, дичь, мясо лося и даже мясо медведя. Многие  сюда чаще приходили не покупать, а посмотреть.

После перестройки в Костроме стали возникать частные магазины, рестораны и кафе, костромские дары природы рассыпались по ним в виде баночек с медом, пирожков с начинкой из лесных ягод и клюквенных морсов.

В 1973 году открылась новая здравница — санаторий имени Ивана Сусанина

Санаторий построен в двадцати километрах от Костромы и назван именем национального героя земли Русской Ивана Сусанина. Корпуса санатория расположены в сосновом бору, на берегу реки Покши. Профиль новой здравницы — лечение желудочно-кишечных заболеваний. Создание курорта связано с открытием здесь двух лечебных источников. Исследования показали, что один из них близок по составу воды с минеральной водой известного тульского курорта «Краинка», другой напоминает Феодосийский минеральный источник.

В 1974 году в Костроме при клубе «Красный ткач» создана молодежная самодеятельная студия «Друзья театра»

Этот коллектив впоследствии стал многократным лауреатом различных смотров, конкурсов и фестивалей народного творчества. Первым руководителем друзей театра — десяти молодых костромских учителей, студентов, художников, журналистов — стал Вадим Смирнов, студент одного из театральных вузов. Одним из первых спектаклей, которые студия показала костромским зрителям, стал спектакль «До третьих петухов» по рассказам Василия Шукшина.

С 1981 года руководителем «Друзей театра» стал Александр Семенов, тогда еще студент театрального вуза. При Семенове студия получила статус народного коллектива и перешла к постановке спектаклей на остросоциальные темы. Молодые актеры поставили пьесу Анатолия Аграновского «Остановите Малахова!», которая вызывала неоднозначную реакцию областного начальства, но «Друзьям театра» принесла настоящий успех. 25 января 1988 года вышел еще один острый спектакль по сценарию Семенова «Володя», посвященный Владимиру Высоцкому. Спектакль пытались запретить, но у «запретителей» ничего не вышло: все билеты на «Володю» были проданы задолго до премьеры.

В 1974 году областная стоматологическая поликлиника переехала в новое помещение на улице Осыпной

Как рассказывал тогдашний начальник отдела капитального строительства горисполкома Борис Кузнецов, для этого пришлось  предварительно снести несколько частных домов, жильцов этих домов переселить в новые квартиры, построили новый многоэтажный жилой дом. «Не было вопросов, — вспоминал Кузнецов, — что  размещать на первом этаже: конечно большую стоматологическую поликлинику. Кострома страдала от низкого уровня зубоврачебной помощи. Оборудование приобретала сама клиника, но с установкой мы, строители, помогали. Врачам нравилось, что мы заботливо относились к их пожеланиям: как расположить кабинеты, где поставить перегородку и так далее».

В 1974 году в Костроме открылся широкоформатный кинотеатр «Россия»

В 1974 году Дом быта на Октябрьской площади принял первых посетителей

В 1974 году в костромском микрорайоне Черноречье открылся крупнейший на то время в городе продовольственный магазин «Универсам» с торговым залом 1200 квадратных метров

Строили этот магазин работники строительно-монтажного управления торговли. Костромичей универсам поразил размерами и простором внутри помещения. А самое главное — свободой, впервые предоставленной покупателям. Можно было самому подойти к полке с нужным товаром, посмотреть, повертеть в руках, выбрать. А после того, как выбрал, подойти к кассе и заплатить за покупку. И не толпиться у прилавков в очереди. Таких возможностей раньше не было.

В 1974 году в новое помещение на улице Симановского переехала областная детская библиотека

В 1974 году на реке Покше открылся молодежный лагерь «Волгарь»

Вот что рассказывал об этом событии Владимир Александрович Неймарк, тогдашний секретарь Костромского обкома комсомола: «В том, что это случилось, заслуга Владимира Ивановича Торопова, бывшего в то время первым секретарем областного комитета комсомола. В один момент он понял, для того, чтобы укрепить областную, городские, районные и первичные комсомольские организации, как он говорил, «поднять пошатнувшуюся дисциплинку», требуется одно большое дело, которое позволило бы объединить всех общей идеей. Таким делом стало для областной комсомольской организации строительство комсомольской турбазы имени 50-летия СССР, впоследствии названной молодежным центром «Волгарь».

Идею Торопова в Костроме не поддержал никто из вышестоящих начальников. Первый секретарь ЦК ВЛКСМ Сергей Павлович Павлов сказал, что это невозможно, потому что нужны очень большие средства, а первый секретарь Костромского обкома партии Игорь Петрович Скулков был категорически против без объяснений. Торопову потребовалась огромная воля и немалое мужество, чтобы взяться за воплощение идеи в жизнь. «Для того, чтобы нас поддержали, — говорил он мне, — надо начать зарабатывать на это строительство деньги. Вряд ли мы сможем заработать столько, сколько нужно, но в этом случае можно будет искать сторонников».   И мы начали зарабатывать. Я, например, придумал шевроны с гербом Костромы нашивать на рукава комсомольских курток. И потом  продавать их  комсомольским организациям. Шевроны мы заказали на льнокомбинат, я сам у станка стоял. Цена шевронов была небольшая, но покупали их хорошо. Были и другие предложения, которые тоже приносили какие-то суммы денег. В общем, набрали мы средств на фундамент основного здания. Надо было искать основные средства. Торопов предложил мне съездить в Министерство строительства СССР, прямо к министру Караваеву. Сказал, что он — бывший секретарь обкома комсомола, и нас поймет.  Я приехал в Москву и вскоре был в кабинете министра. Он выслушал меня, прочитал бумагу, которую передал ему Торопов и позвонил какому-то своему подчиненному: «Удовлетвори просьбу ребят». Дальше все было как во сне — я опомнился только, когда вышел из министерства с визой. 400 тысяч рублей — огромные деньги по тем временам, были нам выделены! Ну, а потом началось строительство. Не счесть, сколько было комсомольских субботников и воскресников на этой стройке. Но дело того стоило. «Волгарь» стал центром нашей жизни. Семинары, соревнования, тематические слеты, отдых по путевкам — все там. Там влюблялись, дружили, сходились и расходились во взглядах, спорили, устраивали диспуты, строили свою жизнь. Вскоре в Кострому приехал председатель ВЦСПС Шелепин и стал настаивать, чтобы Костромской обком комсомола продал «Волгарь» профсоюзам. Только Шелепин уехал — ЦК ВЛКСМ стал претендовать на наш «Волгарь». Мы решили, что лучше уж отдать  молодежный лагерь ЦК ВЛКСМ, чем профсоюзам».

В 1974 году пущен первый котлоагрегат на Костромской ТЭЦ-2

Первому директору и строителю Костромской ТЭЦ-2 Павлу Ивановичу Смирнову предстояло найти необходимое количество квалифицированных строителей, построить станцию, набрать персонал. Сегодня на ТЭЦ-2 хранится дневник строительства станции, который вел Павел Иванович. Последовательно и коротко записывал он все самые важные моменты с тех пор, как бульдозер привез на выбранную площадку первых строителей, и они приступили к прокладке временных дорог. Вот лишь некоторые строчки из этой летописи:

«В марте 1968 года первые строители, проехав с санями от деревни Высоково, появились на выбранной площадке сооружения ТЭЦ-2. Смонтировали временную котельную и построили здание управления строительства, куда переехало руководство СУ ТЭЦ и дирекция.

В июне смонтировали железнодорожный путепровод через шоссе Кострома-Судиславль. Развернули работы по монтажу верхнего строения железнодорожного пути подъездной дороги, обменного парка со станцией ТЭЦ-2. Начали отсыпку полотна внутриплощадочной железной дороги.

Построены: гараж, бытовой корпус, столовая, АТС, ремонтно-механические мастерские, мастерские тяжелых механизмов, канализация, водопровод, бетонно-растворный узел. Вынули грунт из котлована под фундамент дымовой трубы. Заработала столовая. Приступили к строительству ремонтно-экипировочного блока. Начали строительство пожарного депо.

В мае 1972 года на промышленную площадку по смонтированному железнодорожному пути пришел первый паровоз. Наступил предпусковой 1973 год. Ранней весной смонтировали первый козловой кран на площадке сборки строительных конструкций. Это позволило принимать плиты, балки, колонны и  другие тяжелые строительные конструкции с железной дороги. В июле заложили  фундамент главного корпуса. С осени развернулось строительство эстакады мазутного хозяйства». 

Сухие строчки дневника строительства станции мало говорят о тех трудностях, с которыми сталкивался Павел Иванович Смирнов.    

Воспоминания главного инженера Костромской ТЭЦ-2 Леонида Павловича Постникова могут расширить наши представления о том, с чем сталкивалась команда Смирнова.

«В марте 1974 года, — рассказывал Постников, — я приехал в Кострому главным инженером ТЭЦ-2 монтировать оборудование и пускать станцию. Главный корпус представлял собой каркас. Узнал, что оборудование пришло практически все. Предстояло построить  фундаменты, поставить на него котлы и турбины, а самое главное — закрыть станцию за лето, чтоб к зиме она  находилась под крышей. Конкретный разговор с Павлом Ивановичем Смирновым настроил меня оптимистически. У него все было спланировано: задачи, очередность действий, необходимое количество техники и специалистов для выполнения каждой задачи. 

Строили в Советском Союзе много. Как только заканчивались работы на одних станциях, начиналось строительство других, и все специалисты переезжали. Так что в Костроме уже были и монтажники, и электрики. Павел Иванович заранее подготовил жилье для иногородних строителей. Первый камень станции он заложил только после того, как на Кинешемском шоссе выросли жилой дом и общежитие для приезжих специалистов.

Пришла помощь и с ГРЭС. Специалисты приезжали на строительную площадку ТЭЦ-2 своим транспортом из Волгореченска и в конце рабочего дня возвращались обратно. В самый пик строительства на станции работало около пятисот человек.

С наступлением тепла начали закладывать фундаменты под турбины и котлы. Каждый день шли заседания штаба стройки.  Монтажники торопили строителей и придирались к их работе жутко. Потому что понимали: малейший перекос фундамента — и оборудование не будет работать так, как надо. Строители, в свою очередь, жаловались на монтажников. Утрясал все вопросы и споры начальник штаба Павел Иванович Смирнов — вся координация работ легла на него.

Еще до моего приезда здесь началось то, что я называю подбором кадров. Павел Иванович начал собирать выпускников Костромского энергетического техникума. В то время для выпускников ВУЗов и техникумов обязательной была отработка в тех местах, куда пошлют по распределению. Вот и разбросало костромских молодых специалистов по всей стране. Но когда они узнали, что в Костроме идет большая стройка, тут же начали заваливать Смирнова письмами. К моему приезду у него уже набралась солидная папка: около пятидесяти заявлений о приеме на работу. Павел Иванович положил эту папку передо мной и сказал: «Выбирай, кого тебе надо. Я начал вызывать нужных специалистов со всего Советского Союза. В первую очередь, начальников цехов и их заместителей, чтобы они работали в паре. А потом перед ними положил по папке с письмами-заявлениями: предложил подбирать  персонал для цехов. И начальники цехов искали себе мастеров, тех, кого знали, с кем работали, на кого надеялись.

Начали просматриваться контуры станции: котлотурбинный цех, топливно-транспортный, электрический, цех теплоизмерений и автоматики, химический. После того, как смонтировали оборудование, начинались пусковые операции. Береговая насосная — подземная, глубокая, которая, по проекту, должна была подать  воду с Волги для пуска, не была готова. Слишком затратным оказалось это дело и по времени, и по труду, и по материалам. Было ясно, что с подземной насосной к сроку, назначенному министром энергетики не успеть. Министерство энергетики СССР ждало от Смирнова рапорт о пуске станции (первого блока) до 1 января 1975 года.

Пришлось спроектировать и выполнить металлический понтон, установить на него насосы, которые взяли воду и пригнали на станцию. Началась работа схем водоочистки, которая должна была подготовить обессоленную воду. Это строители делали не по проекту, а по опыту Костромской ГРЭС — выполнили водоочистку «цепочками» — блоками для подготовки воды.

Ночью 31 декабря 1974 года турбина уже крутилась, она благополучно вышла на запланированное количество оборотов. Осталось только синхронизировать ее работу с работой тех же систем ГРЭС и ТЭЦ-1 — «войти в кольцо». Но синхронизация не получалась. Наладчики по пуску были все в поту, они крутились почти с той же скоростью, что и турбина, но не могли ничего сделать. Павел Иванович ходил рядом, волновался: время-то идет, в Москве ждут рапорта о пуске станции, в домах новогодние столы накрыты — жены и дети ждут. Начальник пуско-наладки Аркаша стал героем стихотворения, которое Павел Иванович написал именно в тот момент: «Аркаша, Аркаша, надежда ты наша, загублен тобой Новый год!» То ли стихи так подействовали, то ли еще что, но  без пяти минут двенадцать ТЭЦ-2 вошла в систему».

В 1974 году приняла отдыхающих еще одна костромская база отдыха — турбаза «Текстильщик»

В 1974 году в Костроме открылось троллейбусное движение

10 января 1974 года люди, собравшиеся на улицах Костромы, встречали первый троллейбус. Шумно радовались, кричали «Ура!». Вот что пишет в своей книге «Нулевой цикл» Борис Константинович Коробов: «Я, в то время главный инженер городского коммунального хозяйства, заканчивал строительство троллейбусного депо и всех тяговых подстанций, занимался монтажом контактной сети, установкой опор, открывал все троллейбусные маршруты. Первый маршрут — «Троллейбусное депо — Железнодорожный вокзал». Все проходило очень торжественно, народу собралось, как на праздничной  демонстрации, движение по проспекту Мира перекрыли. День был январский, морозный — минус 27 градусов. Все окоченели, пока шел торжественный митинг, и ждали, когда закончатся речи, чтобы броситься в салон троллейбуса и погреться. Потом все рванули в него, сели, а там, оказывается, подогрева еще не было. Но нас в салон набилось много, надышали и согрелись. Люди встречали первый троллейбус, как космический корабль. Идея пустить в Костроме троллейбус принадлежала тогдашнему председателю исполкома городского Совета Костромы Виталию Федотовичу Широкову.

По плану троллейбус в Костроме должен был пущен в 1980 году. Но Виталий Федотович успел раньше. Мне пришлось, а вернее сказать, посчастливилось участвовать в практическом решении  идеи Широкова — в строительстве троллейбусного депо и пуске всех троллейбусных маршрутов. Главная трудность, с которой я тогда встретился, — нехватка материалов. Приходилось бегать по предприятиям и просить то, что у них есть на складах лишнего: кабели, трубы, «уголок» и прочее. Но предприятия не хотели расставаться ни с чем.

Чтобы сегодня было понятно, почему мы имели право брать материалы на предприятиях, хочу напомнить, что до приватизации и возникновения акционерных обществ, все предприятия были государственной социалистической собственностью. А значит, излишками материальных ресурсов надо было делиться. Но кто ж хотел добровольно делиться? Никто. И вот тогда мы с Александром Николаевичем  Козловым, директором строящегося троллейбусного управления, стали тайком проникать на предприятия, буквально лазать через заборы к складам и площадкам, где хранились материальные ресурсы. Находили, что нам нужно — металл, трубы для опор, кабель — а потом директора этого предприятия приглашали в штаб строительства и спрашивали по всей строгости за то, что он скрыл излишки. Так вот и получали материалы».

В 1975 году открыт Дворец культуры и техники текстильщиков

Он долго будет служить костромичам под этим названием. Со временем название упростят до ДК «Текстильщик», потом и вовсе переименуют в ДК «Губернский». Но задачу свою этот дворец будет выполнять все последующие годы: нести культуру в массы. Все крупные праздничные мероприятия проходят здесь, все концерты самых востребованных артистов эстрады — здесь, помещения для репетиционных классов костромских вокальных, хоровых и танцевальных коллективов — тоже здесь.

В 1975 году на заводе «Мотордеталь» введен в эксплуатацию второй пусковой комплекс и отлита первая гильза для КАМАЗа

Второй пусковой комплекс включил в себя литейный цех гильз мощностью 45 тысяч тонн чугунного литья в год, энергоблок с градирней, дополнительный трансформатор на подстанции, сети водопровода и канализации, автодороги, железнодорожные пути. 27 ноября 1975 года была произведена первая плавка чугуна и отлита первая гильза КамАЗ-740. 

Первая отливка поршня ЗМЗ-53 была получена 25 ноября 1975 года. Были закончены монтажные pa6oты на автоматических линиях по производству поршневых пальцев ЗМЗ-21 и обработана в наладочном режиме первая тысяча пальцев. В литейном цехе гильз смонтировали уникальную по тем временам автоматическую линию по производству гильз ГАЗ-66 производительностью 1 миллион 250 тысяч штук в год.

 

В 1976 году открылась областная станция юных натуралистов

В 1976 году создан Костромской клуб авторской песни, которому в 1987 году присвоено звание народного коллектива

В 1976 году город Самоков (Болгария) стал побратимом Костромы

В 1976 году, 8 июля, в Костроме состоялся первый слет выпускников средних школ

В нем приняли участие 1200 юношей и девушек, в основном, из российских нечерноземных областей. Приветствие участникам слета направил Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Родилось новое движение: «С аттестатом зрелости, с комсомольской путевкой — на вторую целину, в родное Нечерноземье!». Родиной его стала костромская земля. Забегая вперед, надо сказать, что такие слеты  проводились ежегодно, вплоть до 1990 года. Но, правды ради, следует добавить, что в деревнях задерживались лишь единицы. Удержать юных доярок не могли даже высокие зарплаты (выше, чем у передовых ткачих): отсутствие инфраструктуры не устраивало молодежь.

В 1976 году, по итогам Всероссийского социалистического соревнования за 1975 год, Кострома получила переходящее Красное Знамя Совета министров РСФСР и ВЦСПС

В 1976 году в Костроме построен областной Дом природы

Он представлял собой двухэтажное здание.  На первом этаже — экспонаты и документы, а на втором — центр обучения и переподготовки экологов. Там учили, в частности тому, как правильно утилизировать отходы.

С 70-х годов прошлого века и до 80-х в Костроме шло строительство с микрорайонов: Якиманиха, Давыдовский-1, Давыдовский-2, Паново, Юбилейный, Черноречье

Прокладывали в среднем по 50 километров водопроводных и канализационных сетей в год. Основатель Костромы Юрий Долгорукий не мог предвидеть, сколько мучений испытают здесь строители водопроводов и канализационных коллекторов.

Микрорайон Якиманиха стоит на торфяном болоте. Прежде чем это болото застраивать, там сначала проложили ливневый коллектор, потом к нему подвели дренажи, а уж после всего этого начали прокладывать остальные коммуникации.

— Я только начинал мастером в управлении строительных работ, — вспоминает Виктор Павлович Иванов. — Пошел однажды к главному инженеру управления Юрию Дмитриевичу Погорелову в бытовку и провалился по грудь. Дело зимой было, мороз стоял больше тридцати градусов, но торфяное болото не замерзало. Вся водопонижающая техника механика Александра Тараканова работала там лет пять. Можно было ничего не строить на этом гиблом месте. Но искать место еще дальше от центра, чем Якиманиха, было нельзя: возникла бы проблема с транспортом, да еще и канализацию потребовалось бы туда дотянуть. А это снова огромные деньги. Строили  на свайных фундаментах.

«Микрорайон Давыдовский закладывали в 1975 году, — вспоминал мэр Костромы Борис Коробов. — И пока там строители возводили первые три пятиэтажных дома, «кроты» закладывали сети по всему району: теплотрассу к ТЭЦ-2, коллекторы, телефонную канализацию из 16 телефонных «ниток». Какие моря пота были пролиты в районе Черной речки! А сколько мучились с установкой дренажных насосных станций! Одна из них, в районе улицы Депутатской зависала, т.е. не шла вниз. Пришлось ее опускать силой, догружать. Другая, что в районе полей фильтрации Коркинских очистных сооружений, напротив, не останавливаясь, шла и шла вниз. Пришлось срочно привозить сваебойку, забить сваи с обеих сторон станции, стальную балку опереть на эти сваи и подвесить станцию к этой балке. Только тогда она остановилась. Потом месяца два устраивали в ней днище, плывун не давал это делать. Когда все устроили, посмотрели снаружи: такая безобидная, маленькая будочка из-под земли выглядывает, и не подумаешь, что она могла причинить столько хлопот».

Заслуженный строитель РФ Юрий Федорович Цикунов вспоминал: «Характерной особенностью микрорайона Паново было то, что этот микрорайон строился параллельно с заводом «Мотордеталь», как поселок для работников этого завода. И когда строительство вышло далеко за рамки небольшого поселка, возникла определенная проблема с водоснабжением. С этой проблемой справились путем реконструкции и расширения Димитровского водозабора: дополнительно была построена станция «Южная», построены дополнительные резервуары, протянут дюкер через Волгу. А заодно был проведен водопровод большого диаметра  в строящийся поселок Давыдовский.

В 1977 году город Кострома был награжден орденом Октябрьской революции.

Как вспоминает Владимир Александрович Неймарк, бывший в то время первым секретарем Межевского райкома КПСС, на торжественном собрании, посвященном награждению города Костромы орденом Октябрьской революции, присутствовал Председатель президиума Верховного совета СССР Алексей Николаевич Косыгин. «После торжественного собрания, — рассказывает Неймарк, — Косыгин пригласил всех секретарей обкома, горкомов и райкомов партии в Малый зал заседаний Костромского обкома партии. Косыгин беседовал с нами о хозяйственных делах. Хвалил костромские льнокомбинаты имени Ленина и имени Зворыкина, где предварительно побывал. Очень настоятельно советовал всерьез заниматься выращиванием и переработкой льна. Говорил, что лен — уникальная культура, которая, при хорошем качестве обработки, принесет большую выгоду, всегда будет востребована как в СССР, так и за рубежом. Мне Алексей Николаевич понравился: он был прост и обаятелен, говорил по делу, интересно, напористо, но абсолютно без командных интонаций».   

В 1978 году в новом Доме печати на площади Конституции разместились редакции областных газет «Северная правда» и «Молодой ленинец», а также областная журналистская организация.

В 1978 году в Костроме образовано общество «СССР — Финляндия»

В 1978 году Кострому посетили представители партийной организации Петрковского воеводского комитета ПОРП. Польский город Петрков-Трибунальский стал побратимом Костромы

В 1978 году на левом берегу Волги построен гостиничный комплекс «Волга»

За разработку проекта этого комплекса (комплекс напоминает большой белый многопалубный корабль), группа архитекторов во главе с Рудольфом Алексеевичем Никитиным была удостоена звания лауреатов премии Совета министров СССР.

В 1979 году в селе Саметь состоялось торжественное открытие бронзового бюста дважды Героя Социалистического Труда, прославленного председателя колхоза «12-й Октябрь» Прасковьи Андреевны Малининой

Легендарная женщина. Среди многих и многих костромичей, только она народным голосованием названа человеком столетия.

В 1979 году в Костроме построен девятиэтажный Дом быта на проспекте Мира

В 1979 году в Костроме введена в эксплуатацию междугородняя телефонная станция

В 1979 году сгорело здание Костромской государственной филармонии

Вот что об этом рассказывала солистка филармонии Татьяна Борисовна Бахова: «В марте 1979 года мы вместе с солистом-вокалистом Владимиром Кузнецовым и лектором-музыковедом Аллой Валентиновной Москвиной возвращались из поездки в Сусанино и Буй. Подъехали к филармонии. Уже темнело. Стоял дым, пахло гарью. На улице было много народу: в основном, остановившиеся прохожие, пожарные. Отдельно от всех кучкой стояли работники филармонии. Мы сначала не поняли, где горит и что вообще происходит. Нам объяснили, что сгорело здание филармонии.

Пожар был почти потушен. Мы подошли к своим коллегам, которые стояли, оцепенев. Все мы были в шоке и почти не разговаривали. Пожарные машины, асфальт, выброшенная мебель — все вокруг было залито водой. По этой воде ходила Татьяна Павловна Иванова, наш директор, ни жива, ни мертва, бледная, не похожая сама на себя. Никто не знал, что теперь с нами будет. Но больше всех мы жалели Татьяну Павловну, для которой филармония была ее жизнью. Потом мы все приходили на разбор завалов и Татьяна Павловна вместе с нами. В рабочих халатах поверх пальто и рукавицах. Приходили после репетиций, в выходные».

А вот что вспоминает о пожаре в филармонии солист-вокалист, заслуженный артист РФ Владимир Алексеевич Кузнецов: «Здание Костромской филармонии пострадало очень сильно, а зал выгорел полностью. Сразу после пожара нам казалось, что вместе со зданием сгорели все наши планы и надежды. Особенно переживала Татьяна Павловна Иванова. Не за свое директорское место, а за всех нас, за то, что государству причинен большой ущерб. Она была советским человеком в самом лучшем понимании этого слова: боялась государственную копейку потратить напрасно, а тут — такой ущерб! Во всем винила себя, хотя никто никогда не предъявлял ей обвинений в том, что пожар возник. Но она так решила. И вскоре начала передавать дела».

В 1980 году в  Костроме продолжается строительство насущно необходимых населению объектов десятой пятилетки. Началось создание крупного овощеводческого совхоза «Волжский»

Идея создать для города свое подсобное хозяйство родилась в администрации Костромы. Первому директору совхоза «Волжский» Валерию Юрьевичу Скоробогатову пришлось заниматься строительством, в основном. Позже поселок «Волжский»  территориально присоединился к городу.

В 1980 году пущен Костромской комбинат молочных продуктов

С этого года в основном была решена проблема обеспечения города молочными продуктами и сливочным маслом.

В 1980 году на Костромской ГРЭС заработал крупнейший в мире турбогенератор мощностью 1 миллион 200 тысяч киловатт.

С этого момента Костромская область стала не только потреблять электроэнергию, но и обеспечивать ею другие регионы. А через год коллектив Костромской ГРЭС был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В 1981 году принял пациентов новый пятиэтажный лечебный корпус областной больницы, вместивший несколько отделений, в том числе кардиологическое и реанимационное. Открыто отделение сосудистой хирургии.

В 1981 году в Костромском театре кукол, открывшемся после реконструкции, состоялось первое представление

В 1981 году принял первых отдыхающих санаторий-курорт «Волга»

Здравница широкого профиля, с бассейном для плавания. Она начала строиться в 1980 году. И вот, практически за год, на берегу Волги, близ дома отдыха «Тихий уголок», выросли современные корпуса нового костромского санатория-курорта.

В 1981 году костромская станция скорой медицинской помощи переехала в новое трехэтажное здание на улице Никитской

В 1982 году Костромской технологический институт награжден орденом Трудового Красного знамени

Об этом свидетельствует приказ «За заслуги в подготовке специалистов и развитие научных исследований», подписанный тогдашним первым секретарем ЦК КПСС Леонидом Ильичем Брежневым 19 августа 1982 года.

В 1982 году введен в строй совхоз «Высоковский»

Официальной датой рождения предприятия считается 20 января 1982 года, когда «Высоковский» был сдан в эксплуатацию. С «Высоковским» сотрудничали известные российские ученые: профессор Всесоюзного научно-исследовательского института овощного хозяйства Стефания Ващенко, ученый-селекционер, автор сорта томатов «Красная стрела» Светлана Игнатова предоставили костромским овощеводам свои разработки и технологии.

Поначалу тепличный комплекс располагался на шести гектарах, а потом стал прирастать новыми теплицами. В 1985 году здесь запустили собственный цех переработки продукции. В 1986 году  хозяйство раскинулось на двенадцати гектарах, а в 1990-м теплицы занимали уже восемнадцать гектаров. К этому времени в «Высоковском» уже выращивали не только овощи, но и цветы. Пробовали выращивать арбузы. А урожаи томатов доходили до двадцати семи килограммов с одного квадратного метра теплиц. Трудно поверить, что на этом месте стояло болото.

О том, как болото превратилось в тепличный комбинат, рассказал Виктор Павлович Иванов, работавший в то время старшим прорабом треста «Спецстроймеханизация»: «Если бы не председатель Костромского облисполкома Виталий Федотович Широков, то у нас в области сегодня не было бы тепличного комбината в Высокове. Чтобы засыпать болото, понадобилось привезти 400 тысяч кубометров грунта, а может и больше. Одной организации это не под силу. В Костроме в то время были десятки различных строительных управлений, но все они принадлежали разным ведомствам. И вот для того, чтобы всех объединить в один мощный стройотряд и бросить на решение задачи областного масштаба, Широков придумал областные учения по гражданской обороне. Учения эти он объявил обязательными для всех организаций, где работали строители, и имелся грузовой транспорт и экскаваторы. Наш трест практически являлся в ту пору штабом «Гражданской обороны», то есть штабом работ по засыпке болота под тепличник. К нам стекалось все: специалисты, техника, средства. Для всех, кто участвовал в «учениях» мы организовывали бесплатный транспорт для доставки к месту «учений», бесплатную заправку техники, кормили завтраком, обедом, ужином и официально платили зарплату. Все областное начальство знало, что фактически вместо учений по гражданской обороне, объявленных Широковым, в Высокове народ работает на засыпке болота в две смены, с темна до темна. А первый секретарь обкома партии Юрий Николаевич Баландин сам неоднократно приезжал на место «учений». Каждый день шестнадцать грузовиков, пятнадцать бульдозеров, десять экскаваторов возили, рыли, трамбовали грунт.

Через месяц нулевой цикл — отсыпку — закончили. Строители и техника разъехались по своим организациям. Только Широков остался здесь. Вместо болота появился ровный участок. И Виталий Федотович организовал здесь так называемую «народную» стройку самого тепличного комбината, в которой опять-таки стали участвовать почти все заводы, фабрики и организации. Таким образом, была построена и Шуваловская свинофабрика и Коркинские очистные сооружения и еще много чего хорошего и нужного».

В 1983 году началось восстановление Костромской государственной филармонии

— Владимир Иванович Васильковский, назначенный директором филармонии после пожара, — вспоминает Лариса Константиновна Савельева, — был в дружеских отношениях с моим мужем Савельевым Валерием Дмитриевичем, работавшим в то время директором костромского экскаваторного завода «Рабочий металлист». Поэтому я не удивилась, когда он пришел к нам в гости со своей женой Танечкой. Но то, что было после дружеского обеда, стало неожиданностью. Васильковский сказал, что набирает штат и хотел бы видеть меня в своей команде. Я к этому времени уже двенадцать лет отработала старшим инженером строительного отдела управления сельского хозяйства Костромской области. «Давайте-ка, — сказал он мне, — собирайтесь: здание филармонии будем заново отстраивать. Будете моим заместителем по хозяйственной части». Так в октябре 1983 года я оказалась на работе в филармонии. И до октября 1986-го, когда филармония открылась, я не знала покоя ни днем, ни ночью.

Первый рабочий день помню хорошо. Здание филармонии горело сверху, но разруха была полная. Все было затоплено. В подвале, там, где была котельная, работали военнослужащие. Владимир Иванович попросил меня спуститься туда и посмотреть, что они там делают. Я была в белом плаще и туфлях на высоких каблуках. А как еще женщина в первый день может прийти на работу? Васильковский ничего не сказал по поводу моего наряда, но решил спуститься вместе со мной.

Военнослужащих мы еле разглядели: такая густая стояла пыль в бывшей котельной. Ломами и лопатами они демонтировали старое оборудование. Надо было восстанавливать канализацию и теплоснабжение прежде всего: впереди была зима. Солдатики все убирали, вначале из подвала, потом — везде по зданию. Чуть ли не полгода вывозили все. Мы тоже работали по расчистке завалов. Про каблуки и белый плащ я забыла на второй день.

То, что мы смогли поднять филармонию из руин — это  заслуга многих людей и прежде всего куратора стройки Виталия Федотовича Широкова, тогдашнего заместителя председателя Костромского облисполкома. Если бы кто-то другой за это дело взялся — ничего бы не вышло. Владимиру Ивановичу Васильковскому пришлось ему соответствовать: работать, не считаясь со временем и довольно жесткими методами.

Признаюсь, мне было тяжело, я несколько раз пожалела, что согласилась на его предложение. Это ведь собачья должность у меня была: достать, договориться, привезти. И все надо в сжатые сроки, и все — ровно такого качества и из таких материалов, как Владимир Иванович задумал. Он не давал мне продохнуть от работы ни дня. Не подписал мне заявление на увольнение. Порвал и сказал, что завтра я передумаю, и спасибо ему скажу за то, что не отпустил. Так оно и было. Я втянулась в эту гонку «достать, привезти, рассчитать и не ошибиться».

Однажды я пришла к нему и пожаловалась, что нигде не могу достать нужный электрический кабель. В то время с материалами было очень плохо. И вот он сам, на какой-то старой машине, поехал в какую-то строительную воинскую часть. У него была выдающаяся способность договариваться даже с незнакомыми людьми. Нашел там кабель и сам его сматывал.

Мы задумали, что у филармонии будет единый ансамбль отделки и меблировки времен Санкт-Петербурга Екатерининской эпохи. Кресла  в стиле той эпохи, люстры, двери, ведущие в зрительный зал. И я этот замысел претворяла в жизнь. Думала: когда же это все кончится, когда же я отдохну? А вот сейчас не работаю, отдыхаю — и вспоминаю то время, как лучшее в своей жизни».

В 1983 году Костромской государственный драматический театр имени А.Н. Островского, один из старейших в России, отпраздновавший свое 175-летие, награжден орденом Трудового Красного Знамени

В 1983 году открыто движение электропоездов по маршруту Кострома — Ярославль

В 1983 году в Костроме прошел театральный фестиваль, посвященный 160-летию со дня рождения выдающегося драматурга А.Н. Островского

В 1983 году начал работать новый лечебный комплекс — Центральная районная больница и поликлиника Костромского района

Поликлиника и стационар, в котором  было восемь отделений: реанимационное,  хирургическое, гинекологическое, детское, терапевтическое, неврологическое, инфекционное, проктологическое.

В 1984 году на проспекте Мира открыт новый Костромской цирк

Интересный момент в истории возникновения цирка в Костроме отметил в своих воспоминаниях костромской мэр Борис Константинович Коробов: «Необходимость строительства цирка в Костроме обосновал тогдашний заместитель председателя Костромского горисполкома Александр Иванович Голубков. И всех в Москве убедил, что именно в провинциальной, маленькой Костроме должен быть построен такой цирк, каких во всей России до тех пор существовал всего один — в Москве. Написанные им обоснования строительства того или иного объекта вообще могли бы войти в историю. Тогда костромского землячества в Москве не было, как организации. Но Голубков знал лично всех костромичей, которые там занимают какие-то посты в ЦК, в Совете министров. Он был вхож во многие высокие кабинеты Госпланов России и Советского Союза. Причем, вхож запросто, душевно, на уровне теплых человеческих контактов».

А вот о том, как шло само строительство цирка, рассказал Вячеслав Готлибович Рейх: «Во время строительства цирка я работал секретарем партбюро завода имени 17-го партсъезда. Нашему предприятию было дано персональное задание: забетонировать подвал цирка — нижнего цокольного подвального помещения. Надо было самим купить бетон, выделить рабочих из заводских цехов и провести собственно бетонирование. Раньше так было принято: большие стройки объявлялись народными, и в них участвовал весь город.

Начальник штаба стройки (в данном случае им был Виталий Федотович Широков, который, насколько я помню, отвечал перед обкомом партии за все, что строилось в нашей области), приглашал директоров  костромских предприятий к себе, раскладывал перед ними план будущего сооружения, показывал каждому определенное место на этом плане и говорил: «Вот ваш объект». И все работали.

 В связи с тем, что в  строительстве цирка принял участие весь город, произошла большая экономия средств на общестроительных работах. Все эти средства пошли на отделку и оснащение, что позволило улучшить цирк как снаружи, так и изнутри. Были заказаны специальные люстры, бра, вестибюль внутри отделывали гораздо богаче и современней, чем было предусмотрено проектом. У нас вообще цирк особенный получился: своеобразный купол — целиковый, без поддержки, весь цирк легкий, воздушный, открытый, ничем не задавленный».

В 1984 году Государственный архив Костромской области разместился в новом десятиэтажном здании на улице «Северной правды»

В 1984 году пронесся ураган над Лунево

9 июня 1984 года, в 15 часов 15 минут, как рассказала своим читателям газета «Комсомольская правда», над областями Ивановской (в 15 часов 15 минут) и Костромской (в 17 часов), пронесся печально знаменитый смерч. Он вошел в историю под именем «Ивановское чудовище», потому что самые большие разрушения он принес городу Иваново и населенным пунктам Юрьевецкого, Лухского и Фурмановского районов этой области. В Костромской области сильно пострадала турбаза «Лунево».

На турбазе был обычный субботний день. К вечеру подул небольшой ветерок и немного похолодало. Кто-то из отдыхающих даже обрадовался прохладе. А через некоторое время наступила полная тишина. Около семнадцати часов небо закрыла огромная темно-синяя туча, потом пошел ливень, сменившийся градом. По свидетельству очевидцев, диаметр некоторых градин достигал трех сантиметров. Вслед за этим появилось черное облако с воронкообразным выступом, который, раскачиваясь из стороны в сторону, опускался все ниже. Почти коснувшись земли, воронка стала быстро расширяться и всасывать в себя все, что попадалось на ее пути. Падали вывороченные из земли деревья, рушились, поднимались и уносились куда-то щитовые домики. Бетонные и большие кирпичные строения устояли, но с них смерч срывал крыши, выбивал стекла. Какой была сила смерча можно судить хотя бы по тому, что наполненная водой сорокатонная цистерна, находившаяся на вершине водонапорной башни, была перенесена на другой конец территории — метров за четыреста от башни. В пионерском лагере имени Ю.А. Гагарина были повреждены практически все корпуса. Информация о погибших и пропавших без вести в местной печати отсутствовала. Но по тому, что в течение нескольких лет после случившегося, 9 июня на турбазу приезжали люди и опускали в Волгу венки, можно заключить, что погибшие были.

Тридцать лет спустя, в сентябре 2014 года, свидетель этих событий Николай Владимирович Щеваев, работавший в то время в Костромском областном комитете КПСС заведующим отделом строительства, достал свою давнюю записную книжку. И рассказал вот что: «9 июня 1984 года, в выходной день, ответственным дежурным был я. Кроме меня в здании обкома находился только один человек — Римма, секретарь первого секретаря обкома партии. В мои обязанности входило фиксировать все звонки, поступившие в обком, и, если что случится, действовать соответственно обстановке. Дежурство мое подходило к концу, я планировал вечером съездить в сад.  Звонок из УВД изменил мои планы. В моей записной книжке звонок записан по времени его поступления: 17 часов 25 минут: стихийное бедствие в Лунево. Ураганом перевернуло щитовые домики. На место происшествия выехала группа военнослужащих внутренних войск.

Я тут же проинформировал об этом первого секретаря Костромского обкома КПСС Юрия Николаевича Баландина. Спросил у него, что мне делать, может быть, выехать в Лунево? Он ответил, что лучше оставаться на месте, быть связующим звеном между  всеми, кто вступит в борьбу с последствиями стихийного бедствия, и информировать его обо всем. В то время с Лунево никакой связи не было. В Костроме о случившемся в Лунево первоначально  узнали от дежурного, который находился в совхозе «Чернопенский». Потом к событиям подключилась связь, которая была у речников, затем — рация внутренних войск.

У меня сохранилась та записная книжка, где в хронологической последовательности я записывал все звонки, поступившие мне, как дежурному по обкому КПСС, и все дальнейшие действия по ликвидации последствий смерча.

17.50. Позвонил Анатолий Яковлевич Кроль, главный инженер «Костромаэнерго»: большое отключение на Костромской ГРЭС — три линии электропередач повреждены. Остановились 1-й,2-й,3-й блоки, остаются работать 4-й,5-й,6-й блоки.

18.50. Диспетчер пожарной охраны Иванов: майор Беляев сообщил из Лунево, что там много жертв, просит прислать машину скорой помощи или какой-то другой транспорт на костромской причал, куда подойдет катер из Лунево.

18.50. Включается начальник училища химзащиты генерал Евгений Яковлевич Лебедев, который сообщает, что на место происшествия направлены два автобуса с десантниками и два врача. Собираем еще десять врачей.

19.00. УВД сообщает, что из Сухоногово просят машины.

19.03. Бригада врачей и среднего медперсонала выехала в Лунево. Диспетчер управления связи выехал в Лунево. Установлена связь.

19.04. Диспетчер УВД сообщает, что нужен транспорт. Связываемся с заместителем начальника транспортного управления Владимиром Михайловичем Дубровским.

19.09. Генерал Лебедев сообщает, что в Лунево направлены дополнительно 50 военнослужащих, санитарная машина и хирург, а для пострадавших подготовлены 15 коек в госпитале.

19.15. Дежурный по УВД сообщает, что в Лунево уже обнаружено семь трупов и более тридцати раненых. В больницу Волгореченска доставлено четверо раненых.

19.20.  Дежурный Костромского речного порта сообщает, что на прибывшем катере — один труп. Через минуту вновь включается генерал Лебедев, который сообщает, что к причалу направлены две санитарные машины и старшая медсестра.

19.25. Диспетчер ЦДС (центральная диспетчерская служба): к причалу отправлено пять автобусов для эвакуируемых из Лунево.

19.30. Дежурный УВД: в деревне Капустино Нерехтского района по бревну разметало два дома, в одном из которых проживали старик со старушкой. Старушка — насмерть, старик жив, но ранен. В деревне Бартенево пострадало шесть домов.

19.37. Заведующий областным отделом здравоохранения Михаил Иванович Таланов: с парохода сняты 15 пострадавших, из них «носилочных» — 12 и один труп.

19.45. Дежурный УВД сообщает, что первый секретарь обкома партии Баландин распорядился разместить 800 эвакуированных.

19.46. Звонок от Баландина: количество эвакуируемых меньше — 640 человек. Нужны 20 автобусов: 5 — для детей, 15 — для взрослых. Автобусы тут же были поданы.

20.09. Юрий Николаевич Баландин: Начинайте принимать людей.

Тут уже в размещение включился председатель областного комитета профсоюзов Станислав Феликсович Милевский со своим арсеналом санаториев-профилакториев.

Генерал Лебедев направил в район бедствия 150 курсантов химучилища для разборки завалов с рацией и двуручными пилами. Но пилы не помогали, потому что ураган был такой силы, что поднятой в воздух землей так плотно забило кору деревьев, что пилы их не брали.

Надо сказать, что наши команды выполнялись беспрекословно. Начались звонки поминутно: докладывали по размещению эвакуированных. Из областного Совета  профсоюзов сообщили о предпринимаемых действиях по подготовке мест. Профилакторий «Связист»  предоставлял 40 мест, пединститут — 50 мест. Я  заходил в каждый автобус, разговаривал с людьми. Иногородние отдыхающие, в основном-то они были из районов области, говорили, что хотят остаться отдыхать в Костроме и дальше. Был заезд  москвичей. Их эвакуация, связанная с отъездом по железной дороге, представляла некоторые трудности: все билеты на поезд Кострома-Москва были уже проданы. Проблему с отъездом  решили, прицепив дополнительный вагон на Москву. Тех, кто не хотел уезжать — разместили в Костроме.

Пришло сообщение с ГРЭС: свалено и сломано три бетонных опоры, повреждено 36 километров линий электропередач по направлению от Костромы на Иваново, на Ярославль, на Москву, на Владимир.

В 21 час 49 минут мы информировали управление делами ЦК КПСС (Москва) о наших действиях. В том числе о пострадавших, о размещении эвакуированных с места стихийного бедствия. Вторая городская больница — один человек в тяжелом состоянии. И первая городская больница — двенадцать человек, в том числе — пятеро детей.

22 часа: на вокзал уехало 53 человека. И здесь уже сведения о том, сколько размещено: санаторий «Колос» — 43 человека, «Сосновый бор» — 138 человек, профилакторий Костромского педагогического института — 54 человека. Профилактории предприятий Костромы очень много эвакуированных разместили: «Фанплит» — 47 человек, «Связист» — 31, «Строитель» — 112 человек, «Строммашина» — 40 человек, профилакторий льнокомбината имени Ленина — 50 человек. Всего — 515 человек. Погибших (по сообщениям) — 17 человек.

В 1985 году в Костроме, на улице Симановского состоялось торжественное открытие выставочного зала и Шестой зональной выставки «Художники Нечерноземья»

В 1985 году построена набережная реки Волги

Вот что рассказывает об этом событии Юрий Викторович Кочетов: «Я был начальником первого участка шестого мостоотряда во время строительства в Костроме набережной реки Волги. Борис Константинович Коробов, будучи главным инженером горкомхоза, курировал это строительство. Коробов очень серьезно ко всему относился. На первую сваю приехал. И потом бывал тут часто:  надевал рукавицы, рабочий халат и работал. Он заметил наши ошибки в строительстве каркаса и посоветовал усилить арматуру. Что мы и сделали, добавив металлических стержней. Строили мы набережную больше пяти лет: денег постоянно не хватало. Поэтому строили урывками.

Строительство пошло от моста, вниз по Волге, с заворотом на Черную речку. Набережная — это не только та красота, которую мы видим сверху. Это — огромное и очень сложное техническое сооружение, задача которого — защита берега от размыва, то есть, от эрозии. Здесь семь мостов и четыре путепровода. И обратный фильтр.

Обратный фильтр — самое ценное в таких гидрологических сооружениях. Он состоит из многих слоев: котлован сначала засыпали крупнозернистым речным песком, потом мелким гравием, затем положили крупный гравий, потом — камни диаметром 150—200 миллиметров, а сверху — поочередно: крупный щебень, мелкий щебень, песок.

Я до сих пор горжусь тем, что мы сделали эту набережную с таким хорошим качеством. Приезжал первый секретарь обкома Ярославского в Кострому, так он сказал, что в Ярославле набережная хуже: там у них плиты провалились, все размыло-вымыло. Видимо, обратный фильтр не был сделан так, как надо».

В 1985 году в новое здание переехал Костромской дом ребенка 

«Дом ребенка построили на улице Боровой, — вспоминал бывший в то время заместителем главы города Костромы Игорь Витальевич Солоников, — одновременно прошла и реконструкция всей улицы. В результате Боровая по благоустройству стала одной из самых благоустроенных в городе, а Дом ребенка стал одним из самых современных на то время. Большой, на несколько групп,  укомплектованный необходимым оборудованием. Этот Дом мы, помнится, показывали всем гостям города».  

В 1985 году введен в эксплуатацию мост через реку Кострома

Вот что вспоминал начальник Первого участка мостоотряда № 6  Юрий Викторович Кочетов: «Проблемы с этим мостом были большие, хотя он в два раза меньше, чем мост через Волгу. Он пересекает реку Кострому на вираже от обувной фабрики. Река — в топляке. Намучились мы там сваи забивать. У этого моста и армирование конструкций другое. Деформационных швов всего три. Зазор между пролетами имеет подвижность и в то же время не пропускает влагу, а стало быть, не ржавеет. Со стороны улицы Островского пришлось мост поднимать: чтобы суда могли проходить. Я много мостов в своей жизни построил. Могу сказать, что мост через реку Кострому — один из самых интересных».

А вот что к этому рассказу добавляет Борис Константинович Коробов: «В строительстве этого моста я принимал непосредственное участие, будучи начальником управления коммунального хозяйства города Костромы. Как я сейчас понимаю, это была очень хорошая школа пунктуальности и технологичности, но крутиться мне приходилось буквально как белке в колесе. Все, кому хоть раз в жизни доводилось работать одновременно с заказчиком и исполнителем на крупном объекте, меня поймут. Ведь вместе со строительством мостов надо было строить подходы к этим мостам, переходы, развязки, благоустраивать набережную, укреплять берега. Для проектирования всего этого в нашем городе была создана мощная группа инженеров-проектировщиков при институте «Костромагражданпроект». Возглавил эту группу Олег Иванович Смирнов. На мосту через реку Кострому он, по совету мостовиков, использовал опыт строительства моста через Волгу и применил другую конструкцию стыков, более надежную.   

При строительстве моста через реку Кострому подъездные пути вели  со стороны центральной части, с улицы Островского. А там — территории предприятий: завода имени Красина, речного порта, комбината имени Ленина. И везде зарыто полно коммуникаций, подъездные железнодорожные пути, теплотрассы, электрические и телефонные кабели. Надо всё это успеть вытащить, чтобы не повредить или засыпать на большую глубину. Надо было утрясти вопрос с переносом тяговой подстанции и сохранить вид на Ипатьевский монастырь.

И вот, чтобы сохранить инфраструктуру и не повредить архитектуре Ипатия, мы решили строить мост почти вдоль реки Костромы: подъездная дорога идет вдоль реки, потом чуть поворачивает на мост, и мост соединяет берега под углом. Можно сказать теперь, что у нас единственный в России мост вдоль реки».

В 1985 году введен в действие новый асфальтобетонный завод

Вот что об этом рассказывает Юрий Витальевич Солоников: «Асфальтобетонный завод на улице Индустриальной в Костроме был построен городом по инициативе Бориса Константиновича Коробова, бывшего в то время начальником коммунального хозяйства Костромы. Как раз в это время в городе развернулось жилищное и дорожное строительство, и свой хороший завод по производству бетона и асфальта был жизненно необходим. Ответственным за строительство  стал главный инженер городского коммунального хозяйства Валерий Вячеславович Кузнецов. Завод построили быстро и качественно: нигде в области еще не было такого оборудования, на котором можно было не просто жарить песок, а готовить настоящую асфальтобетонную смесь по немецкой технологии».

В 1985 году за романы «Семигорье» и «Годины» костромскому писателю Владимиру Григорьевичу Корнилову присуждена Государственная премия РСФСР

В 1986 году в Костроме открыт областной кардиологический диспансер

Впервые в области построен отдельный специализированный  кардиологический диспансер. С тех пор там проходят долечивание пациенты областной больницы. Получился  комплекс: от диагноза до долечивания. Раньше в структуре областной больницы было просто кардиологическое отделение.

В 1986 году в Костроме открыт филиал Всероссийского научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря

Поначалу реставраторам отвели место в трапезном помещении Богоявленского монастыря. Но через три года — в 1989 году — реставрационный центр получил отдельное помещение в центре города, в торговых Рядах.

«Музеев в регионе было много, экспонатов, которые представляли большую историческую, культурную и художественную ценность — очень много, — вспоминала художник-реставратор икон Татьяна Леонидовна Васильева, — а обслуживать эти ценности было некому. Несколько реставраторов еле успевали справляться лишь с задачами консервации экспонатов. Спасибо мэру Костромы Борису Константиновичу Коробову: он помог и с помещением, и с кадрами. Первым заведующим НРЦ стал художник и реставратор Лев Александрович Богомолов. А первыми сотрудниками центра стали выпускники художественно-графического факультета Костромского педагогического института Владимир Борисович Карпычев, Ольга Ивановна Ухличева, Александр Евгеньевич Рыбцов и я.  Стажироваться ездили в Москву, к ведущим реставраторам старейшего российского  реставрационного центра. Работы было очень много. С ног не валились только потому, что для всех нас эта работа стала любимым делом жизни».

Вторая половина 80-х — конец эпохи так называемого застоя.  После смерти Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева за короткое время пришли к руководству ЦК и ушли в мир иной Юрий Владимирович Андропов, Константин Устинович Черненко.  Генеральным секретарем ЦК КПСС стал Михаил Сергеевич Горбачев и объявил гласность и перестройку.

В 1986 году в Костроме открыт специализированный зал бокса, и в этом же году в новом зале прошел турнир памяти костромского боксера Вадима Сафронова.

К этому времени уже были широко известны имена  заслуженного тренера России Вадима Ивановича Сафронова и основателя костромской школы бокса Владимира Николаевича Захарова. Известны были и  имена боксеров: заслуженного мастера спорта международного класса Александра Крупина и мастера спорта международного класса Александра Лукача. За время перестройки бокс в Костроме стал очень популярен: к середине девяностых годов в специализированном зале бокса постоянно тренировались и выступали больше трехсот боксеров.

В 1988 году город Кострома стал побратимом черногорского города Цетинье

«Инициатором был костромич, серб по национальности Васо Миланович Джурович, — вспоминала начальник управления культуры администрации города Костромы Татьяна Викторовна Гачина. —По инициативе Джуровича в Костроме создали русско—сербско-черногорское общество. С тех пор с Цетинье, столицей Черногории, у Костромы начались очень тесные контакты. Вначале — обмен официальными делегациями, потом — большая программа в рамках празднования 65-летия Победы. В Костроме я организовала выставку документов, которые рассказывали об освобождении Цетинье советскими воинами. Организовывала гастрольные поездки по Черногории детской школы искусств № 2, ансамбля «Венец». Мы ездили туда на День города, выступали в черногорском театре, знакомили жителей Цетинье с русской национальной кухней, угощали русскими блинами, клюквой. С нами ездила повар из столовой Костромской городской администрации Галина Николаевна Балясина. Встречали нас прекрасно».

Основное количество городов-побратимов Кострома приобрела при мэре Борисе Константиновиче Коробове. Кроме черногорского Цетинье, городами-побратимами Костромы стали: финский город Хювинкяя, американский Дарэм, английский Дарэм, болгарский Самоков, французский Доль, германский Ахен.

«Я руководил костромской делегацией в американский город Дарэм, — вспоминал заместитель Бориса Коробова Игорь Витальевич Солоников. — Нас встретил один из депутатов их городского парламента, директор медицинского колледжа, афроамериканец, ответственный за прием нашей делегации. Он сам был за рулем. Включал по дороге музыку русских композиторов и смотрел на нас: угадаем или нет, какое  произведение Рахманинова звучит, какое произведение Чайковского? Иногда мы угадывали. Тема нашего визита — «Система сбора и утилизации отходов» была далека от музыкальной. По плану нам предстояло посетить мусороперерабатывающий комплекс и изучить его работу. Как идет сортировка? А как с экологией? Нам все показали. Удивило все, особенно сортировка мусора по видам отходов: стекло,  пластмассу, бумагу. Потом поехали смотреть свалку — полигон. Американцы ничего не теряют, даже попутный газ, который вырабатывается во время утилизации. Мы наблюдали, как они делают глиняный замок, как укладывают пленку, как складируют и уплотняют  мусор. Все записывали.

Вернулись в Кострому и реализовали идею почти полностью. Отвели площадку, создали дирекцию строящегося завода, нашли деньги из федерального бюджета, взяли бывший завод ЖБИ «Костромамелиорация» на улице Индустриальной и на его базе  организовали площадку, купили транспортер. Построили мусороперерабатывающий комплекс. Но не успели ввести, потому что ни Коробова, ни меня в городской администрации не стало. До сих пор жалею, что не успели довести дело до конца: мы могли бы быть одними из первых в России, построивших мусоросортировочный комплекс и пойти не по пути сжигания мусора, а по пути сортировки и переработки уже в конце девяностых годов.

В 1988 году открыла двери обновленная Государственная филармония Костромской области 

Вот как говорила об этом событии начальник управления культуры администрации города Костромы Татьяна Викторовна Гачина: «Возвращение филармонии в нашу жизнь стало счастьем, огромной радостью для всех музыкантов города. Я работала в то время директором музыкальной школы № 8, которая располагалась в Доме культуры «Патриот», и очень хорошо помню, как радовались дети. Потому что в филармонии был лучший зал в городе, где можно было послушать профессиональных музыкантов. В Костроме больше ни одного такого зала нет, где классические музыканты в акустической атмосфере звучат так хорошо».

В 1989 году в областном центре открылся новый пятиэтажный корпус отделения травматологии 1-й городской больницы

В 1989 году первую продукцию выпустил радиоприборный завод

«Завод был построен на улице Магистральной, — вспоминал Игорь Витальевич Солоников, — строился он по всем правилам очередности: дороги, учебный корпус, общежитие, производственные помещения. Но потом начались годы перестроечные, когда военная промышленность сворачивалась. И новенький радиоприборный завод оказался перед выбором: либо выпускать что-то «нужное народу», либо… В общем, выбора не было. Начали выпускать трехпрограммные радиоприемники, которые работали без радиолиний. А когда образовался дефицит одноразовых шприцов — завод стал выпускать одноразовые шприцы. Когда получили первую партию — радовались: все-таки очень нужная продукция, медицинский персонал больниц был благодарен заводу».

В 1989 году на базе костромской общеобразовательной школы № 4 открыта областная детская хоровая школа

В 1989 году на Костромском ипподроме прошли соревнования на Кубок СССР по конному спорту

1989 году в Костроме построена первая очередь путепровода через железнодорожные пути, соединившего улицу Советскую и Кинешемское шоссе

Вот как рассказывает об этом строительстве Борис Константинович Коробов в своей книге «Нулевой цикл»: С появлением в районе железной дороги таких крупных предприятий, как мясокомбинат, заводы «Текстильмаш», «Луч», завода железобетонных конструкций, начали случаться трагедии: гибли люди, которым приходилось  идти на работу через железнодорожные пути. Поэтому я, еще будучи начальником жилищно-коммунального хозяйства, решил строить переход над железнодорожными путями. Но как это сделать, если строительство не включено в план ни одной строительной организации?

В Костроме был расквартирован мостостроительный отряд, который занимался строительством мостов и путепроводов, в основном, в Ярославле и Иванове. Я понимал, что в необходимости строительства перехода надо убедить их. Собственно говоря, это удалось: жертвы на железнодорожных путях убедили бы кого угодно. Но мостовики сказали, что даже начать  строительство без включения в план они не могут. И вот тогда мне помог Марьян Францевич Спеглянин, новый начальник мостоотряда, недавно приехавший к нам из Оренбурга.

На мое счастье, Марьян Францевич обладал  полезным для дела качеством: умел найти подход к нужным людям, а найдя этот подход — не потерять. Спеглянин имел связи в Оренбурге, где также занимался строительством мостов и имел связи в Москве. И теперь решил их использовать. Поехал в столицу, походил там по известным ему кабинетам и вернулся с нужной нам строкой в плане.

Буквально на второй день мы начали делать проект. Спеглянин к тому же оказался замечательным инженером и организатором. Это он скомбинировал металлические и железобетонные пролеты, что позволило сэкономить средства и уложиться в смету. Я думаю, что после строительства нашего перехода Марьян Францевич мог бы написать целую диссертацию о том, как возводить мост с опорами между рельсов через действующую железную дорогу, обойтись без несчастных случаев и даже не потерять при  этом ни одной единицы техники.

 

Хроника так называемого застойного времени в Костроме

Конец 60-х — начало 80-х годов вошли в историю как период «застоя». Тем не менее, Кострома развивалась. Судя по свидетельству участников и очевидцев происходящих в то время событий, развитие давалось непросто.

В 1967 году было начато строительство костромского завода «Мотордеталь»

13 июля 1967 года министр автомобильной промышленности  Российской Федерации подписал приказ о создании дирекции строящегося Костромского завода гильз, поршней и поршневых пальцев с подчинением ее Главному управлению по производству автомобильных двигателей. Новый завод должен был в корне поменять представление о литейном производстве. На смену литью в вагранках должны были прийти индукционные электропечи.

Оборудование закупалось у ведущих мировых производителей: автоматические линии полной обработки поршней — в США, прессы холодного выдавливания поршневых пальцев и плавильное оборудование — в ФРГ, литейное оборудование гильз — во Франции, машины для отливки поршней — в Италии.

Генподрядчиком был трест «Костромапромстрой», непосредственными исполнителями работ — СМУ-1, СМУ-4 и специализированные субподрядчики. Стройку объявили ударной комсомольской. Вот что об этом времени вспоминал один из первых инженеров «Мотордетали» Борис Кондратьев: «Я пришел на «Мотордеталь» в июле 1969 года. Меня оформили, присвоили табельный номер, как сейчас помню — 0017. Табельный номер 0001 был у первого директора Райхмана. Никакого завода тогда не существовало, не было вообще ничего — голое поле. В этом поле постепенно начали расти корпуса. И вот подошло время, когда  один за другим стали вводиться цеха, корпуса заполнились оборудованием, пошла продукция. Это было прекрасное время — 70-80-е годы прошлого века, лучшее время моей жизни. Все двигалось, бурлило, развивалось: производство, общественная жизнь, спорт. Для рабочих и ИТР строилось жилье, дети ходили в садик, школьники летом отдыхали в заводском лагере. Люди росли профессионально. Я прошел путь от рядового инженера до технического директора».

В 1972 году на стройплощадку по комсомольским путевкам из городов и районов области приехали первые добровольцы. В строительстве завода участвовали также сводные студенческие отряды из Литвы и Латвии.

В январе 1973 года государственная комиссия приняла объекты первого пускового комплекса: инструментальный, монтажный, ремонтно-механический, цех автоматизации, а также ряд служб и участков. Предприятие получило официальное наименование «Костромской завод «Мотордеталь».

«Время строительства заводов «Мотордеталь», радиоприборного, электромеханического и механического — это время, когда коренным образом изменился способ развития города, — вспоминал мэр Костромы Борис Константинович Коробов в своей книге «Нулевой цикл». — С этих пор Кострома начала развиваться за счет строительства крупных заводов. Вместе со строительством завода «Мотордеталь» заложили строительство очистных сооружений, рассчитанных на 200 тысяч кубометров сточных вод в сутки. Хотя самому заводу для своих нужд требовалось очищать всего 15-20 тысяч кубометров. Было заложено и строительство водопровода на 40 тысяч кубометров воды в сутки, хотя сам завод в таком количестве воды не нуждался. Завод не мог отказаться от этой работы, потому что в решении об его строительстве было заложено  исполнение и финансирование более мощных водопровода и очистных сооружений».

Точно также учитывались интересы города и при  строительстве заводов «Строммашина», реконструкции завода «Рабочий металлист». Котельная завода «Рабочий металлист», к примеру, построенная на Ярославском шоссе, отапливала и давала горячую воду не только самому заводу, но в два близлежащих микрорайона — Паново и Малышково. Радиоприборный  завод также строил большую котельную, рассчитанную на целый микрорайон».

В 1968 году в Костроме пущен завод автоматических линий и агрегатных станков

«Новое оборудование, станки с числовым программным управлением, установили, — рассказывает Эдуард Васильевич Авхимков, бывший в то время секретарем Костромского городского комитета Коммунистической партии, — а специалистов, способных качественно работать на этом оборудовании, не было в Костроме. Поэтому мы направляли костромских мужчин на Московский завод автоматических линий — учиться. Они там полгода учились, получали документ о специальности. А приезжали в Кострому, вставали за такой же станок и делали брак. И снова их приходилось отправлять в Москву. В конце концов, я не выдержал и вместе с первым директором Костромского завода автоматических линий Тимофеевым поехал к директору Московского завода автолиний и попросил прислать своих специалистов, чтобы они какое-то время стояли за спинами наших станочников. И столица специалистов прислала. Наконец, костромичи технологии освоили, и завод автоматических линий стал развиваться. И с 1970 года уже не мы, а к нам приезжали учиться».

В 1969 году пущен первый энергоблок Костромской ГРЭС

История Костромской ГРЭС начинается с даты пуска первого энергоблока 300 МВт — 11 июня 1969 года. Именно в этот день, в 9 часов 47 минут, был зажжен факел на первом котле, а 29 июня того же года, в 5 часов 57 минут, включен в сеть блок № 1. Костромская ГРЭС родилась.

Эта тепловая станция была задумана госкомитетом по электрификации и энергетике СССР в начале 60-х годов прошлого столетия для обеспечения электроэнергией центрального региона и Москвы. Площадку выбрали в Костромской области, на берегу речки Шачи при впадении ее в Волгу. На выбор площадки для строительства Костромской ГРЭС повлияли три основных фактора: дефицит энергетической мощности в близлежащих экономических районах, богатые водные ресурсы, удобные транспортные связи.

Вот что писал о рождении ГРЭС костромской журналист Ричард Блянк в книге «Костромская энергетическая»: «Первые строители жили в семнадцати вагончиках на территории деревни Сидоровское и в некоторых окрестных деревнях. Потом рядом с вагончиками начали строить одноэтажные дома барачного типа, столовую, магазин, баню, клуб, подъездную железную дорогу к ГРЭС. Станция Волгореченск стала принимать составы со стройматериалами и конструкциями. Удачей, определившей впоследствии многое, был приезд сюда со Змиевской ГРЭС Анатолия Яковлевича Кроля на должность главного инженера. Прежде, чем начала строиться сама станция, был построен маленький городок, который впоследствии вырос и получил название Волгореченск.

После того, как в Волгореченск прибыли вагоны и платформы с конструкциями крупнопанельных домов, были смонтированы шесть сборных четырехэтажных домов, начали строить крупноблочные и кирпичные дома, общежития для несемейных. Коллектив строителей вырос до пяти тысяч человек: энергетиков, энергостроителей, монтажников, съехавшихся со всех уголков России. На помощь костромичи присылали трудовые десанты из управления «Костромаэнерго», с машиностроительных и текстильных предприятий, из вузов, техникумов и профтехучилищ».

Строительство электростанции осуществлялось в три очереди: ввод в эксплуатацию 1-й очереди, состоящей из четырех дубль-блоков мощностью 300 МВт, продолжался с июня 1969 года по декабрь 1970 года. С ноября 1971 года по июнь 1973 года были введены в эксплуатацию четыре моноблока по 300 МВт (вторая очередь).

С вводом в эксплуатацию в 1980 году 3-й очереди, состоящей из уникального энергоблока мощностью 1200 МВт, установленная мощность Костромской ГРЭС достигла 3600 МВт.

В 1970 году для областной станции переливания крови было выстроено новое, просторное здание, общей площадью 3319 квадратных метров.

Здание было оснащено новейшим по тем временам оборудованием и аппаратурой. Были подготовлены большие помещения для приема доноров. Хороший персонал и хорошее оборудование дали возможность увеличить заготовку донорской крови, начать выпуск компонентов крови, освоить заготовку плазмы, улучшить условия работы всех лабораторий и отделов.

На станции сохранен архив, из документов которого можно узнать, что в это время в Костроме получило развитие безвозмездное донорство. СПК была переведена из третьей категории во вторую — (здесь заготавливали от 6 до 8 тысяч литров крови в год). Донорами были рабочие, служащие, студенты костромских вузов и техникумов, врачи и учителя. В 1971 году на тысячу человек населения в Костромской области было двадцать постоянных доноров. Директор станции Полина Васильевна Соловьева подавала пример. В архиве хранятся документы, из которых известно, что Соловьева безвозмездно сдавала кровь сорок лет, до шестидесятилетнего возраста — в год по литру. Получается, что она сдала 40 литров крови.

В 1970 году в Костроме, на улице имени Подлипаева, открылся новый специализированный магазин «Русский лен»

Там продавали льняные и полульняные простыни, ткани, полотенца — продукцию костромских льнокомбинатов имени Ленина и имени Зворыкина. Этот магазин сразу стал известным. Когда гости  города спрашивали, где можно купить что-нибудь на память о Костроме, им в первую очередь называли адрес магазина «Русский лен». Костромичи и сами часто там бывали.

В 1970 году на улицах Костромы впервые появились автобусы венгерского производства марки «Икарус»

Вот как об этом рассказывал Евгений Георгиевич Мельников, бывший с 1969 по 1982 год начальником Костромского областного транспортного управления: «До конца 1970 года по улицам Костромы ходили небольшие автобусы — ПАЗы, ЛАЗы, ЗИЛы. Пустить по улицам Костромы большие автобусы  марки «Икарус» я решился не сразу: боялся, что они не впишутся в крутые повороты наших узких улиц. Поэтому вначале взял три «Икаруса» в аренду сроком на два месяца в Ярославском автотранспортном предприятии. Когда стало понятно, что венгерские автобусы вполне могут ходить по костромским улицам, а наши водители подготовлены соответствующим образом, в Министерство автомобильного транспорта РФ из Костромы пошла заявка на пять «Икарусов». А после 1971 года число «Икарусов»  увеличилось».

Но на первых междугородних рейсах, как утверждал первый секретарь Костромского горкома КПСС Николай Владимирович Щеваев, «Икарусы» появились гораздо раньше — еще в 1964 году.

В 1970 году в Заволжском районе Костромы открылась новая детская художественная школа

В Костроме эта школа была второй по счету после детской художественной школы имени Шлеина и долгое время так и называлась: «Детская художественная школа № 2». Костромичи называли ее просто — «Селищенская» — по месту расположения. Она почти сразу завоевала любовь у юных художников и их родителей. Настоящая академическая школа, где преподавали рисунок, живопись, композицию, скульптуру, историю искусств. В конце 1994 года топонимическая комиссия Костромы присвоила детской художественной школе № 2 имя знаменитого художника-графика Николая Купреянова, который в 20-е годы ХХ века жил в Селище.

В 1970 году завершена электрификация Костромской области

Последняя деревня, получившая электроэнергию — Дороватская Поназыревского района.

В 1970 году костромская обувная фабрика «Х Октябрь» первой в стране начала выпускать юфтевые сапоги на трехслойной подметке

Эта обувь, прочная и гигиеничная, вскоре сослужила хорошую службу советской армии, сельским механизаторам и животноводам.  

В 1970 году на  Костромском льнокомбинате имени В.И. Ленина вступило в эксплуатацию новое бельно-отделочное производство с современным высокопроизводительным оборудованием

«Это событие, — сказал директор льнокомбината имени В.И. Ленина В.Э. Стэфан в своем интервью областной газете «Северная правда», — сразу двинуло вперед производство льняного полотна и, что еще очень важно, его качество. На месте старого отделочного производства были установлены 193 ткацких станка. В результате уже осуществленных работ по реконструкции производства, выпуск готовых тканей увеличился примерно на шесть миллионов метров и достиг 45,2 миллиона метров в год».

В 1971 году, 12 сентября, в Костроме торжественно открыли движение по новому автомобильному мосту через Волгу

Вот как об этом событии рассказывал Юрий Викторович Кочетов, бывший в то время начальником участка Ярославского отряда мостостроителей Министерства транспортного строительства СССР: 

«Народу на торжественное открытие собралось столько, что берега было не видно. Помню, что этот день всех катали на автобусах на ту сторону Волги и обратно. Костромской мост — особый, экспериментальный. Похожий был построен в Ярославле, но в Костроме мост более изящный и красивый — дугой выгнут над Волгой. И длина его больше, чем в Ярославле. Я стоял и вспоминал, как мы его строили: как ставили опоры, как монтировали. Глубина Волги там, где русло, пятнадцать метров. Ставили  металлический каркас котлована. По нему на глубину двадцать четыре метра забивали металлический шпунт. Каркас усиливали. Потом из котлована десятью, а то и двадцатью мощными насосами выкачивали всю воду — тысячи тонн. И уже в сухом котловане оставляли один мощный дежурный насос, который работал день и ночь, чтобы откачивать попадающую через швы воду: давление-то большое. Еще и резервный насос стоял: на всякий случай, чтобы люди в котловане работали посуху — армировали и бетонировали. Туда, в этот котлован, специальным копром забивали  сваи длиной двадцать четыре метра. Под каждую опору моста — около двухсот сорока свай. Забивали их веером: наклонно, а в середине — вертикально.

Мост строили сразу с двух берегов. Навстречу друг другу ставили бетонные «птички», закрывали пролеты. Работали в три смены. Ночью река расцветала сварочными огнями. Пролеты делали на берегу. Потом блоки весом 65-70 тонн увозили на реку и специальными кранами поднимали наверх, до соединения с консолями, которые мы называли «птички», и монтировали. Приблизительно за неделю до открытия движения по мосту, прошло его испытание. Машины, груженные песком и щебнем до отказа, до полной грузоподъемности, загнали по определенной схеме на мост. Грузовики стояли один к одному во все четыре ряда по всей длине моста — 1236 метров. Такого большого количества машин в Костроме в наличии не нашлось. Поэтому для испытаний грузовики собирали со всей Костромской области, со всех расположенных на ее территории воинских частей. По традиции мостовиков, при испытании, автор проекта вместе с главным инженером спустились под мост и стояли там с открытыми головами, чтобы доказать, что сооружение это надежное».

В 1971 году открыт туристический маршрут «Золотое кольцо России», в который включена Кострома

Старинный русский город, почти равный по возрасту Москве, с удивительной архитектурой, где есть такие памятники древней истории и архитектуры, как Ипатьевский монастырь, музей деревянного зодчества, архитектурный ансамбль Сусанинской площади и многое-многое другое, игнорировать было невозможно. Толчком к окончательному решению послужило недавнее на тот момент художественно-историческое событие: костромской искусствовед Виктор Яковлевич Игнатьев открыл картины замечательного костромского художника Ефима Честнякова. Как раз к «Золотому кольцу» они были реставрированы, и с большим успехом экспонировались на различных выставках. В том числе, на московских и зарубежных.

В 1971 году открыта туристическая база «Сосновый бор»

Все профсоюзные месткомы, которые были на предприятиях, участвовали в этом строительстве. «Я в то время работал начальником первого механического цеха завода «Рабочий металлист», — вспоминал первый секретарь Костромского горкома КПСС Николай Владимирович Щеваев. — У меня в подчинении было 600 человек работающих и много вспомогательных служб. Поэтому, когда на заводе стали искать, кому участвовать в строительстве турбазы, выбор пал на мой цех. Сорок пять наших специалистов поехали строить щитовые домики. И другие предприятия города так же, как  мы, строили «свои» домики в «Сосновом бору». Условие было такое: мы строим для себя, наши работники получат приоритетное право отдыхать в построенном нами домике. Впоследствии это условие часто не соблюдалось».

В 1971 году,перед Днем Победы в Костроме, на площади Мира, был установлен монумент Славы воинам-костромичам, участникам Великой Отечественной войны (архитектор Е.И. Кутырев, скульптор М.Ф. Бабурин)

Монумент был сооружен на средства жителей города и области. А прямо на День Победы он был открыт. Вот как об этом событии рассказывал Борис Фавстович Кузнецов, работавший тогда начальником отдела капитального строительства горисполкома:

«На открытие памятника должен был приехать трижды Герой Советского Союза легендарный летчик Александр Иванович Покрышкин. В начале апреля председатель горисполкома Виталий Федотович Широков мне  сказал: «Побеспокойся о том, чтобы на заднем плане монумента никаких старых домов не виднелось». На тот момент там стояли одноэтажные и двухэтажные дряхлые деревянные дома. И нам пришлось к открытию памятника, очень быстро и оперативно, в течение месяца, все их снести.

Жильцов переселили в отдельные квартиры. Не все соглашались переселяться: дома-то старые, да очень уж район хорош. Пришлось мне вместе с главным инженером ОКСа Александром Ивановичем Сизовым не единожды встречаться с жильцами этих домов: уговаривать, искать компромиссы. Я сомневался, а приедет ли этот великий Покрышкин. Но он приехал. Лет шестидесяти, в генеральском звании. Важный с виду, герой-летчик оказался простым в общении, обычным русским мужиком. В Костроме к празднику Победы такие холода начались! И мы замерзли, и Покрышкин замерз, и пришедшие на площадь курсанты училища химической защиты, одетые далеко не по-зимнему, замерзли. А тут вдобавок еще и снег повалил. Мы зашли за трибуну и выпили по рюмке коньяку с трижды героем Покрышкиным и с председателем горисполкома Широковым. В памяти у меня осталось это, а еще то, что на заднем плане монумента не было никаких развалюх, только ровная площадка и небольшие деревья».

В 1971 году Костромской фанерный комбинат награжден орденом Октябрьской революции

«Мартовский день 1971 года останется в памяти костромских фанерщиков навсегда, — написала по поводу этого события областная газета «Северная правда». — Родина наградила коллектив комбината орденом Октябрьской Революции. Торжество по этому случаю проходило в областном драматическом театре имени А.Н. Островского. Торжественное собрание началось под Гимн Советского Союза. Передовики производства внесли красные знамена предприятия, завоеванные в социалистическом соревновании за достойную встречу 100-летнего юбилея со дня рождения В.И. Ленина, за досрочное выполнение заданий минувшей пятилетки. Указ Президиума Верховного Совета о награждении комбината зачитал министр лесной и деревообрабатывающей промышленности СССР Николай Владимирович Тимофеев. Он же прикрепил к знамени комбината орден Октябрьской Революции».

В истории Костромы Фанерный комбинат занимает особое место. Его пуск почти совпал с приездом в наш город царской семьи Романовых. Фанерщики участвовали в двух мировых войнах и революции 1917 года. В начале Первой мировой войны 28 фанерщиков были взяты на фронт защищать веру, царя и Отечество.  В апреле 1917 года завод стал на большевистские позиции, более 50 фанерщиков вступили в профсоюз, избрали заводской комитет, купили холстину, написали плакаты «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Да здравствует мир!» и отпраздновали первый свободный первомайский праздник. Через два года завод был национализирован, передан в распоряжение Костромского губернского совнархоза.

С 23 июня 1941 года Костромской фанерный завод начал выпускать  продукцию для фронта Второй мировой войны. За один день коллектив рабочих и инженеров перестроил работу на военный лад. Оборонная промышленность начала планомерно получать с завода авиафанеру, авиашпон, балинит, ящики для упаковки снарядов и многое другое.

В 1971 году Льнокомбинат имени И.Д. Зворыкина был награжден орденом Ленина

Костромские текстильщики выступили инициаторами соревнования за досрочное выполнение пятилетки.

В 1971 году сдана в эксплуатацию Костромская швейная фабрика

Впоследствии эта фабрика стала известна под названием «Орбита».

В 1971 году в Костроме на улице Подлипаева открылся новый рыбный магазин «Океан»

В те годы во всей нашей стране один день в неделю — четверг — был провозглашен «рыбным». Во всех столовых — рабочих и городских — вместо мясных блюд предлагали рыбные. В костромском «Океане» рыба была всякая, но в замороженном виде. Лишь потом, когда Костромская ГРЭС на своих теплых водах, полученных после охлаждения турбин, стала выращивать осетров, в «Океане» появилась и живая рыба. А по соседству с магазином появился и ресторан «Океан».

В 1971 году открылся первый сезон отдыха на туристической базе «Лунево»

В 1972 году Заволжский район Костромы переименован в Димитровский в связи с 90-летием со дня рождения Георгия Димитрова

В 1972 году Алевтина Сергеевна Олюнина-Панарина стала Олимпийской чемпионкой в лыжной эстафете 3х5 и серебряным призером зимних Олимпийских игр в гонке на 10 километров в японском городе Саппоро

Олимпийская чемпионка, заслуженный мастер спорта по лыжным гонкам, многократная чемпионка СССР, трехкратная чемпионка мира, дважды кавалер ордена «Знак Почета», Алевтина Олюнина родилась в 1942 году в деревне Пчелкино Судиславского района Костромской области. Кроме нее, в семье уже было шестеро детей. Отец ушел на фронт. Как впоследствии вспоминала Алевтина Сергеевна, она окончила Пчелкинскую начальную школу, а в пятый класс пришлось ходить в соседнюю деревню Савино за пять километров. Летом — пешком, а зимой — на лыжах, выструганных из досок старшими братьями. А школа — «десятилетка» была еще дальше — в Судиславле. Але пришлось жить в Судиславле у старшей сестры, а на выходные бегать по 15 километров на лыжах домой, в деревню. Так и началась ее дорога к Олимпийской медали. 

В 1972 году открылся Костромской кардиологический санаторий на базе дома отдыха «Колос»

Больные после лечения инфаркта миокарда теперь получили возможность длительной и бесплатной реабилитации в кардиологическом санатории.

В 1972 году в Доме культуры «Патриот» открылась первая выставка молодых художников

Как вспоминал Сергей Тарабухин, работавший в то время в областном комитете комсомола, в состав выставкома входили маститые художники Алексей Белых, Николай Шувалов и искусствовед Виктор Игнатьев. Поэтому беспокойства о том, что на этой выставке окажутся сомнительные по качеству работы, не было. «Однако, — рассказывал Тарабухин, — меня вызвал тогдашний первый секретарь обкома комсомола Владимир Иванович Торопов и сказал, что на выставку придут члены обкома партии: кто-то донес, что на выставке много вольности. Главным, как всегда в то время, было обвинение в абстракционизме. Я сразу же выехал в «Патриот». Вскоре туда приехали первый секретарь обкома партии Юрий Николаевич Баландин, секретарь по идеологии обкома партии Борис Семенович Архипов, другие члены обкома. Обошли всю выставку. Но их настрой был миролюбивым и, в конечном итоге, выставка получила хорошую оценку».

В 1973 году финский город Хювинкяя стал побратимом Костромы

В 1973 году был широко отмечен 150-летний юбилей великого русского драматурга Александра Николаевича Островского

По этому случаю в Костроме в эти дни прошел Всероссийский показ лучших театральных постановок по пьесам драматурга.

В 1973 году сдан в эксплуатацию костромской авторемонтный завод областного объединения «Сельхозтехника»

В Костромской области была серьезная проблема с капитальным ремонтом сельскохозяйственной техники. Все понимали, что нужно строить завод для этого дела. Но был вопрос: где? По идее — ближе к селу, в каком-нибудь районе. Но ни в одном  районе области не было строительных организаций достаточной мощности. Все крупные организации «Сельстроя» располагались в Костроме. Допустим, строителей   можно отправить в район и они справятся с задачей — возведут авторемзавод. Но где потом в районе взять большое количество высококвалифицированных специалистов для работы на построенном заводе? Зато большое количество таких специалистов находится в Костроме. Но в Костроме строить завод по ремонту сельскохозяйственной техники нельзя: стройка будет считаться городской, и денег на нее министерство сельского хозяйства не даст. Выход нашли такой: построили авторемзавод на границе города Костромы и Костромского района. Как говорится, и овцы целы, и волки сыты. «Сельские» деньги освоили так, что придраться было невозможно, а строители нашлись «под боком» у стройки. В результате проблема капитального ремонта сельскохозяйственной техники в Костромской области была решена.

В 1973 году в микрорайоне Якиманиха выстроено новое здание Костромского архитектурного техникума

«Городу позарез нужны были специалисты-строители, — вспоминал начальник отдела капитального строительства горисполкома Борис Фастович Кузнецов. — В первую очередь специалисты среднего звена — мастера и прорабы. Строек было много, однако там на этих должностях работали в основном практики, то есть, люди со стажем, но без специального образования. Вот и решили городские руководители построить свою кузницу строительных кадров в Костроме. ОКС горисполкома выступил заказчиком, а строительные работы выполнила подрядная организация СМУ-10. Спустя какое-то время рядом с техникумом построили большое общежитие для студентов. И начали приезжать сюда ребята после окончания восьми и десяти классов из районов области. Так как преподавателей в техникуме не хватало, горисполком разрешил мне совместительство. Оставаясь по-прежнему начальником ОКСа горисполкома, я с 1973 по 1978 год преподавал в этом техникуме предмет, который назывался «Строительные материалы».  

В 1973 году в Костроме, на проспекте Мира, открылся новый магазин «Дары природы»

Магазин «Дары природы» дитя кооперативной торговли. На него возлагали надежды, что он разовьется, вырастет и составит здоровую конкуренцию государственной торговле продуктами питания. Своим появлением магазин несколько скрасил общую картину костромских прилавков. В «Дарах» костромичи могли купить мед, лесные ягоды, дичь, мясо лося и даже мясо медведя. Многие  сюда чаще приходили не покупать, а посмотреть.

После перестройки в Костроме стали возникать частные магазины, рестораны и кафе, костромские дары природы рассыпались по ним в виде баночек с медом, пирожков с начинкой из лесных ягод и клюквенных морсов.

В 1973 году открылась новая здравница — санаторий имени Ивана Сусанина

Санаторий построен в двадцати километрах от Костромы и назван именем национального героя земли Русской Ивана Сусанина. Корпуса санатория расположены в сосновом бору, на берегу реки Покши. Профиль новой здравницы — лечение желудочно-кишечных заболеваний. Создание курорта связано с открытием здесь двух лечебных источников. Исследования показали, что один из них близок по составу воды с минеральной водой известного тульского курорта «Краинка», другой напоминает Феодосийский минеральный источник.

В 1974 году в Костроме при клубе «Красный ткач» создана молодежная самодеятельная студия «Друзья театра»

Этот коллектив впоследствии стал многократным лауреатом различных смотров, конкурсов и фестивалей народного творчества. Первым руководителем друзей театра — десяти молодых костромских учителей, студентов, художников, журналистов — стал Вадим Смирнов, студент одного из театральных вузов. Одним из первых спектаклей, которые студия показала костромским зрителям, стал спектакль «До третьих петухов» по рассказам Василия Шукшина.

С 1981 года руководителем «Друзей театра» стал Александр Семенов, тогда еще студент театрального вуза. При Семенове студия получила статус народного коллектива и перешла к постановке спектаклей на остросоциальные темы. Молодые актеры поставили пьесу Анатолия Аграновского «Остановите Малахова!», которая вызывала неоднозначную реакцию областного начальства, но «Друзьям театра» принесла настоящий успех. 25 января 1988 года вышел еще один острый спектакль по сценарию Семенова «Володя», посвященный Владимиру Высоцкому. Спектакль пытались запретить, но у «запретителей» ничего не вышло: все билеты на «Володю» были проданы задолго до премьеры.

В 1974 году областная стоматологическая поликлиника переехала в новое помещение на улице Осыпной

Как рассказывал тогдашний начальник отдела капитального строительства горисполкома Борис Кузнецов, для этого пришлось  предварительно снести несколько частных домов, жильцов этих домов переселить в новые квартиры, построили новый многоэтажный жилой дом. «Не было вопросов, — вспоминал Кузнецов, — что  размещать на первом этаже: конечно большую стоматологическую поликлинику. Кострома страдала от низкого уровня зубоврачебной помощи. Оборудование приобретала сама клиника, но с установкой мы, строители, помогали. Врачам нравилось, что мы заботливо относились к их пожеланиям: как расположить кабинеты, где поставить перегородку и так далее».

В 1974 году в Костроме открылся широкоформатный кинотеатр «Россия»

В 1974 году Дом быта на Октябрьской площади принял первых посетителей

В 1974 году в костромском микрорайоне Черноречье открылся крупнейший на то время в городе продовольственный магазин «Универсам» с торговым залом 1200 квадратных метров

Строили этот магазин работники строительно-монтажного управления торговли. Костромичей универсам поразил размерами и простором внутри помещения. А самое главное — свободой, впервые предоставленной покупателям. Можно было самому подойти к полке с нужным товаром, посмотреть, повертеть в руках, выбрать. А после того, как выбрал, подойти к кассе и заплатить за покупку. И не толпиться у прилавков в очереди. Таких возможностей раньше не было.

В 1974 году в новое помещение на улице Симановского переехала областная детская библиотека

В 1974 году на реке Покше открылся молодежный лагерь «Волгарь»

Вот что рассказывал об этом событии Владимир Александрович Неймарк, тогдашний секретарь Костромского обкома комсомола: «В том, что это случилось, заслуга Владимира Ивановича Торопова, бывшего в то время первым секретарем областного комитета комсомола. В один момент он понял, для того, чтобы укрепить областную, городские, районные и первичные комсомольские организации, как он говорил, «поднять пошатнувшуюся дисциплинку», требуется одно большое дело, которое позволило бы объединить всех общей идеей. Таким делом стало для областной комсомольской организации строительство комсомольской турбазы имени 50-летия СССР, впоследствии названной молодежным центром «Волгарь».

Идею Торопова в Костроме не поддержал никто из вышестоящих начальников. Первый секретарь ЦК ВЛКСМ Сергей Павлович Павлов сказал, что это невозможно, потому что нужны очень большие средства, а первый секретарь Костромского обкома партии Игорь Петрович Скулков был категорически против без объяснений. Торопову потребовалась огромная воля и немалое мужество, чтобы взяться за воплощение идеи в жизнь. «Для того, чтобы нас поддержали, — говорил он мне, — надо начать зарабатывать на это строительство деньги. Вряд ли мы сможем заработать столько, сколько нужно, но в этом случае можно будет искать сторонников».   И мы начали зарабатывать. Я, например, придумал шевроны с гербом Костромы нашивать на рукава комсомольских курток. И потом  продавать их  комсомольским организациям. Шевроны мы заказали на льнокомбинат, я сам у станка стоял. Цена шевронов была небольшая, но покупали их хорошо. Были и другие предложения, которые тоже приносили какие-то суммы денег. В общем, набрали мы средств на фундамент основного здания. Надо было искать основные средства. Торопов предложил мне съездить в Министерство строительства СССР, прямо к министру Караваеву. Сказал, что он — бывший секретарь обкома комсомола, и нас поймет.  Я приехал в Москву и вскоре был в кабинете министра. Он выслушал меня, прочитал бумагу, которую передал ему Торопов и позвонил какому-то своему подчиненному: «Удовлетвори просьбу ребят». Дальше все было как во сне — я опомнился только, когда вышел из министерства с визой. 400 тысяч рублей — огромные деньги по тем временам, были нам выделены! Ну, а потом началось строительство. Не счесть, сколько было комсомольских субботников и воскресников на этой стройке. Но дело того стоило. «Волгарь» стал центром нашей жизни. Семинары, соревнования, тематические слеты, отдых по путевкам — все там. Там влюблялись, дружили, сходились и расходились во взглядах, спорили, устраивали диспуты, строили свою жизнь. Вскоре в Кострому приехал председатель ВЦСПС Шелепин и стал настаивать, чтобы Костромской обком комсомола продал «Волгарь» профсоюзам. Только Шелепин уехал — ЦК ВЛКСМ стал претендовать на наш «Волгарь». Мы решили, что лучше уж отдать  молодежный лагерь ЦК ВЛКСМ, чем профсоюзам».

В 1974 году пущен первый котлоагрегат на Костромской ТЭЦ-2

Первому директору и строителю Костромской ТЭЦ-2 Павлу Ивановичу Смирнову предстояло найти необходимое количество квалифицированных строителей, построить станцию, набрать персонал. Сегодня на ТЭЦ-2 хранится дневник строительства станции, который вел Павел Иванович. Последовательно и коротко записывал он все самые важные моменты с тех пор, как бульдозер привез на выбранную площадку первых строителей, и они приступили к прокладке временных дорог. Вот лишь некоторые строчки из этой летописи:

«В марте 1968 года первые строители, проехав с санями от деревни Высоково, появились на выбранной площадке сооружения ТЭЦ-2. Смонтировали временную котельную и построили здание управления строительства, куда переехало руководство СУ ТЭЦ и дирекция.

В июне смонтировали железнодорожный путепровод через шоссе Кострома-Судиславль. Развернули работы по монтажу верхнего строения железнодорожного пути подъездной дороги, обменного парка со станцией ТЭЦ-2. Начали отсыпку полотна внутриплощадочной железной дороги.

Построены: гараж, бытовой корпус, столовая, АТС, ремонтно-механические мастерские, мастерские тяжелых механизмов, канализация, водопровод, бетонно-растворный узел. Вынули грунт из котлована под фундамент дымовой трубы. Заработала столовая. Приступили к строительству ремонтно-экипировочного блока. Начали строительство пожарного депо.

В мае 1972 года на промышленную площадку по смонтированному железнодорожному пути пришел первый паровоз. Наступил предпусковой 1973 год. Ранней весной смонтировали первый козловой кран на площадке сборки строительных конструкций. Это позволило принимать плиты, балки, колонны и  другие тяжелые строительные конструкции с железной дороги. В июле заложили  фундамент главного корпуса. С осени развернулось строительство эстакады мазутного хозяйства». 

Сухие строчки дневника строительства станции мало говорят о тех трудностях, с которыми сталкивался Павел Иванович Смирнов.    

Воспоминания главного инженера Костромской ТЭЦ-2 Леонида Павловича Постникова могут расширить наши представления о том, с чем сталкивалась команда Смирнова.

«В марте 1974 года, — рассказывал Постников, — я приехал в Кострому главным инженером ТЭЦ-2 монтировать оборудование и пускать станцию. Главный корпус представлял собой каркас. Узнал, что оборудование пришло практически все. Предстояло построить  фундаменты, поставить на него котлы и турбины, а самое главное — закрыть станцию за лето, чтоб к зиме она  находилась под крышей. Конкретный разговор с Павлом Ивановичем Смирновым настроил меня оптимистически. У него все было спланировано: задачи, очередность действий, необходимое количество техники и специалистов для выполнения каждой задачи. 

Строили в Советском Союзе много. Как только заканчивались работы на одних станциях, начиналось строительство других, и все специалисты переезжали. Так что в Костроме уже были и монтажники, и электрики. Павел Иванович заранее подготовил жилье для иногородних строителей. Первый камень станции он заложил только после того, как на Кинешемском шоссе выросли жилой дом и общежитие для приезжих специалистов.

Пришла помощь и с ГРЭС. Специалисты приезжали на строительную площадку ТЭЦ-2 своим транспортом из Волгореченска и в конце рабочего дня возвращались обратно. В самый пик строительства на станции работало около пятисот человек.

С наступлением тепла начали закладывать фундаменты под турбины и котлы. Каждый день шли заседания штаба стройки.  Монтажники торопили строителей и придирались к их работе жутко. Потому что понимали: малейший перекос фундамента — и оборудование не будет работать так, как надо. Строители, в свою очередь, жаловались на монтажников. Утрясал все вопросы и споры начальник штаба Павел Иванович Смирнов — вся координация работ легла на него.

Еще до моего приезда здесь началось то, что я называю подбором кадров. Павел Иванович начал собирать выпускников Костромского энергетического техникума. В то время для выпускников ВУЗов и техникумов обязательной была отработка в тех местах, куда пошлют по распределению. Вот и разбросало костромских молодых специалистов по всей стране. Но когда они узнали, что в Костроме идет большая стройка, тут же начали заваливать Смирнова письмами. К моему приезду у него уже набралась солидная папка: около пятидесяти заявлений о приеме на работу. Павел Иванович положил эту папку передо мной и сказал: «Выбирай, кого тебе надо. Я начал вызывать нужных специалистов со всего Советского Союза. В первую очередь, начальников цехов и их заместителей, чтобы они работали в паре. А потом перед ними положил по папке с письмами-заявлениями: предложил подбирать  персонал для цехов. И начальники цехов искали себе мастеров, тех, кого знали, с кем работали, на кого надеялись.

Начали просматриваться контуры станции: котлотурбинный цех, топливно-транспортный, электрический, цех теплоизмерений и автоматики, химический. После того, как смонтировали оборудование, начинались пусковые операции. Береговая насосная — подземная, глубокая, которая, по проекту, должна была подать  воду с Волги для пуска, не была готова. Слишком затратным оказалось это дело и по времени, и по труду, и по материалам. Было ясно, что с подземной насосной к сроку, назначенному министром энергетики не успеть. Министерство энергетики СССР ждало от Смирнова рапорт о пуске станции (первого блока) до 1 января 1975 года.

Пришлось спроектировать и выполнить металлический понтон, установить на него насосы, которые взяли воду и пригнали на станцию. Началась работа схем водоочистки, которая должна была подготовить обессоленную воду. Это строители делали не по проекту, а по опыту Костромской ГРЭС — выполнили водоочистку «цепочками» — блоками для подготовки воды.

Ночью 31 декабря 1974 года турбина уже крутилась, она благополучно вышла на запланированное количество оборотов. Осталось только синхронизировать ее работу с работой тех же систем ГРЭС и ТЭЦ-1 — «войти в кольцо». Но синхронизация не получалась. Наладчики по пуску были все в поту, они крутились почти с той же скоростью, что и турбина, но не могли ничего сделать. Павел Иванович ходил рядом, волновался: время-то идет, в Москве ждут рапорта о пуске станции, в домах новогодние столы накрыты — жены и дети ждут. Начальник пуско-наладки Аркаша стал героем стихотворения, которое Павел Иванович написал именно в тот момент: «Аркаша, Аркаша, надежда ты наша, загублен тобой Новый год!» То ли стихи так подействовали, то ли еще что, но  без пяти минут двенадцать ТЭЦ-2 вошла в систему».

В 1974 году приняла отдыхающих еще одна костромская база отдыха — турбаза «Текстильщик»

В 1974 году в Костроме открылось троллейбусное движение

10 января 1974 года люди, собравшиеся на улицах Костромы, встречали первый троллейбус. Шумно радовались, кричали «Ура!». Вот что пишет в своей книге «Нулевой цикл» Борис Константинович Коробов: «Я, в то время главный инженер городского коммунального хозяйства, заканчивал строительство троллейбусного депо и всех тяговых подстанций, занимался монтажом контактной сети, установкой опор, открывал все троллейбусные маршруты. Первый маршрут — «Троллейбусное депо — Железнодорожный вокзал». Все проходило очень торжественно, народу собралось, как на праздничной  демонстрации, движение по проспекту Мира перекрыли. День был январский, морозный — минус 27 градусов. Все окоченели, пока шел торжественный митинг, и ждали, когда закончатся речи, чтобы броситься в салон троллейбуса и погреться. Потом все рванули в него, сели, а там, оказывается, подогрева еще не было. Но нас в салон набилось много, надышали и согрелись. Люди встречали первый троллейбус, как космический корабль. Идея пустить в Костроме троллейбус принадлежала тогдашнему председателю исполкома городского Совета Костромы Виталию Федотовичу Широкову.

По плану троллейбус в Костроме должен был пущен в 1980 году. Но Виталий Федотович успел раньше. Мне пришлось, а вернее сказать, посчастливилось участвовать в практическом решении  идеи Широкова — в строительстве троллейбусного депо и пуске всех троллейбусных маршрутов. Главная трудность, с которой я тогда встретился, — нехватка материалов. Приходилось бегать по предприятиям и просить то, что у них есть на складах лишнего: кабели, трубы, «уголок» и прочее. Но предприятия не хотели расставаться ни с чем.

Чтобы сегодня было понятно, почему мы имели право брать материалы на предприятиях, хочу напомнить, что до приватизации и возникновения акционерных обществ, все предприятия были государственной социалистической собственностью. А значит, излишками материальных ресурсов надо было делиться. Но кто ж хотел добровольно делиться? Никто. И вот тогда мы с Александром Николаевичем  Козловым, директором строящегося троллейбусного управления, стали тайком проникать на предприятия, буквально лазать через заборы к складам и площадкам, где хранились материальные ресурсы. Находили, что нам нужно — металл, трубы для опор, кабель — а потом директора этого предприятия приглашали в штаб строительства и спрашивали по всей строгости за то, что он скрыл излишки. Так вот и получали материалы».

В 1975 году открыт Дворец культуры и техники текстильщиков

Он долго будет служить костромичам под этим названием. Со временем название упростят до ДК «Текстильщик», потом и вовсе переименуют в ДК «Губернский». Но задачу свою этот дворец будет выполнять все последующие годы: нести культуру в массы. Все крупные праздничные мероприятия проходят здесь, все концерты самых востребованных артистов эстрады — здесь, помещения для репетиционных классов костромских вокальных, хоровых и танцевальных коллективов — тоже здесь.

В 1975 году на заводе «Мотордеталь» введен в эксплуатацию второй пусковой комплекс и отлита первая гильза для КАМАЗа

Второй пусковой комплекс включил в себя литейный цех гильз мощностью 45 тысяч тонн чугунного литья в год, энергоблок с градирней, дополнительный трансформатор на подстанции, сети водопровода и канализации, автодороги, железнодорожные пути. 27 ноября 1975 года была произведена первая плавка чугуна и отлита первая гильза КамАЗ-740. 

Первая отливка поршня ЗМЗ-53 была получена 25 ноября 1975 года. Были закончены монтажные pa6oты на автоматических линиях по производству поршневых пальцев ЗМЗ-21 и обработана в наладочном режиме первая тысяча пальцев. В литейном цехе гильз смонтировали уникальную по тем временам автоматическую линию по производству гильз ГАЗ-66 производительностью 1 миллион 250 тысяч штук в год.

В 1976 году открылась областная станция юных натуралистов

В 1976 году создан Костромской клуб авторской песни, которому в 1987 году присвоено звание народного коллектива

В 1976 году город Самоков (Болгария) стал побратимом Костромы

В 1976 году, 8 июля, в Костроме состоялся первый слет выпускников средних школ

В нем приняли участие 1200 юношей и девушек, в основном, из российских нечерноземных областей. Приветствие участникам слета направил Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Родилось новое движение: «С аттестатом зрелости, с комсомольской путевкой — на вторую целину, в родное Нечерноземье!». Родиной его стала костромская земля. Забегая вперед, надо сказать, что такие слеты  проводились ежегодно, вплоть до 1990 года. Но, правды ради, следует добавить, что в деревнях задерживались лишь единицы. Удержать юных доярок не могли даже высокие зарплаты (выше, чем у передовых ткачих): отсутствие инфраструктуры не устраивало молодежь.

В 1976 году, по итогам Всероссийского социалистического соревнования за 1975 год, Кострома получила переходящее Красное Знамя Совета министров РСФСР и ВЦСПС

В 1976 году в Костроме построен областной Дом природы

Он представлял собой двухэтажное здание.  На первом этаже — экспонаты и документы, а на втором — центр обучения и переподготовки экологов. Там учили, в частности тому, как правильно утилизировать отходы.

С 70-х годов прошлого века и до 80-х в Костроме шло строительство с микрорайонов: Якиманиха, Давыдовский-1, Давыдовский-2, Паново, Юбилейный, Черноречье

Прокладывали в среднем по 50 километров водопроводных и канализационных сетей в год. Основатель Костромы Юрий Долгорукий не мог предвидеть, сколько мучений испытают здесь строители водопроводов и канализационных коллекторов.

Микрорайон Якиманиха стоит на торфяном болоте. Прежде чем это болото застраивать, там сначала проложили ливневый коллектор, потом к нему подвели дренажи, а уж после всего этого начали прокладывать остальные коммуникации.

— Я только начинал мастером в управлении строительных работ, — вспоминает Виктор Павлович Иванов. — Пошел однажды к главному инженеру управления Юрию Дмитриевичу Погорелову в бытовку и провалился по грудь. Дело зимой было, мороз стоял больше тридцати градусов, но торфяное болото не замерзало. Вся водопонижающая техника механика Александра Тараканова работала там лет пять. Можно было ничего не строить на этом гиблом месте. Но искать место еще дальше от центра, чем Якиманиха, было нельзя: возникла бы проблема с транспортом, да еще и канализацию потребовалось бы туда дотянуть. А это снова огромные деньги. Строили  на свайных фундаментах.

«Микрорайон Давыдовский закладывали в 1975 году, — вспоминал мэр Костромы Борис Коробов. — И пока там строители возводили первые три пятиэтажных дома, «кроты» закладывали сети по всему району: теплотрассу к ТЭЦ-2, коллекторы, телефонную канализацию из 16 телефонных «ниток». Какие моря пота были пролиты в районе Черной речки! А сколько мучились с установкой дренажных насосных станций! Одна из них, в районе улицы Депутатской зависала, т.е. не шла вниз. Пришлось ее опускать силой, догружать. Другая, что в районе полей фильтрации Коркинских очистных сооружений, напротив, не останавливаясь, шла и шла вниз. Пришлось срочно привозить сваебойку, забить сваи с обеих сторон станции, стальную балку опереть на эти сваи и подвесить станцию к этой балке. Только тогда она остановилась. Потом месяца два устраивали в ней днище, плывун не давал это делать. Когда все устроили, посмотрели снаружи: такая безобидная, маленькая будочка из-под земли выглядывает, и не подумаешь, что она могла причинить столько хлопот».

Заслуженный строитель РФ Юрий Федорович Цикунов вспоминал: «Характерной особенностью микрорайона Паново было то, что этот микрорайон строился параллельно с заводом «Мотордеталь», как поселок для работников этого завода. И когда строительство вышло далеко за рамки небольшого поселка, возникла определенная проблема с водоснабжением. С этой проблемой справились путем реконструкции и расширения Димитровского водозабора: дополнительно была построена станция «Южная», построены дополнительные резервуары, протянут дюкер через Волгу. А заодно был проведен водопровод большого диаметра  в строящийся поселок Давыдовский.

В 1977 году город Кострома был награжден орденом Октябрьской революции.

Как вспоминает Владимир Александрович Неймарк, бывший в то время первым секретарем Межевского райкома КПСС, на торжественном собрании, посвященном награждению города Костромы орденом Октябрьской революции, присутствовал Председатель президиума Верховного совета СССР Алексей Николаевич Косыгин. «После торжественного собрания, — рассказывает Неймарк, — Косыгин пригласил всех секретарей обкома, горкомов и райкомов партии в Малый зал заседаний Костромского обкома партии. Косыгин беседовал с нами о хозяйственных делах. Хвалил костромские льнокомбинаты имени Ленина и имени Зворыкина, где предварительно побывал. Очень настоятельно советовал всерьез заниматься выращиванием и переработкой льна. Говорил, что лен — уникальная культура, которая, при хорошем качестве обработки, принесет большую выгоду, всегда будет востребована как в СССР, так и за рубежом. Мне Алексей Николаевич понравился: он был прост и обаятелен, говорил по делу, интересно, напористо, но абсолютно без командных интонаций».   

В 1978 году в новом Доме печати на площади Конституции разместились редакции областных газет «Северная правда» и «Молодой ленинец», а также областная журналистская организация.

В 1978 году в Костроме образовано общество «СССР — Финляндия»

В 1978 году Кострому посетили представители партийной организации Петрковского воеводского комитета ПОРП. Польский город Петрков-Трибунальский стал побратимом Костромы

В 1978 году на левом берегу Волги построен гостиничный комплекс «Волга»

За разработку проекта этого комплекса (комплекс напоминает большой белый многопалубный корабль), группа архитекторов во главе с Рудольфом Алексеевичем Никитиным была удостоена звания лауреатов премии Совета министров СССР.

В 1979 году в селе Саметь состоялось торжественное открытие бронзового бюста дважды Героя Социалистического Труда, прославленного председателя колхоза «12-й Октябрь» Прасковьи Андреевны Малининой

Легендарная женщина. Среди многих и многих костромичей, только она народным голосованием названа человеком столетия.

В 1979 году в Костроме построен девятиэтажный Дом быта на проспекте Мира

В 1979 году в Костроме введена в эксплуатацию междугородняя телефонная станция

В 1979 году сгорело здание Костромской государственной филармонии

Вот что об этом рассказывала солистка филармонии Татьяна Борисовна Бахова: «В марте 1979 года мы вместе с солистом-вокалистом Владимиром Кузнецовым и лектором-музыковедом Аллой Валентиновной Москвиной возвращались из поездки в Сусанино и Буй. Подъехали к филармонии. Уже темнело. Стоял дым, пахло гарью. На улице было много народу: в основном, остановившиеся прохожие, пожарные. Отдельно от всех кучкой стояли работники филармонии. Мы сначала не поняли, где горит и что вообще происходит. Нам объяснили, что сгорело здание филармонии.

Пожар был почти потушен. Мы подошли к своим коллегам, которые стояли, оцепенев. Все мы были в шоке и почти не разговаривали. Пожарные машины, асфальт, выброшенная мебель — все вокруг было залито водой. По этой воде ходила Татьяна Павловна Иванова, наш директор, ни жива, ни мертва, бледная, не похожая сама на себя. Никто не знал, что теперь с нами будет. Но больше всех мы жалели Татьяну Павловну, для которой филармония была ее жизнью. Потом мы все приходили на разбор завалов и Татьяна Павловна вместе с нами. В рабочих халатах поверх пальто и рукавицах. Приходили после репетиций, в выходные».

А вот что вспоминает о пожаре в филармонии солист-вокалист, заслуженный артист РФ Владимир Алексеевич Кузнецов: «Здание Костромской филармонии пострадало очень сильно, а зал выгорел полностью. Сразу после пожара нам казалось, что вместе со зданием сгорели все наши планы и надежды. Особенно переживала Татьяна Павловна Иванова. Не за свое директорское место, а за всех нас, за то, что государству причинен большой ущерб. Она была советским человеком в самом лучшем понимании этого слова: боялась государственную копейку потратить напрасно, а тут — такой ущерб! Во всем винила себя, хотя никто никогда не предъявлял ей обвинений в том, что пожар возник. Но она так решила. И вскоре начала передавать дела».

В 1980 году в  Костроме продолжается строительство насущно необходимых населению объектов десятой пятилетки. Началось создание крупного овощеводческого совхоза «Волжский»

Идея создать для города свое подсобное хозяйство родилась в администрации Костромы. Первому директору совхоза «Волжский» Валерию Юрьевичу Скоробогатову пришлось заниматься строительством, в основном. Позже поселок «Волжский»  территориально присоединился к городу.

В 1980 году пущен Костромской комбинат молочных продуктов

С этого года в основном была решена проблема обеспечения города молочными продуктами и сливочным маслом.

В 1980 году на Костромской ГРЭС заработал крупнейший в мире турбогенератор мощностью 1 миллион 200 тысяч киловатт.

С этого момента Костромская область стала не только потреблять электроэнергию, но и обеспечивать ею другие регионы. А через год коллектив Костромской ГРЭС был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В 1981 году принял пациентов новый пятиэтажный лечебный корпус областной больницы, вместивший несколько отделений, в том числе кардиологическое и реанимационное. Открыто отделение сосудистой хирургии.

В 1981 году в Костромском театре кукол, открывшемся после реконструкции, состоялось первое представление

В 1981 году принял первых отдыхающих санаторий-курорт «Волга»

Здравница широкого профиля, с бассейном для плавания. Она начала строиться в 1980 году. И вот, практически за год, на берегу Волги, близ дома отдыха «Тихий уголок», выросли современные корпуса нового костромского санатория-курорта.

В 1981 году костромская станция скорой медицинской помощи переехала в новое трехэтажное здание на улице Никитской

В 1982 году Костромской технологический институт награжден орденом Трудового Красного знамени

Об этом свидетельствует приказ «За заслуги в подготовке специалистов и развитие научных исследований», подписанный тогдашним первым секретарем ЦК КПСС Леонидом Ильичем Брежневым 19 августа 1982 года.

В 1982 году введен в строй совхоз «Высоковский»

Официальной датой рождения предприятия считается 20 января 1982 года, когда «Высоковский» был сдан в эксплуатацию. С «Высоковским» сотрудничали известные российские ученые: профессор Всесоюзного научно-исследовательского института овощного хозяйства Стефания Ващенко, ученый-селекционер, автор сорта томатов «Красная стрела» Светлана Игнатова предоставили костромским овощеводам свои разработки и технологии.

Поначалу тепличный комплекс располагался на шести гектарах, а потом стал прирастать новыми теплицами. В 1985 году здесь запустили собственный цех переработки продукции. В 1986 году  хозяйство раскинулось на двенадцати гектарах, а в 1990-м теплицы занимали уже восемнадцать гектаров. К этому времени в «Высоковском» уже выращивали не только овощи, но и цветы. Пробовали выращивать арбузы. А урожаи томатов доходили до двадцати семи килограммов с одного квадратного метра теплиц. Трудно поверить, что на этом месте стояло болото.

О том, как болото превратилось в тепличный комбинат, рассказал Виктор Павлович Иванов, работавший в то время старшим прорабом треста «Спецстроймеханизация»: «Если бы не председатель Костромского облисполкома Виталий Федотович Широков, то у нас в области сегодня не было бы тепличного комбината в Высокове. Чтобы засыпать болото, понадобилось привезти 400 тысяч кубометров грунта, а может и больше. Одной организации это не под силу. В Костроме в то время были десятки различных строительных управлений, но все они принадлежали разным ведомствам. И вот для того, чтобы всех объединить в один мощный стройотряд и бросить на решение задачи областного масштаба, Широков придумал областные учения по гражданской обороне. Учения эти он объявил обязательными для всех организаций, где работали строители, и имелся грузовой транспорт и экскаваторы. Наш трест практически являлся в ту пору штабом «Гражданской обороны», то есть штабом работ по засыпке болота под тепличник. К нам стекалось все: специалисты, техника, средства. Для всех, кто участвовал в «учениях» мы организовывали бесплатный транспорт для доставки к месту «учений», бесплатную заправку техники, кормили завтраком, обедом, ужином и официально платили зарплату. Все областное начальство знало, что фактически вместо учений по гражданской обороне, объявленных Широковым, в Высокове народ работает на засыпке болота в две смены, с темна до темна. А первый секретарь обкома партии Юрий Николаевич Баландин сам неоднократно приезжал на место «учений». Каждый день шестнадцать грузовиков, пятнадцать бульдозеров, десять экскаваторов возили, рыли, трамбовали грунт.

Через месяц нулевой цикл — отсыпку — закончили. Строители и техника разъехались по своим организациям. Только Широков остался здесь. Вместо болота появился ровный участок. И Виталий Федотович организовал здесь так называемую «народную» стройку самого тепличного комбината, в которой опять-таки стали участвовать почти все заводы, фабрики и организации. Таким образом, была построена и Шуваловская свинофабрика и Коркинские очистные сооружения и еще много чего хорошего и нужного».

В 1983 году началось восстановление Костромской государственной филармонии

— Владимир Иванович Васильковский, назначенный директором филармонии после пожара, — вспоминает Лариса Константиновна Савельева, — был в дружеских отношениях с моим мужем Савельевым Валерием Дмитриевичем, работавшим в то время директором костромского экскаваторного завода «Рабочий металлист». Поэтому я не удивилась, когда он пришел к нам в гости со своей женой Танечкой. Но то, что было после дружеского обеда, стало неожиданностью. Васильковский сказал, что набирает штат и хотел бы видеть меня в своей команде. Я к этому времени уже двенадцать лет отработала старшим инженером строительного отдела управления сельского хозяйства Костромской области. «Давайте-ка, — сказал он мне, — собирайтесь: здание филармонии будем заново отстраивать. Будете моим заместителем по хозяйственной части». Так в октябре 1983 года я оказалась на работе в филармонии. И до октября 1986-го, когда филармония открылась, я не знала покоя ни днем, ни ночью.

Первый рабочий день помню хорошо. Здание филармонии горело сверху, но разруха была полная. Все было затоплено. В подвале, там, где была котельная, работали военнослужащие. Владимир Иванович попросил меня спуститься туда и посмотреть, что они там делают. Я была в белом плаще и туфлях на высоких каблуках. А как еще женщина в первый день может прийти на работу? Васильковский ничего не сказал по поводу моего наряда, но решил спуститься вместе со мной.

Военнослужащих мы еле разглядели: такая густая стояла пыль в бывшей котельной. Ломами и лопатами они демонтировали старое оборудование. Надо было восстанавливать канализацию и теплоснабжение прежде всего: впереди была зима. Солдатики все убирали, вначале из подвала, потом — везде по зданию. Чуть ли не полгода вывозили все. Мы тоже работали по расчистке завалов. Про каблуки и белый плащ я забыла на второй день.

То, что мы смогли поднять филармонию из руин — это  заслуга многих людей и прежде всего куратора стройки Виталия Федотовича Широкова, тогдашнего заместителя председателя Костромского облисполкома. Если бы кто-то другой за это дело взялся — ничего бы не вышло. Владимиру Ивановичу Васильковскому пришлось ему соответствовать: работать, не считаясь со временем и довольно жесткими методами.

Признаюсь, мне было тяжело, я несколько раз пожалела, что согласилась на его предложение. Это ведь собачья должность у меня была: достать, договориться, привезти. И все надо в сжатые сроки, и все — ровно такого качества и из таких материалов, как Владимир Иванович задумал. Он не давал мне продохнуть от работы ни дня. Не подписал мне заявление на увольнение. Порвал и сказал, что завтра я передумаю, и спасибо ему скажу за то, что не отпустил. Так оно и было. Я втянулась в эту гонку «достать, привезти, рассчитать и не ошибиться».

Однажды я пришла к нему и пожаловалась, что нигде не могу достать нужный электрический кабель. В то время с материалами было очень плохо. И вот он сам, на какой-то старой машине, поехал в какую-то строительную воинскую часть. У него была выдающаяся способность договариваться даже с незнакомыми людьми. Нашел там кабель и сам его сматывал.

Мы задумали, что у филармонии будет единый ансамбль отделки и меблировки времен Санкт-Петербурга Екатерининской эпохи. Кресла  в стиле той эпохи, люстры, двери, ведущие в зрительный зал. И я этот замысел претворяла в жизнь. Думала: когда же это все кончится, когда же я отдохну? А вот сейчас не работаю, отдыхаю — и вспоминаю то время, как лучшее в своей жизни».

В 1983 году Костромской государственный драматический театр имени А.Н. Островского, один из старейших в России, отпраздновавший свое 175-летие, награжден орденом Трудового Красного Знамени

В 1983 году открыто движение электропоездов по маршруту Кострома — Ярославль

В 1983 году в Костроме прошел театральный фестиваль, посвященный 160-летию со дня рождения выдающегося драматурга А.Н. Островского

В 1983 году начал работать новый лечебный комплекс — Центральная районная больница и поликлиника Костромского района

Поликлиника и стационар, в котором  было восемь отделений: реанимационное,  хирургическое, гинекологическое, детское, терапевтическое, неврологическое, инфекционное, проктологическое.

В 1984 году на проспекте Мира открыт новый Костромской цирк

Интересный момент в истории возникновения цирка в Костроме отметил в своих воспоминаниях костромской мэр Борис Константинович Коробов: «Необходимость строительства цирка в Костроме обосновал тогдашний заместитель председателя Костромского горисполкома Александр Иванович Голубков. И всех в Москве убедил, что именно в провинциальной, маленькой Костроме должен быть построен такой цирк, каких во всей России до тех пор существовал всего один — в Москве. Написанные им обоснования строительства того или иного объекта вообще могли бы войти в историю. Тогда костромского землячества в Москве не было, как организации. Но Голубков знал лично всех костромичей, которые там занимают какие-то посты в ЦК, в Совете министров. Он был вхож во многие высокие кабинеты Госпланов России и Советского Союза. Причем, вхож запросто, душевно, на уровне теплых человеческих контактов».

А вот о том, как шло само строительство цирка, рассказал Вячеслав Готлибович Рейх: «Во время строительства цирка я работал секретарем партбюро завода имени 17-го партсъезда. Нашему предприятию было дано персональное задание: забетонировать подвал цирка — нижнего цокольного подвального помещения. Надо было самим купить бетон, выделить рабочих из заводских цехов и провести собственно бетонирование. Раньше так было принято: большие стройки объявлялись народными, и в них участвовал весь город.

Начальник штаба стройки (в данном случае им был Виталий Федотович Широков, который, насколько я помню, отвечал перед обкомом партии за все, что строилось в нашей области), приглашал директоров  костромских предприятий к себе, раскладывал перед ними план будущего сооружения, показывал каждому определенное место на этом плане и говорил: «Вот ваш объект». И все работали.

 В связи с тем, что в  строительстве цирка принял участие весь город, произошла большая экономия средств на общестроительных работах. Все эти средства пошли на отделку и оснащение, что позволило улучшить цирк как снаружи, так и изнутри. Были заказаны специальные люстры, бра, вестибюль внутри отделывали гораздо богаче и современней, чем было предусмотрено проектом. У нас вообще цирк особенный получился: своеобразный купол — целиковый, без поддержки, весь цирк легкий, воздушный, открытый, ничем не задавленный».

В 1984 году Государственный архив Костромской области разместился в новом десятиэтажном здании на улице «Северной правды»

В 1984 году пронесся ураган над Лунево

9 июня 1984 года, в 15 часов 15 минут, как рассказала своим читателям газета «Комсомольская правда», над областями Ивановской (в 15 часов 15 минут) и Костромской (в 17 часов), пронесся печально знаменитый смерч. Он вошел в историю под именем «Ивановское чудовище», потому что самые большие разрушения он принес городу Иваново и населенным пунктам Юрьевецкого, Лухского и Фурмановского районов этой области. В Костромской области сильно пострадала турбаза «Лунево».

На турбазе был обычный субботний день. К вечеру подул небольшой ветерок и немного похолодало. Кто-то из отдыхающих даже обрадовался прохладе. А через некоторое время наступила полная тишина. Около семнадцати часов небо закрыла огромная темно-синяя туча, потом пошел ливень, сменившийся градом. По свидетельству очевидцев, диаметр некоторых градин достигал трех сантиметров. Вслед за этим появилось черное облако с воронкообразным выступом, который, раскачиваясь из стороны в сторону, опускался все ниже. Почти коснувшись земли, воронка стала быстро расширяться и всасывать в себя все, что попадалось на ее пути. Падали вывороченные из земли деревья, рушились, поднимались и уносились куда-то щитовые домики. Бетонные и большие кирпичные строения устояли, но с них смерч срывал крыши, выбивал стекла. Какой была сила смерча можно судить хотя бы по тому, что наполненная водой сорокатонная цистерна, находившаяся на вершине водонапорной башни, была перенесена на другой конец территории — метров за четыреста от башни. В пионерском лагере имени Ю.А. Гагарина были повреждены практически все корпуса. Информация о погибших и пропавших без вести в местной печати отсутствовала. Но по тому, что в течение нескольких лет после случившегося, 9 июня на турбазу приезжали люди и опускали в Волгу венки, можно заключить, что погибшие были.

Тридцать лет спустя, в сентябре 2014 года, свидетель этих событий Николай Владимирович Щеваев, работавший в то время в Костромском областном комитете КПСС заведующим отделом строительства, достал свою давнюю записную книжку. И рассказал вот что: «9 июня 1984 года, в выходной день, ответственным дежурным был я. Кроме меня в здании обкома находился только один человек — Римма, секретарь первого секретаря обкома партии. В мои обязанности входило фиксировать все звонки, поступившие в обком, и, если что случится, действовать соответственно обстановке. Дежурство мое подходило к концу, я планировал вечером съездить в сад.  Звонок из УВД изменил мои планы. В моей записной книжке звонок записан по времени его поступления: 17 часов 25 минут: стихийное бедствие в Лунево. Ураганом перевернуло щитовые домики. На место происшествия выехала группа военнослужащих внутренних войск.

Я тут же проинформировал об этом первого секретаря Костромского обкома КПСС Юрия Николаевича Баландина. Спросил у него, что мне делать, может быть, выехать в Лунево? Он ответил, что лучше оставаться на месте, быть связующим звеном между  всеми, кто вступит в борьбу с последствиями стихийного бедствия, и информировать его обо всем. В то время с Лунево никакой связи не было. В Костроме о случившемся в Лунево первоначально  узнали от дежурного, который находился в совхозе «Чернопенский». Потом к событиям подключилась связь, которая была у речников, затем — рация внутренних войск.

У меня сохранилась та записная книжка, где в хронологической последовательности я записывал все звонки, поступившие мне, как дежурному по обкому КПСС, и все дальнейшие действия по ликвидации последствий смерча.

17.50. Позвонил Анатолий Яковлевич Кроль, главный инженер «Костромаэнерго»: большое отключение на Костромской ГРЭС — три линии электропередач повреждены. Остановились 1-й,2-й,3-й блоки, остаются работать 4-й,5-й,6-й блоки.

18.50. Диспетчер пожарной охраны Иванов: майор Беляев сообщил из Лунево, что там много жертв, просит прислать машину скорой помощи или какой-то другой транспорт на костромской причал, куда подойдет катер из Лунево.

18.50. Включается начальник училища химзащиты генерал Евгений Яковлевич Лебедев, который сообщает, что на место происшествия направлены два автобуса с десантниками и два врача. Собираем еще десять врачей.

19.00. УВД сообщает, что из Сухоногово просят машины.

19.03. Бригада врачей и среднего медперсонала выехала в Лунево. Диспетчер управления связи выехал в Лунево. Установлена связь.

19.04. Диспетчер УВД сообщает, что нужен транспорт. Связываемся с заместителем начальника транспортного управления Владимиром Михайловичем Дубровским.

19.09. Генерал Лебедев сообщает, что в Лунево направлены дополнительно 50 военнослужащих, санитарная машина и хирург, а для пострадавших подготовлены 15 коек в госпитале.

19.15. Дежурный по УВД сообщает, что в Лунево уже обнаружено семь трупов и более тридцати раненых. В больницу Волгореченска доставлено четверо раненых.

19.20.  Дежурный Костромского речного порта сообщает, что на прибывшем катере — один труп. Через минуту вновь включается генерал Лебедев, который сообщает, что к причалу направлены две санитарные машины и старшая медсестра.

19.25. Диспетчер ЦДС (центральная диспетчерская служба): к причалу отправлено пять автобусов для эвакуируемых из Лунево.

19.30. Дежурный УВД: в деревне Капустино Нерехтского района по бревну разметало два дома, в одном из которых проживали старик со старушкой. Старушка — насмерть, старик жив, но ранен. В деревне Бартенево пострадало шесть домов.

19.37. Заведующий областным отделом здравоохранения Михаил Иванович Таланов: с парохода сняты 15 пострадавших, из них «носилочных» — 12 и один труп.

19.45. Дежурный УВД сообщает, что первый секретарь обкома партии Баландин распорядился разместить 800 эвакуированных.

19.46. Звонок от Баландина: количество эвакуируемых меньше — 640 человек. Нужны 20 автобусов: 5 — для детей, 15 — для взрослых. Автобусы тут же были поданы.

20.09. Юрий Николаевич Баландин: Начинайте принимать людей.

Тут уже в размещение включился председатель областного комитета профсоюзов Станислав Феликсович Милевский со своим арсеналом санаториев-профилакториев.

Генерал Лебедев направил в район бедствия 150 курсантов химучилища для разборки завалов с рацией и двуручными пилами. Но пилы не помогали, потому что ураган был такой силы, что поднятой в воздух землей так плотно забило кору деревьев, что пилы их не брали.

Надо сказать, что наши команды выполнялись беспрекословно. Начались звонки поминутно: докладывали по размещению эвакуированных. Из областного Совета  профсоюзов сообщили о предпринимаемых действиях по подготовке мест. Профилакторий «Связист»  предоставлял 40 мест, пединститут — 50 мест. Я  заходил в каждый автобус, разговаривал с людьми. Иногородние отдыхающие, в основном-то они были из районов области, говорили, что хотят остаться отдыхать в Костроме и дальше. Был заезд  москвичей. Их эвакуация, связанная с отъездом по железной дороге, представляла некоторые трудности: все билеты на поезд Кострома-Москва были уже проданы. Проблему с отъездом  решили, прицепив дополнительный вагон на Москву. Тех, кто не хотел уезжать — разместили в Костроме.

Пришло сообщение с ГРЭС: свалено и сломано три бетонных опоры, повреждено 36 километров линий электропередач по направлению от Костромы на Иваново, на Ярославль, на Москву, на Владимир.

В 21 час 49 минут мы информировали управление делами ЦК КПСС (Москва) о наших действиях. В том числе о пострадавших, о размещении эвакуированных с места стихийного бедствия. Вторая городская больница — один человек в тяжелом состоянии. И первая городская больница — двенадцать человек, в том числе — пятеро детей.

22 часа: на вокзал уехало 53 человека. И здесь уже сведения о том, сколько размещено: санаторий «Колос» — 43 человека, «Сосновый бор» — 138 человек, профилакторий Костромского педагогического института — 54 человека. Профилактории предприятий Костромы очень много эвакуированных разместили: «Фанплит» — 47 человек, «Связист» — 31, «Строитель» — 112 человек, «Строммашина» — 40 человек, профилакторий льнокомбината имени Ленина — 50 человек. Всего — 515 человек. Погибших (по сообщениям) — 17 человек.

В 1985 году в Костроме, на улице Симановского состоялось торжественное открытие выставочного зала и Шестой зональной выставки «Художники Нечерноземья»

В 1985 году построена набережная реки Волги

Вот что рассказывает об этом событии Юрий Викторович Кочетов: «Я был начальником первого участка шестого мостоотряда во время строительства в Костроме набережной реки Волги. Борис Константинович Коробов, будучи главным инженером горкомхоза, курировал это строительство. Коробов очень серьезно ко всему относился. На первую сваю приехал. И потом бывал тут часто:  надевал рукавицы, рабочий халат и работал. Он заметил наши ошибки в строительстве каркаса и посоветовал усилить арматуру. Что мы и сделали, добавив металлических стержней. Строили мы набережную больше пяти лет: денег постоянно не хватало. Поэтому строили урывками.

Строительство пошло от моста, вниз по Волге, с заворотом на Черную речку. Набережная — это не только та красота, которую мы видим сверху. Это — огромное и очень сложное техническое сооружение, задача которого — защита берега от размыва, то есть, от эрозии. Здесь семь мостов и четыре путепровода. И обратный фильтр.

Обратный фильтр — самое ценное в таких гидрологических сооружениях. Он состоит из многих слоев: котлован сначала засыпали крупнозернистым речным песком, потом мелким гравием, затем положили крупный гравий, потом — камни диаметром 150—200 миллиметров, а сверху — поочередно: крупный щебень, мелкий щебень, песок.

Я до сих пор горжусь тем, что мы сделали эту набережную с таким хорошим качеством. Приезжал первый секретарь обкома Ярославского в Кострому, так он сказал, что в Ярославле набережная хуже: там у них плиты провалились, все размыло-вымыло. Видимо, обратный фильтр не был сделан так, как надо».

В 1985 году в новое здание переехал Костромской дом ребенка 

«Дом ребенка построили на улице Боровой, — вспоминал бывший в то время заместителем главы города Костромы Игорь Витальевич Солоников, — одновременно прошла и реконструкция всей улицы. В результате Боровая по благоустройству стала одной из самых благоустроенных в городе, а Дом ребенка стал одним из самых современных на то время. Большой, на несколько групп,  укомплектованный необходимым оборудованием. Этот Дом мы, помнится, показывали всем гостям города».  

В 1985 году введен в эксплуатацию мост через реку Кострома

Вот что вспоминал начальник Первого участка мостоотряда № 6  Юрий Викторович Кочетов: «Проблемы с этим мостом были большие, хотя он в два раза меньше, чем мост через Волгу. Он пересекает реку Кострому на вираже от обувной фабрики. Река — в топляке. Намучились мы там сваи забивать. У этого моста и армирование конструкций другое. Деформационных швов всего три. Зазор между пролетами имеет подвижность и в то же время не пропускает влагу, а стало быть, не ржавеет. Со стороны улицы Островского пришлось мост поднимать: чтобы суда могли проходить. Я много мостов в своей жизни построил. Могу сказать, что мост через реку Кострому — один из самых интересных».

А вот что к этому рассказу добавляет Борис Константинович Коробов: «В строительстве этого моста я принимал непосредственное участие, будучи начальником управления коммунального хозяйства города Костромы. Как я сейчас понимаю, это была очень хорошая школа пунктуальности и технологичности, но крутиться мне приходилось буквально как белке в колесе. Все, кому хоть раз в жизни доводилось работать одновременно с заказчиком и исполнителем на крупном объекте, меня поймут. Ведь вместе со строительством мостов надо было строить подходы к этим мостам, переходы, развязки, благоустраивать набережную, укреплять берега. Для проектирования всего этого в нашем городе была создана мощная группа инженеров-проектировщиков при институте «Костромагражданпроект». Возглавил эту группу Олег Иванович Смирнов. На мосту через реку Кострому он, по совету мостовиков, использовал опыт строительства моста через Волгу и применил другую конструкцию стыков, более надежную.   

При строительстве моста через реку Кострому подъездные пути вели  со стороны центральной части, с улицы Островского. А там — территории предприятий: завода имени Красина, речного порта, комбината имени Ленина. И везде зарыто полно коммуникаций, подъездные железнодорожные пути, теплотрассы, электрические и телефонные кабели. Надо всё это успеть вытащить, чтобы не повредить или засыпать на большую глубину. Надо было утрясти вопрос с переносом тяговой подстанции и сохранить вид на Ипатьевский монастырь.

И вот, чтобы сохранить инфраструктуру и не повредить архитектуре Ипатия, мы решили строить мост почти вдоль реки Костромы: подъездная дорога идет вдоль реки, потом чуть поворачивает на мост, и мост соединяет берега под углом. Можно сказать теперь, что у нас единственный в России мост вдоль реки».

В 1985 году введен в действие новый асфальтобетонный завод

Вот что об этом рассказывает Юрий Витальевич Солоников: «Асфальтобетонный завод на улице Индустриальной в Костроме был построен городом по инициативе Бориса Константиновича Коробова, бывшего в то время начальником коммунального хозяйства Костромы. Как раз в это время в городе развернулось жилищное и дорожное строительство, и свой хороший завод по производству бетона и асфальта был жизненно необходим. Ответственным за строительство  стал главный инженер городского коммунального хозяйства Валерий Вячеславович Кузнецов. Завод построили быстро и качественно: нигде в области еще не было такого оборудования, на котором можно было не просто жарить песок, а готовить настоящую асфальтобетонную смесь по немецкой технологии».

В 1985 году за романы «Семигорье» и «Годины» костромскому писателю Владимиру Григорьевичу Корнилову присуждена Государственная премия РСФСР

В 1986 году в Костроме открыт областной кардиологический диспансер

Впервые в области построен отдельный специализированный  кардиологический диспансер. С тех пор там проходят долечивание пациенты областной больницы. Получился  комплекс: от диагноза до долечивания. Раньше в структуре областной больницы было просто кардиологическое отделение.

В 1986 году в Костроме открыт филиал Всероссийского научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря

Поначалу реставраторам отвели место в трапезном помещении Богоявленского монастыря. Но через три года — в 1989 году — реставрационный центр получил отдельное помещение в центре города, в торговых Рядах.

«Музеев в регионе было много, экспонатов, которые представляли большую историческую, культурную и художественную ценность — очень много, — вспоминала художник-реставратор икон Татьяна Леонидовна Васильева, — а обслуживать эти ценности было некому. Несколько реставраторов еле успевали справляться лишь с задачами консервации экспонатов. Спасибо мэру Костромы Борису Константиновичу Коробову: он помог и с помещением, и с кадрами. Первым заведующим НРЦ стал художник и реставратор Лев Александрович Богомолов. А первыми сотрудниками центра стали выпускники художественно-графического факультета Костромского педагогического института Владимир Борисович Карпычев, Ольга Ивановна Ухличева, Александр Евгеньевич Рыбцов и я.  Стажироваться ездили в Москву, к ведущим реставраторам старейшего российского  реставрационного центра. Работы было очень много. С ног не валились только потому, что для всех нас эта работа стала любимым делом жизни».

Вторая половина 80-х — конец эпохи так называемого застоя.  После смерти Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева за короткое время пришли к руководству ЦК и ушли в мир иной Юрий Владимирович Андропов, Константин Устинович Черненко.  Генеральным секретарем ЦК КПСС стал Михаил Сергеевич Горбачев и объявил гласность и перестройку.

 

В 1986 году в Костроме открыт специализированный зал бокса, и в этом же году в новом зале прошел турнир памяти костромского боксера Вадима Сафронова.

К этому времени уже были широко известны имена  заслуженного тренера России Вадима Ивановича Сафронова и основателя костромской школы бокса Владимира Николаевича Захарова. Известны были и  имена боксеров: заслуженного мастера спорта международного класса Александра Крупина и мастера спорта международного класса Александра Лукача. За время перестройки бокс в Костроме стал очень популярен: к середине девяностых годов в специализированном зале бокса постоянно тренировались и выступали больше трехсот боксеров.

В 1988 году город Кострома стал побратимом черногорского города Цетинье

«Инициатором был костромич, серб по национальности Васо Миланович Джурович, — вспоминала начальник управления культуры администрации города Костромы Татьяна Викторовна Гачина. —По инициативе Джуровича в Костроме создали русско—сербско-черногорское общество. С тех пор с Цетинье, столицей Черногории, у Костромы начались очень тесные контакты. Вначале — обмен официальными делегациями, потом — большая программа в рамках празднования 65-летия Победы. В Костроме я организовала выставку документов, которые рассказывали об освобождении Цетинье советскими воинами. Организовывала гастрольные поездки по Черногории детской школы искусств № 2, ансамбля «Венец». Мы ездили туда на День города, выступали в черногорском театре, знакомили жителей Цетинье с русской национальной кухней, угощали русскими блинами, клюквой. С нами ездила повар из столовой Костромской городской администрации Галина Николаевна Балясина. Встречали нас прекрасно».

Основное количество городов-побратимов Кострома приобрела при мэре Борисе Константиновиче Коробове. Кроме черногорского Цетинье, городами-побратимами Костромы стали: финский город Хювинкяя, американский Дарэм, английский Дарэм, болгарский Самоков, французский Доль, германский Ахен.

«Я руководил костромской делегацией в американский город Дарэм, — вспоминал заместитель Бориса Коробова Игорь Витальевич Солоников. — Нас встретил один из депутатов их городского парламента, директор медицинского колледжа, афроамериканец, ответственный за прием нашей делегации. Он сам был за рулем. Включал по дороге музыку русских композиторов и смотрел на нас: угадаем или нет, какое  произведение Рахманинова звучит, какое произведение Чайковского? Иногда мы угадывали. Тема нашего визита — «Система сбора и утилизации отходов» была далека от музыкальной. По плану нам предстояло посетить мусороперерабатывающий комплекс и изучить его работу. Как идет сортировка? А как с экологией? Нам все показали. Удивило все, особенно сортировка мусора по видам отходов: стекло,  пластмассу, бумагу. Потом поехали смотреть свалку — полигон. Американцы ничего не теряют, даже попутный газ, который вырабатывается во время утилизации. Мы наблюдали, как они делают глиняный замок, как укладывают пленку, как складируют и уплотняют  мусор. Все записывали.

Вернулись в Кострому и реализовали идею почти полностью. Отвели площадку, создали дирекцию строящегося завода, нашли деньги из федерального бюджета, взяли бывший завод ЖБИ «Костромамелиорация» на улице Индустриальной и на его базе  организовали площадку, купили транспортер. Построили мусороперерабатывающий комплекс. Но не успели ввести, потому что ни Коробова, ни меня в городской администрации не стало. До сих пор жалею, что не успели довести дело до конца: мы могли бы быть одними из первых в России, построивших мусоросортировочный комплекс и пойти не по пути сжигания мусора, а по пути сортировки и переработки уже в конце девяностых годов.

В 1988 году открыла двери обновленная Государственная филармония Костромской области 

Вот как говорила об этом событии начальник управления культуры администрации города Костромы Татьяна Викторовна Гачина: «Возвращение филармонии в нашу жизнь стало счастьем, огромной радостью для всех музыкантов города. Я работала в то время директором музыкальной школы № 8, которая располагалась в Доме культуры «Патриот», и очень хорошо помню, как радовались дети. Потому что в филармонии был лучший зал в городе, где можно было послушать профессиональных музыкантов. В Костроме больше ни одного такого зала нет, где классические музыканты в акустической атмосфере звучат так хорошо».

В 1989 году в областном центре открылся новый пятиэтажный корпус отделения травматологии 1-й городской больницы

В 1989 году первую продукцию выпустил радиоприборный завод

«Завод был построен на улице Магистральной, — вспоминал Игорь Витальевич Солоников, — строился он по всем правилам очередности: дороги, учебный корпус, общежитие, производственные помещения. Но потом начались годы перестроечные, когда военная промышленность сворачивалась. И новенький радиоприборный завод оказался перед выбором: либо выпускать что-то «нужное народу», либо… В общем, выбора не было. Начали выпускать трехпрограммные радиоприемники, которые работали без радиолиний. А когда образовался дефицит одноразовых шприцов — завод стал выпускать одноразовые шприцы. Когда получили первую партию — радовались: все-таки очень нужная продукция, медицинский персонал больниц был благодарен заводу».

В 1989 году на базе костромской общеобразовательной школы № 4 открыта областная детская хоровая школа

В 1989 году на Костромском ипподроме прошли соревнования на Кубок СССР по конному спорту

1989 году в Костроме построена первая очередь путепровода через железнодорожные пути, соединившего улицу Советскую и Кинешемское шоссе

Вот как рассказывает об этом строительстве Борис Константинович Коробов в своей книге «Нулевой цикл»: С появлением в районе железной дороги таких крупных предприятий, как мясокомбинат, заводы «Текстильмаш», «Луч», завода железобетонных конструкций, начали случаться трагедии: гибли люди, которым приходилось  идти на работу через железнодорожные пути. Поэтому я, еще будучи начальником жилищно-коммунального хозяйства, решил строить переход над железнодорожными путями. Но как это сделать, если строительство не включено в план ни одной строительной организации?

В Костроме был расквартирован мостостроительный отряд, который занимался строительством мостов и путепроводов, в основном, в Ярославле и Иванове. Я понимал, что в необходимости строительства перехода надо убедить их. Собственно говоря, это удалось: жертвы на железнодорожных путях убедили бы кого угодно. Но мостовики сказали, что даже начать  строительство без включения в план они не могут. И вот тогда мне помог Марьян Францевич Спеглянин, новый начальник мостоотряда, недавно приехавший к нам из Оренбурга.

На мое счастье, Марьян Францевич обладал  полезным для дела качеством: умел найти подход к нужным людям, а найдя этот подход — не потерять. Спеглянин имел связи в Оренбурге, где также занимался строительством мостов и имел связи в Москве. И теперь решил их использовать. Поехал в столицу, походил там по известным ему кабинетам и вернулся с нужной нам строкой в плане.

Буквально на второй день мы начали делать проект. Спеглянин к тому же оказался замечательным инженером и организатором. Это он скомбинировал металлические и железобетонные пролеты, что позволило сэкономить средства и уложиться в смету. Я думаю, что после строительства нашего перехода Марьян Францевич мог бы написать целую диссертацию о том, как возводить мост с опорами между рельсов через действующую железную дорогу, обойтись без несчастных случаев и даже не потерять при  этом ни одной единицы техники.

Лидия Кириленко: Хроника «лихих девяностых» в Костроме (По материалам городской газеты «Костромские ведомости» и свидетельствам очевидцев)

90-е годы известны как время пустых прилавков, приватизации, бандитских разборок, крушения предприятий, задержки зарплат и пенсий, детских пособий, безработицы, протестного движения.

Вот как вспоминает об этом времени нейрохирург Костромской областной больницы Михаил Борисович Кириллов: «То, что 90-е годы — лихие, первыми почувствовали нейрохирурги. Пациентов было огромное количество: с закрытыми и открытыми черепно-мозговыми травмами, с огнестрельными ранениями. Бандитов тоже приходилось оперировать. Это — особые пациенты, за которыми нужен не только послеоперационный уход, но и, как впоследствии оказалось, послеоперационный надзор. Иногда милицию вызывали, чтобы оградить пострадавшего от его назойливых друзей. Выставляли охрану с автоматами у палаты реанимации, потому что в любой момент могли прийти «братки» и добить своего дружка. Я оперировал больного, у которого пуля вошла в правое ухо и вышла из левого. Но он остался жив. Потом его долго выхаживали. Выходили. Зрение сохранили, ноги-руки действовали. Только слух потерял. Но он не успокоился, и после выхода из больницы продолжал заниматься криминальной деятельностью бандитского авторитета».
(«Нейро: рассказы костромских хирургов, медсестёр, санитарок». Костромаиздат,2012 год, автор–составитель Л. А. Кириленко).

Справедливо будет заметить, что любой человек, а не только нейрохирург, в то время мог сказать, что лихость этих лет он почувствовал первым: рабочий, инженер, безработный, пенсионер, учитель, государственный служащий. Девяностые годы никого не обделили проблемами.

У Костромы появилась своя газета

В конце 1990 года вышел первый номер газеты «Костромские ведомости». Учредители - Костромской городской Совет народных депутатов и научно-производственное объединение «Авеста». Мы, журналисты, сразу осознали: нас ждет очень много разных событий. Причем, таких событий, с которыми за прошедшие семьдесят три года советской власти никто не сталкивался.  Понять абсолютно все, что будет происходить, мы не сможем. Значит, надо просто описывать события, не подкрашивая, но и не очерняя факты. А в самые критические моменты обращаться к «коллективному разуму» — выходить на улицы города и спрашивать, что о том или ином событии думают люди. Нас в этом поддержал глава города Костромы (тогда его должность называлась «председатель горисполкома») Борис Константинович Коробов: «Пишите обо всем, — сказал он, — главное, чтобы костромичи вовремя узнавали о том, что происходит в городе». И в этом же стремлении журналистов всегда поддерживал председатель городского Совета народных депутатов  Александр Геннадьевич Воронин.

В первом номере газеты, на первой полосе было напечатано обращение к читателю первого редактора «КВ» Дмитрия Куколевского:

 «Мы отказываем на своих страницах призывам и лозунгам, инструкциям и нравоучениям, которые не несут в себе ни живой мысли, ни новой идеи. Мы отказываем идеологическим схемам и взглядам на человека, как на некий винтик. Мы отказываем штампу мысли и слова, монополии на истину, приглашая каждого читателя выражать свое искреннее мнение в любом разговоре. Одним словом, мы хотим, чтобы наша газета защищала человека, а не только идеи, чтобы она была общественной, а не ведомственной, свободной, а не подцензурной, газетой для читателя, а не для начальника. Если вам, читатель, нужна такая газета, тогда здравствуйте!» А вот и первая информация о происходящем в Костроме.

В городе сняли лозунги КПСС

В октябре 1990 года, сообщили «Костромские ведомости в первом номере, в нашем городе сняли партийные лозунги «Вперед, в победе коммунизма!» Там, где они висели, появилось свободное место. Куда теперь вперед и к победе чего, никто нам еще не сказал. На прилавках городских магазинов нет продуктов. На полях угрожающая обстановка: картошка до сих пор не убрана. Крупные предприятия города грозят забастовать из-за отсутствия табака в торговых точках.

Создан центр социального обслуживания пенсионеров

Этот центр с отделением дневного пребывания и помощи на дому был организован городскими властями совместно с Костромской Епархией. Духовная власть вместе с властью городской кормила нищих и бездомных. Многие приходили бесплатно обедать: в городе было плохое положение с продуктами. Монахини готовили. Епархия брала на себя организационную часть работы, а материальное  обеспечение — город брал на себя.

Вошел в строй кардиологический диспансер

Таким образом, была решена проблема долечивания послеинфарктных больных. Но не только. Кардиологический диспансер взял на себя задачу профилактики инфарктов миокарда и других заболеваний сердца и сосудов. Туда госпитализировались жители области с так называемыми прединфарктными состояниями, чаще всего — с угрожающе повышенным давлением крови.  

За стояние в очереди приходится платить

Появилась платная очередь на холодильники, сообщила газета, пылесосы и прочее. Специально созданная служба при исполкоме городского Совета по адресу: ул. Крестьянская, 6, регистрирует очереди на приобретение дефицитных товаров. Время работы — с 10 до 19 часов. Служба учета очередей имеет статус хозрасчетной группы — нечто вроде малого предприятия. За ее услуги покупатели платят деньги. Из этих денег складываются доходы и выплачивается зарплата сотрудникам. В штате предусмотрено четыре человека. Служба регистрирует и ведет учет очередей на цветные и черно-белые телевизоры, холодильники, пылесосы, швейные и стиральные машины. Сюда поступает информация о завозе товаров в магазины объединения «Промтовары». Тех, у кого подошла очередь, оповещают открыткой или по телефону. Вот такая система. Номера в очереди у нас пока единственный товар, которого  навалом.      

Госсобственность готовят к продаже гражданам и коллективам

На четвертой сессии городского Совета принято решение провести эксперимент по разгосударствлению и приватизации государственной собственности. К продаже гражданам и коллективам в частную, коллективную, акционерную и иные виды собственности на конкурсной основе будет предложено до пяти объектов по отрасли. Эксперимент намечено провести в течение двух месяцев.

В Буе объявились демократы

На карте уездного города появились вкрапления трехцветных флагов общественно-политического движения «Демократическая Россия», сообщает газета «Костромские ведомости в одном из первых номеров. 7 ноября во время демонстрации буйские демократы образовали отдельную колонну. А 14 ноября в газете «Буйская правда» появилась подборка материалов под общим заголовком «Демократическая Россия». В ней, в частности, обнародованы программные ориентиры координационного совета Буйской организации «ДР». Наряду с привычным набором программных пунктов «ДР» о деполитизации государственных органов, запрете парткомов на предприятиях, национализации имущества КПСС — в ориентирах буйских демократов присутствовала и местная тематика: перепрофилирование АЭС, отзыв народного депутата РСФСР В. Торопова.

Бизнес профбоссов  развивается быстрее всех других бизнесов

Как сообщают «Костромские ведомости», в Костромской области создано акционерное общества «Орион» с уставным фондом около трех миллионов рублей. Учредитель — областная федерация профсоюзов. Факт интересен тем, что первыми в рыночные отношения  вступают руководители той организации, которая еще недавно провозглашала защиту трудящихся от рынка. Зимой пленум ВЦСПС затвердил хитроумную идею: организовать новый профцентр, который бы отмежевался от непопулярной политики ВЦСПС, не отвечал бы за его долги перед трудящимися, но наследовал бы его имущество.

Министерства, компартия, комсомол, а теперь и профсоюзы занялись бизнесом. Настораживает: распорядителями (если не владельцами) огромных капиталов становятся номенклатурные боссы.

Кризисная ситуация с жизнеобеспечением города

В магазинах, как продуктовых, так и промтоварных, шаром покати, зарплаты работающим задерживают. У первых демократов Костромы Леонида Орлова и Светланы Березиной несомненно есть повод организовать движение костромичей против власти.

Собирались протестующие в парке имени В.И. Ленина. На митингах кричали о том, что в магазинах ничего нет, что зарплаты задерживают. Даже был организован марш костромичей с пустыми кастрюлями, который перекрывал дороги. Однако самые угрожающие ситуации возникали не из-за отсутствия продуктов, зарплат и пенсий, а из-за отсутствия водки. Обстановка особенно накалялась в канун праздников.

Кострома — на грани массовых беспорядков

31 декабря 1990 года Кострома была на грани массовых беспорядков, сообщили «Костромские ведомости». В этом признался на президиуме горсовета подполковник милиции депутат Ловыгин. Разъяренные в гигантских очередях за водкой люди были готовы совершить самые безрассудные поступки. Чем ближе к празднику, тем длиннее становились очереди за водкой, формирующиеся еще затемно. Управление торговли решило отпускать водку только при условии сдачи взамен пустых бутылок. Предприимчивые люди сразу же начали торговать пустыми бутылками по цене 1-2 рубля за штуку. 29 декабря водка исчезла из магазинов задолго до 19 часов.

23 декабря на запертых дверях винно-водочных магазинов появились объявления о том, что в этот день водка продаваться не будет, зато на следующий день ее будут продавать с 11 до 19 часов. Тем не менее, у всех магазинов стояли очереди. Милиция тщетно пыталась уговорить людей разойтись. Заместитель Бориса Коробова по торговле Вячеслав Рейх заявил о том, что винно-водочные талоны будут действительны по 2 января. Но и это не успокоило людей. С утра 31 декабря у всех семнадцати городских винно-водочных магазинов стояли огромные очереди. Но в 11 часов торговать водкой начали далеко не все. Там, где начали, люди с опасностью для жизни продвигались к заветным прилавкам. А у тех магазинов, куда водку не завезли и к 13 часам, раздались призывы, самым безобидным из которых были призывы идти бить окна в горисполкоме.

По словам Ловыгина, дело не дошло до бунта только потому, что он сам съездил на ликеро-водочный завод и убедил директора поставить в магазины 2 тысячи ящиков водки.

Переход к рынку назван болезнью

5 января 1991 года газета «Костромские ведомости» публикует материалы с 5-й сессии городского Совета народных депутатов. В целом, как посчитала сессия горсовета, рынок — это выздоровление экономики, но переход к рынку — это болезнь. Заместитель председателя городского Совета Александр Воронин заявил, что курс нуждается в корректировке: нельзя, мол, делать упор на одну приватизацию и оставлять в тени все остальное. Поэтому комитет по собственности решено преобразовать в комиссию по экономической реформе, в состав которой войдут четыре комитета: по земельной реформе, по приватизации и разгосударствлению, по мерам социальной защиты, по жилищной реформе. Сошлись на том, что надо вернуться к льготному обеспечению детей и пожилых людей.

Сессия признала, что колбасные талоны отоварить представляется проблемой, тем не менее, каждому ребенку до трех лет, не посещающему детское дошкольное учреждение, необходимо выделять по килограмму мяса в месяц. В этом вопросе на сессии было полное единодушие. А вот в отношении льготного обеспечения стариков, прежде всего ветеранов партии, отмеченных знаком «50 лет в КПСС», возникла дискуссия. Выяснилось, в «магазинных» списках ветеранов партии гораздо больше, чем по данным органов СОБЕСа. В конце концов, депутаты согласились льготы ветеранам партии сохранить, но с нового года перестать пополнять этот список.

Болезнь осложняется

Переход к рынку начинается с жесткого распределения товаров. Предложения исполкома городского Совета по нормированному распределению некоторых видов товаров непродовольственной группы в 1991 году: 

1. Производить продажу сложнобытовой техники и мебели только по визиткам и паспортам согласно очередям, упорядоченным хозрасчетной группой. Признать  недействительными стихийно формирующиеся очереди на приобретение этих товаров.

2. Продолжить обеспечение детей из многодетных семей одеждой и обувью в магазине «Детский мир» согласно разработанным нормам.

3. Ввести визитки на обувь гражданам с 16-летнего возраста. Продавать обувь по предъявлению визитки и паспорта.   

4. Вернуться к нормированному распределению товаров непродовольственной группы.

Облисполком уменьшает месячные нормы питания

12 января 1991 года облисполком принял решение о выдаче продовольственных товаров на I квартал 1991 года. Месячные нормы остались теми же, что и в декабре, но есть некоторые изменения.  Масла теперь будут выдавать 200 граммов на человека, конфет — 250 граммов на человека, маргарина — 250 граммов на человека в квартал. Увеличение выдачи колбасы до 400 граммов на человека в месяц, как об этом говорилось в декабре, не реально. Члены облисполкома признались, что областные мясные ресурсы не позволяют это сделать.

 Костромичи не хотят отдавать магазины в частные руки

 Костромичи выступают против продажи магазинов и предприятий бытового обслуживания в частные руки. Они считают, что из-за этого повышаются цены.  Но цены повышаются и в   государственных предприятиях. Например, стало возможным взять за каждый «человеко-помыв» в общей бане с элементарными удобствами, включающими один таз на голову, рубль вместо прежних 17 копеек. На заседании комиссии по приватизации в ГлавПЭУ, встал С.И. Сазанов (тогда генеральный директор объединения бытового обслуживания) и сказал: «Мы ничего продавать в частные руки не собираемся. И в аренду не отдадим. Наоборот, мы решили объединиться, чтобы лучше обслуживать население». Все на заседании поняли: значит, будут повышены цены на бытовые услуги без улучшения самих услуг. Зачем улучшать, когда у потребителей не остается выбора? Потребитель будет вынужден мыться только в банях С.И. Сазанова, бриться и стричься только в парикмахерских С.И. Сазанова, чинить обувь только в мастерских С.И. Сазанова. Других просто не будет», — комментируют «Костромские ведомости» заявление Сазанова.

В интервью корреспонденту «КВ» заместитель председателя городского Совета народных депутатов Александр Воронин объясняет, почему не движется дело с продажей магазинов в частные руки: «По-видимому, — признается он, — в отношении продовольственных магазинов нам придется ограничиться приватизацией только вновь открывающихся или ранее не использовавшихся магазинов. Это объясняется многочисленными протестами жителей против приватизации предложенных нами действующих магазинов». Костромичи хотят изобилия товаров, но только по государственным ценам. Письма протеста имеют 150-200 подписей по каждому магазину. Возникают варианты ступенчатого перехода к разгосударствлению собственности. В качестве первого шага — аренда на один год».

Продан  один объект из первоначального списка

Оформлен договор о продаже костромского завода металлоизделий в собственность коллективу. Коллектив сам просил об этом. Продали сразу, за 76 тысяч рублей. Это ниже остаточной стоимости завода, что противоречит принятому «временному» положению.  Однако завод фактически в лежачем состоянии, для его реконструкции понадобится 5 миллионов рублей.

Сокращение объемов производства

В январе 1991 года «КВ» вышли с материалом  под заголовком «Буря, которая перевесила вывески». Этот материал подводил некоторые итоги прошедшего 1990 года: «1990 год можно считать годом повсеместной ломки сложившихся хозяйственных связей и сокращения объемов производства. Это стало особенно заметно по нашим текстильным предприятиям. Сначала останавливались приготовительные, потом прядильные, а затем и ткацкие производства».

Впервые на текстильных предприятиях установился двухсменный вместо трехсменного режим работы. Но произошло это не в связи с увеличением производительности труда (о чем мы мечтали), а в связи с отсутствием сырья. Льноволокно мы просили везде. Даже в Сирии. На что сирийцы ответили молчаливым удивлением. Они рассчитывали создать совместное производство на базе нашего сырья, буквально поняв рекламу нашего края как льняного.

Мало что изменилось в машиностроении и капитальном строительстве. План поставок не выполнялся, объем незавершенного строительства возрос. Между тем 1990 год объявлялся годом борьбы с незавершенкой, годом борьбы за выполнение плана поставок, годом решительной перестройки в министерствах и ведомствах. Ожидалась буря. Но произошло вот что: министерства стали преобразовываться в концерны и всевозможные научно-производственные объединения с теми же работниками и в тех же зданиях. Предприятия заметались: в какой концерн войти и как называться? Оказалось, что буря, которая ожидалась, только перевесила вывески. 

Новые талоны

Выпущены в свет новые продуктовые талоны на 1991 год. Они порадовали костромичей своей красочностью, и вероятно, станут объектом внимания коллекционеров, когда талонная система прикажет долго жить. Художнику было заказано найти адекватные маслу, сахару, табачным изделиям и т.д. художественные решения. Этот заказ горисполкома выполнил известный художник Сергей Маковей.

Талонная система крепчает

В январе 1991 года облисполком принял решение о выдаче продовольственных товаров на I квартал 1991 года по талонам. Месячные нормы остались теми же, что и в декабре 1990 года. Масла теперь будут выдавать 200 граммов на человека. Конфет — 250 граммов на человека. В квартальную норму попал маргарин — 250 граммов на человека. Уменьшение нормы выдачи масла объясняется тем, что в торговлю теперь поступает 70 процентов производимой продукции. Остальные 30 процентов будут оставаться в хозяйствах, и будут продаваться по договорным ценам.

Вводятся визитки на обувь. К дверям магазинов перед открытием собираются очереди костромичей с визитками. Визитки — следствие решения сессии горсовета от  25 января 1990 года о нормированном распределении некоторых товаров непродовольственной группы.

Не хлебом единым

В феврале 1991 года жителей Костромы волнуют не только проблемы хлеба насущного. Как сообщает газета «Костромские ведомости», председателю исполкома Костромского городского Совета народных депутатов Борису Коробову поступило заявление от председателя областного отделения Всероссийского фонда культуры А.В. Соловьевой. В заявлении говорится о необходимости возврата исторических названий площади Революции — Сусанинская площадь, улице Кооперации — улица Нижняя Дебря, улице Дзержинского — Муравьевка, Трудовой слободе — Ипатьевская слобода, химико-механическому техникуму имени Л.Б. Красина — «Химико-механический техникум имени Ф.В. Чижова».

Исполком Костромского городского Совета народных депутатов к этому заявлению отнесся серьезно, обсудил и решил считать возможным переименование улицы Кооперации в улицу Нижняя Дебря и Трудовой слободы в Ипатьевскую слободу. Переименование площади Революции, улицы Дзержинского исполком посчитал пока  нецелесообразным.

Горсовет урезает расходы делегаций

По сообщению «Костромских ведомостей, в феврале 1991 года городская администрация урезает расходы на поездки побратимских делегаций: «Теперь различные делегации будут путешествовать за границу на свои деньги», — предупреждает администрация.  Напомним: Кострома имеет за рубежом породненные города. Дарэм (США), Хювинкяя (Финляндия), графство Дарэм (Великобритания), Цетинье (Югославия). А также Самоков (Болгария), Петрков-Трибунальский (Польша) — по линии партийных органов. Установлены неофициальные связи с ФРГ, Италией, Вьетнамом и другими странами мира. В 1990 году состоялся интенсивный обмен делегациями с зарубежными странами. Сохранится он и в 1991 году. Но с существенной поправкой: подавляющее большинство делегаций будет путешествовать за границу за свой счет. Теперь из средств города будут оплачиваться только немногочисленные официальные и деловые поездки.  

Но от нападок общественности городские власти не спаслись: 16 марта — новый протестный митинг. Организован он был городским руководством компартии, ВЛКСМ, советом ветеранов. Народу было заметно меньше, чем на предыдущем митинге 10 марта. Оппозиция обозначила свое присутствие трехцветным российским флагом и транспарантами, всячески критикующими КПСС. В течение часа народные депутаты различного уровня убеждали собравшихся сохранить СССР и продолжить жить без президента России. Военный оркестр бодро исполнил марш «Врагу не сдается наш гордый «Варяг». Но городское руководство тоже не сдается. Борис Коробов решил, что достойным ответом всем демонстрациям будет строительство. И  строит фабрику-кухню на улице Симановского:

«Заканчивается строительство первой очереди фабрики-кухни, пишет газета «Костромские ведомости» 27 марта 1991 года, смонтировано все торгово-технологическое и холодильное оборудование. Открыты и уже работают магазин «Кулинария» и кафетерий. Значение этой фабрики питания для города очень велико. Очередное заседание Костромского горисполкома было выездным и проходило прямо здесь, на стройке. Главный вопрос, который утрясался на исполкоме, — это снабжение стройки металлом, трубами, плиткой, фаянсом».

Новый вокзал для города

Старое здание железнодорожного вокзала, построенное еще в 1932 году, постепенно разваливается и не подлежит восстановлению. Работы по слому старой постройки исполком горсовета планирует в мае 1991 года. Строительство нового здания откладывается на неопределенный срок: у МПС пока нет денег. Но город  свою часть суммы на строительство вокзала выделил.

Цены повышены, а товаров по-прежнему нет      

С апреля по июнь 1991 года газета «Костромские ведомости» печатает возмущенные письма читателей об одном и том же: нет крайне необходимых товаров. Никто даже не заикается о ценах, возможно, большинство костромичей не знает о том, что цены повышены с первого апреля: новые ценники не на что вешать. Утром 2 апреля полки магазинов были столь же пустынны, как и прежде. В универмаге — давка до крика: за хрусталем. В магазине № 33 объединения «Продтовары» хлеба хватило только часа на два. На Октябрьской площади идет бойкая торговля кооперативной колбасой по 23 рубля за килограмм и свежими огурцами по 4 рубля. Это по нынешним временам очень дорого.

Садоводы жалуются, что в сад выйти не с чем. Народ беспокоится, будут ли лопаты, грабли и вилы? Пропало даже то, чего раньше было полно: мотыжки. Начальник торгового отдела объединения арендных предприятий объединения «Промтовары» Наталья Сивкова отвечает садоводам через газету: «Лопат, грабель и вил уже продали столько, сколько продавали и в предыдущие годы, но в связи с тем, что горожанам сейчас выделяется много новых участков земли, садового инвентаря не хватает».

Итоги эксперимента по приватизации

Итоги завершившегося в марте 1991 года эксперимента по приватизации и разгосударствлению государственной собственности в Костроме прокомментировал председатель городского Совета Александр Воронин в «Костромских ведомостях» за 3 апреля: «К приватизации было предложено пятнадцать объектов торговли, службы быта, местной промышленности. Приватизировано восемь. Были проданы такие крупные объекты, как завод металлоизделий, автокомбинат, фотография «Луч». Часть объектов не нашла покупателей. С приватизацией магазинов возникли проблемы:  костромичи испугались, что в частных магазинах цены вырастут еще больше, чем в государственных. И как мы их не убеждали, что цены скоро повысятся и в госсекторе, люди не верили».

На съезде народных депутатов в Москве выступил депутат от Костромской области Альвин Еремин. «Несмотря на то, что почти беспрерывно заседает сессия Верховного Совета, — сказал он, — и принимается немало законов и постановлений, толку практически нет. Иной раз возникает такая неудовлетворенность нашей деятельностью, что просто не хочется идти на работу. Главное — не знаешь, что сказать своим избирателям».

Таможня дает добро

В марте 1991 года заработал Костромской таможенный пост. Пока эта служба занимает одну небольшую комнату в одном из домов на улице Ткачей, а всех таможенников трое. Участники внешних экономических связей у нас в области — госпредприятия, совместные предприятия, кооперативы. Область вывозит льняные ткани, скороварки, кофеварки, тазы и ведра. А ввозит косметику и изделия из джинсовой ткани. Как сообщает газета «Костромские ведомости 13 марта 1991 года, люди интересуются, чем таможенники занимаются, сколько контрабандистов задержали. На эти вопросы газете отвечает начальник Костромского таможенного поста Анатолий Александрович Самарин. «Мы ведем работу с участниками внешнеэкономических связей, а их более двадцати. Осуществляем контроль за выпуском товаров на экспорт, и следим за теми товарами, что приходят по импорту. Осуществляем контроль за багажом советских граждан, прибывающих из-за границы. Кроме того, ведем контроль материалов, прибывающих на строительство туристического мотеля, которое ведут югославы, следим за поступлением автомашин из-за границы. Говорить о каких-то больших нарушениях, контрабандистах и прочих детективных историях еще рано». 

16 июля 1992 года приказом ГТК России № 260 в связи с обвальным ростом объемов экспорта и импорта, с чем пограничные таможни справиться не могли, Костромская таможня приобрела статус самостоятельного юридического лица. Сегодня в еу состав четыре таможенных поста: Костромской, Буйский, Шарьинский и Мантуровский. Как и по всей России, наша таможня занята сбором таможенных платежей, предотвращает импорт опасной и некачественной продукции, контролирует ввоз и вывоз опасных отходов. Торговыми партнерами Костромской таможни являются промышленно развитые страны Азиатско-Тихоокеанского региона, Центральной и Восточной Европы, страны Балтии, все страны ближнего зарубежья.

На костромскую простоту довольно мудрецов

Первый опыт работы с иностранным капиталом в Костроме не всегда удачен. Филиал совместного советско-английского предприятия в Костроме «Росбри интернешнл лимитед» поверил одной английской фирме на слово и просчитался. Заключил контракт на поставку продукции, но в условиях платежа не оговорил ни аккредитивную форму оплату, ни какие-то другие гарантии банка. Просто хотели сэкономить, ведь за банковские гарантии надо платить. Фирма часть договоренности выполнила, а часть нет. Часть продукции оплатила, а часть нет. Директор филиала совместного предприятия «Росбри» Юрий Елисеев объяснил корреспонденту «КВ», почему это произошло: «Что знаем мы у себя, в глубинке, о зарубежных фирмах? До перестройки толком и не слушали ничего, кроме того, что там у них сплошные эксплуататоры рабочего класса. А в перестройку нам все уши прожужжали, что там у них все предприниматели — это люди чести и слова. На самом же деле,  и у них там всякое случается». 

 Появились желающие получить производство  по наследству

 6 марта 1991 года «Костромские ведомости» печатают заявление Ю.Б. Михина, проживающего в Краснодаре, о возвращении ему наследства прапрадеда — Костромской фабрики «Знамя труда». Заявление пришло сразу в три адреса: в городской Совет Костромы, совет трудового коллектива фабрики «Знамя труда» и в экономический Совет при Верховном Совете России. «Когда начнется приватизация фабрики «Знамя труда», — пишет заявитель, — следует учесть, что она принадлежала до 1917 года моему прадеду Михину Ивану Савельевичу, а еще раньше Савелию Федоровичу, а до него Федору Савельевичу. И так до седьмого колена. Требую, опираясь на закон о приватизации, не забыть об этом при распродаже акций, сделав меня основным держателем пакета. В противном случае мне придется устанавливать свои права через судебные инстанции».

Костромские чиновники, как оказалось, тоже не лыком шиты. Соискателю дореволюционного наследства они отправили ответное письмо: «Уважаемый товарищ Михин Ю.Б.! Костромской городской Совет народных депутатов рассмотрел ваше заявление о признании за вами преимущественного права распорядителя недвижимым имуществом, принадлежавшим вашим родственникам до 1917 года, и принимает к сведению. Сообщаем вам, что вынести определенное решение по данному вопросу в настоящее время возможности не имеется, так как еще не определена четкая социально-экономическая политика республики и страны в целом на ближайшие годы, нет соответствующих законов и положений по вопросу приватизации собственности». 

В городе зарегистрированы первые безработные

15 мая 1991 года «Костромские ведомости» сообщили о том, что в городе появились первые безработные. Благодатный рыночный цветок еще не расцвел, а кое-какие плоды уже налицо. Только в январе-феврале этого года с предприятий высвобождено около 500 человек. Создан городской Центр занятости населения. Туда обращались уволенные с предприятий работники, вставали на учет, чтобы получить пособие по безработице. Основная часть — женщины в возрасте 30-45 лет, треть — с высшим техническим образованием. Туда же обращались руководители предприятий, где появлялись вакансии или, наоборот — где готовились к сокращениям. Ежемесячно центр занятости давал информацию обо всем этом в газеты и на телевидение.

«Началась текучесть кадров на закрытых предприятиях, — рассказывает заместитель председателя горисполкома Игорь Солоников. — В ответ на это в городской администрации появились первые программы с привлечением «красножилетников» на улицы: программы озеленения и очистки города. Каждую еженедельную планерку мы подводили итоги по занятости.  Люди, сокращенные с предприятий, могли получить пусть не квалифицированную, но все-таки работу. Так нам удалось смягчить обстановку».

В 1991 году открылась средняя школа № 24

Микрорайон Давыдовский не прекращал расти, несмотря ни на какие трудности начала девяностых. Микрорайон строился на перспективу. «Новой застройке — новую школу» — такой был лозунг. Школа получилась действительно на перспективу. Возводил ее Юрий Касимов со своей организацией СУ-7.

В 1991 году создан Центр документации новейшей истории 

«Очень вовремя был создан этот архив, — рассказывал директор Центра документации новейшей истории Костромской области Борис Михайлович Гончаров, — старые предприятия начали закрываться, новые открываться, начались переименования, смена собственников. Если бы такого архива не было — где бы люди документы искали?»

В архиве - пятьсот тридцать тысяч дел. Законсервирована история: описи, каталоги, все пронумеровано и подшито, весь личный состав исчезнувших организаций, предприятий, партий и движений. Люди сюда приходят разные: диссертанты, пенсионеры, не добравшие какого-нибудь стажа. Многие приходят уточнять юбилейные даты своих предприятий».

10 июля 1991 года на улицы города впервые не вышли автобусы

Анатолий Калашников, главный инженер ПАТП-1 рассказал, почему это случилось: «С 4 июня нам стало нечем заправлять автобусы. Стал на ремонт Ярославский нефтеперегонный завод. И бензин из Ярославля в Кострому перестал поступать. Кроме  того, весной этого года Совмином было принято решение о снижении лимитов снабжения бензином и дизельным топливом. С 10 мая на маршруты не выходили уже до тридцати автобусов в день. Утром 6 июня вышли только автобусы, работающие на дизельном топливе, их было по одному автобусу на маршрут. Но и они возвратились в парк после того, как толпы народу на остановках стали брать их штурмом. К восьми утра в ПАТП-1 собрался весь коллектив и выдвинул пятнадцать требований, основными из которых были повышение зарплаты водителям, полное обеспечение топливом пассажирских перевозок, возмещение всех затрат за срыв работы, льготное пенсионное обеспечение, решение вопросов соцкультбыта, обеспечение ПАТП-1 новыми машинами».

19 августа 1991 года в СССР — путч

В Москве создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), который сообщил о том, что Президент СССР Михаил Горбачев якобы заболел в крымском Форосе, а потому временно отстранен. События разворачиваются стремительно. Все понимают, что это — государственный переворот, но многие представители власти на местах не решаются открыто обозначить свое отношение к происходящему. По телевизору показывают, как в Москву входят танки.

На следующий день в Костроме прошло собрание 105 депутатов  городского Совета. Это собрание постановило (при девяти воздержавшихся) считать создание государственного комитета по чрезвычайному положение (ГКЧП) антиконституционным, квалифицировать действия его организаторов как государственный переворот и не выполнять постановления и указы ГКЧП на территории города Костромы. Областная власть пока воздерживается с заявлениями.

Областная газета «Северная правда» опубликовала обращение к народу членов ГКЧП, а городская газета «Костромские ведомости»  опубликовала обращение к гражданам России президента РСФСР Б.Н. Ельцина, председателя Совета министров РСФСР И.С. Силаева и и.о. председателя Верховного Совета РСФСР Р.И. Хасбулатова от 19 августа 1991 года. Вот это обращение: «В ночь с 18 на 19 августа 1991 года отстранен от власти законно избранный президент страны. Какими бы причинами не оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым, реакционным, антиконституционным переворотом… Требуем немедленного созыва чрезвычайного съезда народных депутатов СССР… Обращаемся к военнослужащим с призывом проявить высокую сознательность и не принимать участие в реакционном перевороте». 21 августа 1991 года всем уже стало понятно, что переворота не будет.

В начале  декабря 1991 года начинается приватизация жилья

18 ноября 1991 года Малый совет горисполкома принял временное положение о приватизации жилищного фонда города. В нем определены принципы приватизации: добровольность, бесплатная передача жилья в пределах определенной нормы, платность за излишки жилплощади. В средствах массовой информации было объявлено о том, что можно подавать заявления на приватизацию.

Установлено, что горожанам бесплатно будет передаваться общая площадь из расчета 20 квадратных метров на человека плюс 10 квадратных метров на семью. Решением исполкома создано управление по приватизации жилого фонда города. Оно находится на проспекте Мира, 4. Сама процедура приватизации ожидается не раньше января, потому что решение Малого совета еще должны подтвердить сессии городского и областного Советов.

Открыт международный мотель

Летом 1991 года в Костроме открыт международный мотель «Интурист-Кострома».  Строили его югославы. Стройка была хорошо организована. Прямо на территории строительства поставили бетонорастворный узел, и бетон делали на месте. А меньше, чем через год, как сообщили «Костромские ведомости» 2 августа 1992 года, на базе мотеля-кемпинга, самой новой, самой шикарной и самой комфортабельной постройки в Костроме, создалось акционерное общество закрытого типа «Интурист-Кострома». Учредителями общества явились, кроме трудового коллектива, пять высокопоставленных московских организаций и администрация города Костромы.

Коллектив мотеля поднялся против. Его не устроило большое количество московских соучредителей. В ответ администрация  мотеля стала угрожать уволить несогласных. Но работники мотеля оказались не из пугливых. Конфликт вышел за границы города и области. Областная прокуратура предложила опротестовать создание  АО. Следом пришел пакет из отдела юстиции областной администрации с тем же предложением. И областной комитет по управлению имуществом, познакомившись с этими документами, опротестовал создание АО.

В Костроме пущен полиграфический комбинат

Полиграфическое производство начало строиться в 1982 году. Комбинат сдавали очередями. И вот, наконец, в 1991 году, стройка была закончена. Под единой крышей расположились календарный, административный и газетный корпуса. При проектировании продуманы природоохранные меры: оборотное водоснабжение, очистные сооружения, фильтры по очистке воздуха и многое другое. В печатных процессах используются офсетный, высокий, трафаретный способы печати. Технологические процессы универсальны. Все это позволяет типографии предприятия выпускать разнообразную полиграфическую продукцию: от газет и бумаги для записей до высококачественных полноцветных изданий с любым видом отделки, картографическую продукцию и защищенную полиграфическую продукцию.

Перемены в костромской власти

В 1992 году Указом Президента России Бориса Ельцина главой администрации города Костромы назначен Борис Константинович Коробов. 24 февраля приступила к исполнению своих полномочий администрация города Костромы. Костромской городской исполнительный комитет народных депутатов прекратил свое существование.

26 февраля 1992 года газета «Костромские ведомости» под заголовком «Знакомьтесь: городское правительство» опубликовала список имен руководителей администрации города и номера их телефонов.

Руководство администрации города Кострома:

Коробов Борис Константинович — глава администрации  города. Цикунов Юрий Федорович — первый замглавы администрации. Осуществляет общее руководство администрацией города. Солоников Игорь Витальевич — заместитель главы администрации по жилищно-коммунальному хозяйству, энергетике, связи и топливу. Курирует вопросы капитального строительства, учета и распределения жилой площади. Захаров Валентин Николаевич — заместитель главы администрации, главный архитектор города. Рейх Вячеслав Готлибович — заместитель главы администрации по комплексу потребительского рынка и услуг населению. Бабенков Леонорий Никитич — заместитель главы администрации по экономическим и административным реформам. Бабенко Геннадий Алексеевич — заместитель главы администрации по социальным вопросам. Заламан Валерий Борисович — заместитель главы администрации, председатель комитета по управлению имуществом. Филимонов Федор Леонтьевич — заместитель главы администрации, начальник штаба гражданской обороны города по устойчивости функционирования народного хозяйства. Шигина Наталья Николаевна — управляющий делами администрации города.

Грошев Алексей Федорович — глава администрации Ленинского района. Красовский Олег Васильевич — и.о. главы администрации Свердловского района. Гайкалов Сергей Павлович — глава администрации Димитровского района.

«Мы все были молоды: Борису Коробову было чуть за сорок, а всем остальным — от тридцати до сорока, — вспоминает Игорь Витальевич Солоников. — До этого назначения я уже успел много лет поработать с Борисом Коробовым. Пришел к нему заместителем, когда он был начальником жилищно-коммунального хозяйства горисполкома. Затем Борис Константинович стал заместителем председателя горисполкома, а я — начальником управления коммунального хозяйства. И вот Коробов стал руководителем городской администрации, а я у него заместителем. Изменились названия должностей, а суть осталась: руководитель и его команда. Команда — это не просто коллектив, а коллектив единомышленников. Перед нашей командой была цель: удержать город от развала».

Нестандартные решения Бориса Коробова

«Чтобы удержать городское хозяйство от развала,— вспоминает Юрий Федорович Цикунов, заслуженный строитель Российской Федерации, участвовавший почти во всех главных стройках города, — нужны были нестандартные решения. Но кто эти решения рискнет предложить, а главное — рискнет выполнять?

В перестроечное время в моей строительной биографии появился новый глава Костромского горисполкома (впоследствии — глава городской администрации) Борис Константинович Коробов. Он предложил мне перейти к нему в городскую администрацию, стать его первым заместителем. И в числе прочих обязанностей вести городские стройки. Я попросил время подумать. 

Я понимал, что придется уйти из коллектива строителей, который не просто большой, а очень большой, и в котором меня все знали. Где у меня был авторитет, где я поднялся до должности главного инженера и заместителя управляющего треста «Костромапромстрой». Я думал о «прочих обязанностях», которые мне еще не перечислил Борис Константинович. Что за работа в городском исполнительном комитете, председателем которого был Коробов? Меня беспокоило то, что вместо живой работы я получу что-то иное. Ведь чем строительство хорошо? Пришел — болото. Ушел — тепличный комбинат. А в горисполком приходишь — бумаги, уходишь — бумаги. Так мне казалось.

А что в плюсе у новой работы? Сам Борис Коробов. Личность его. Я знал, что для него интересы города были на первом месте. Ради этого он очень много работал на доверии, очень много рисковал. На третий день моих сомнений появилась мысль, что если Борис Константинович, которого я уже знал по конкретным делам, приглашает, если он говорит, что именно я ему нужен, то это чего-то стоит. Я позвонил и сказал, что согласен. Что Борис Константинович сделал, что сказал, чтобы перетащить меня на свою сторону? Ничего, кроме короткой фразы: «Мне нужны практические дела». Очень своевременно прозвучали эти слова, альтернативно тому процессу, который начинался в стране. Началась говорильня во всех средствах массовой информации о свободе, демократии и гласности. Борис Константинович был не против свободы, демократии и гласности. Но считал, что наше с ним дело создать для всего этого материальную часть — фундамент, которым является строительство. Он увлек тем, что основу моей деятельности не поменял. Не поменял профиль. Мы разработали план и график работы.

Хорошие строители — ответственные и с внутренним содержанием. Им всегда нужно что-то кроме денег. Например, мечта. Еще до моего прихода в горисполком, в Костроме началось строительство жилого микрорайона Давыдовский. Мы с Коробовым его продолжили. Была мечта расширить город, построить новый современный спальный район на территории, не обремененной сносом. Чтобы не только дать квартиры семьям, стоящим в очереди на жилье, но и получить резерв для переселения костромичей из городских развалюх. Коробов предложил решение, на мой взгляд, самое действенное за все время: отчислять 18 процентов сданных квартир городу. Это решение потом было принято на всех уровнях.

И вот мы строим дом, отдаем 18 процентов квартир городу и  сносим развалюхи, которые были заранее переписаны. Сделали схемы переселения, так, что каждый знал, куда поедет. Было ясно, сколько будет в году квартир и какие дома мы снесем. Трудность нам встретилась только одна: подпольная прописка. Рассчитываешь на одно количество семей, а при сносе дома выясняется, что там семей вдвое больше. Тем не менее, решение о восемнадцати процентах оказалось сильнейшей идеей, которая позволила нам очистить город от развалюх. Так был построен микрорайон Давыдовский, а к нему — соцкультбыт, прокладка коммуникаций — знакомое мне дело. 

От проекта до строительства путь большой. Мы сокращали эти пути, как могли. Строители знали меня, я — их. Можно было работать на доверии. Не было денег — строители работали: знали, что не сегодня так завтра мы с ними рассчитаемся. И вот результат: ввод жилья и объектов соцкультбыта был самый высокий за все время — до 165 тысяч квадратных метров в год». Из интервью Юрия Цикунова для книги « Почетные граждане Костромы». Кострома, 2014 год. Автор Л. А. Кириленко).

Строительство коллектора «Текстильщик» и городка вертолетчиков

 Вот что вспоминал об этом строительстве Юрий Федорович Цикунов: «Коллектор был проложен методом щитовой проходки прямо под городом. Борис Константинович все придумал, привез из Нижнего Новгорода бригаду шахтеров-проходчиков во главе с Анатолием Николаевичем Репиным и увлек этим делом меня.

Размещение вертолетного полка, выведенного из Германии — особая задача, которую мы решили опять-таки вместе с  Коробовым. Борис Константинович откомандировал меня в Германию — узнать, когда вертолетчики приедут, сколько их, что им нужно. Через некоторое время к нам сюда прибыл заместитель командира полка — им оказался Риф Раисович Сахабутдинов, будущий Герой России. Вместе с ним мы начали готовить плацдарм для переселенцев. И вот тогда, имея резервы и возможности, имея твердые заверения Минобороны, что деньги на компенсацию затрат будут, мы отдали вертолетчикам готовый девятиэтажный дом на улице Наты Бабушкиной. Благодаря этой девятиэтажке, мы быстро приняли и разместили первую группу строителей, которая начала осваивать стройплощадку. За короткий срок на  голом поле вырос городок. 

Генеральный застройщик — южнокорейская фирма. Все остальные — подрядчики. Начальник стройки — кореец. Требования, которые он предъявлял, сделали свое дело. После этой стройки выросло качество нашего строительства. Перешло на новый уровень. Я считаю, годы с конца восьмидесятых и до начала девяностых самыми созидательными и успешными в городском строительстве. И это несмотря на дикую инфляцию, которая была в те годы».

Распад строительного комплекса

«А потом начался кошмар приватизации, — вспоминал Юрий Федорович Цикунов. — Первый удар я ощутил, когда отобрали здание территориального управления строительства. А ведь мы его строили так: часть денег дало министерства, а остальные — из отчислений.  Строители сильно обиделись. Доверие рухнуло, и начался распад строительного комплекса, строительного братства. Начальник территориального управления Владлен Александрович Голланд погиб. Я столкнулся с ситуацией, когда мало чего от меня зависело. Как сейчас вижу механический завод, который я когда-то строил: лед, сосульки, провода оборваны, краны разграблены. Такая же картина ждала меня и на заводе деревообрабатывающих станков, который я тоже строил: лед, сосульки и разграбленное оборудование. А ведь это было предприятие, выпускавшее шлифовальные и полировальные станки… Потом я увидел у нас те же станки, но уже с иностранной маркой

Вертолетный полк расформировали и вообще много чего поменялось: поменялись хозяева заводов, построенных нами, цвет государственного флага, государственный строй и цвет моих волос.  К жизни меня вернул опять же Борис Коробов, который сказал: «Будем предлагать нестандартные решения». Мы начали строить дюкер через Волгу в период абсолютного безденежья — такое тоже было в истории нашей страны. Заменили денежные расчеты  товарным обменом —  наладили товарные цепочки между оставшимися в живых предприятиями. И потихонечку строительство дюкера стало двигаться вперед».

Рождение костромского телевидения

В конце июня 1992 года газета «Костромские ведомости» сообщила о создании костромского телевидения: Костромское информационное агентство «Дока» (Достоверность. Оперативность. Качество. Актуальность) в лице собственного корреспондента ТРК «Останкино» Владимира Чистякова, акционерное общество «Звольма», которое выступает в качестве генерального спонсора, Костромская телерадиокомпания, студия кабельного телевидения «Настя» объединились в телевизионное товарищество для создания Костромского телевидения. Российский телеканал выделил для этого до двух часов каждый вечер. Первоначально Костромское ТВ будет выходить двумя 10-минутными информационными передачами в неделю. На большее нет средств. Ориентировочно первые передачи Костромского ТВ начнутся в сентябре-октябре этого года. А государственное ТВ в Костроме появится, в лучшем случае, лет через пять.

Создана местная милиция

В 1992 году в Костроме создана милиция общественной безопасности, или, как ее стали называть, местная милиция.

Если вся милиция подчиняется Министерству внутренних дел, то милиция общественной безопасности кроме того подчиняется местным Советам народных депутатов. Основные задачи ее — обеспечение личной безопасности граждан, охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, раскрытие преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия не обязательно, а также оказание в пределах компетенции милиции помощи гражданам, должностным лицам, предприятиям, организациям и общественным объединениям. В ее составе — дежурные части, подразделения патрульно-постовой службы, государственной автомобильной инспекции, охраны объектов по договорам, участковые инспекторы милиции, изоляторы для временного содержания задержанных.

 «Все и раньше так было, — рассказывал начальник милиции общественной безопасности города Костромы Николай Александрович Разин, — кардинально ничего не изменилось ни по количественному, ни по качественному составу. По-прежнему примерно 60 процентов всей милиции — это милиция общественной безопасности. Только финансироваться милиция общественной безопасности стала частично из местного бюджета. Да еще немного позже к нам присоединилось новое подразделение — ОМОН».

 Народные протесты: «Марш пустых кастрюль»

Вот что вспоминал об этом  начальник милиции общественной безопасности города Костромы Николай Александрович Разин: «Сильно изменилась обстановка, в которой нам приходилось действовать. Как только начались в стране перемены, возросла и общественная опасность: воровство, грабежи, драки в очередях. Ни один водочный магазин не открывался, пока туда не подъедет наряд милиции. Помню, марш с пустыми кастрюлями. Масса народу перекрыла въезд на мост через Волгу. Милиция должна была их остановить. Но что нам было делать? Не дубинками же их бить? Мы же понимали, что до предела терпения люди дошли. И денег не было, и в магазинах ничего не было. У нас, милиционеров, положение такое же было: зарплату нам платили с задержками. Наша вневедомственная охрана, которая работала по договорам, часто вообще оставалась без зарплаты — денег не было у организаций. Договаривались о выдаче продуктами, пайки комплектовали.

И вот, как сейчас помню, остановились мы перед мостом, перекрытым толпой народа… Я был в смятении. С одной стороны, надо как-то действовать, толпу оттеснять, иначе — паралич движения, паралич всей городской жизни. А с другой стороны, толпа — это ведь люди, в основном — женщины, которые стояли перед нами и колотили руками по пустым кастрюлям. Они кричали нам, что продуктов нет и детей кормить нечем. Мы и сами это знали, потому что ни в чем не отличались от этих людей в толпе. Мы им сочувствовали до боли в сердце. Но наших слов толпа слушать не хотела. С ужасом я думал о том, что надо применять силу — оттеснять толпу с дороги. К счастью, в этот момент у моста появился Борис Константинович Коробов. Смелый человек, надо заметить. Без шлема, без щита. Он сказал всё, что мы думали, и всё, что думала толпа, и всё, что сам думал. Нашел-таки слова такие, что люди отступили. И рубеж не перешли: самосуд, мордобой, битье витрин, поджог машин — все, чего мы боялись, не началось».

17 марта 1992 года в Костроме прошел митинг оппозиции

На митинг собрались оппозиция власти и сочувствующие оппозиции. Следом состоялась пресс-конференция в Доме печати, куда пришли лидеры восьми партий и движений. А на следующий день состоялось заседание Совета общественных организаций. Следом в малом зале областного Совета прошла конференция общественного комитета поддержки российских реформ. Представитель оппозиции заявил, что если бы городом управляли демократы, цена на масло была бы вдвое меньше. В ответ глава городской администрации Борис Коробов сказал, что если у демократов есть программа, как уменьшить цену на масло в два раза, то он готов подать в отставку вместе со всей администрацией.

 Всех — долой!

Газета «Костромские ведомости» от 18 марта 1992 года под заголовками «Настала политическая весна» и «Всех — долой!», сообщает, что 12 марта десятка два женщин пенсионного возраста под предводительством Светланы Березиной собрались возле здания горсовета. Они пришли с решительными лозунгами, которые начинались со слов «долой» и «требуем»: «Долой Карташова из областной администрации! И жену Карташова долой!», «Долой Литвинова из депутатов РСФСР!». (Примечание: Рудольф Александрович Карташов — председатель костромского областного Совета депутатов. Его жена в это время работала в органах социального обеспечения и, видимо, поэтому протестующие пожилые женщины решили, что она виновата в том, что пенсии выплачиваются с задержкой. Юрий Литвинов — депутат Верховного совета Российской Федерации от Костромской области). «Почему сахар продается по двадцать рублей? Требуем снизить цены!», «Если это требование не будет выполнено — перекроем железную дорогу!» Почему-то все эти требования — к Борису Коробову. Возможно, потому, что он — глава города и единственный из тех, кто выходит лицом к лицу к участникам маршей «пустых кастрюль», пикетов и митингов. «Дорогие женщины, — говорит он, — если вы перекроете железную дорогу, то сахара в нашем городе будет меньше, значит, он будет стоить еще дороже. Так что, подумайте, дорогие женщины».

Дальше Борис Коробов объясняет женщинам, что ни у него, ни у городской администрации в целом, нет полномочий лишать должностей представителей областной власти и отзывать депутатов Верховного Совета РФ.

Тем не менее, глава города понимает, что не придавать значения пикету нельзя: за неправильно сформулированным требованием людей всегда стоит какая-то реальная проблема, возникшая не на пустом месте. Коробов решает вскрывать причины неудовольствия горожан путем постоянного общения с жителями города. И для этого, как сообщает газета «Костромские ведомости» в номере за 25 марта 1992 года, образуется Совет общественности при главе администрации города. В него вошли представители всех партий движений и общественных организаций города. Всего — около сорока. «Это чтобы все партии, движения и общественные организации были в курсе всего, что мы делаем», — пояснил глава администрации города Костромы Борис Коробов». А в городской газете появляется рубрика «Прямая связь».

Создан первый частный театр танца в Костроме

11 апреля 1992 года «КВ» рассказали о том, что: «Первый в Костроме, а возможно, и в России, частный театр, вернее, малое предприятие «Российская мозаика», а на базе его — театр народного танца «Кострома» Юрия и Елены Царенко готовит презентацию на конец апреля. Театру всего восемь месяцев.  Первым оценил и поддержал Царенко гендиректор Костромского фанерного комбината Рашит Мифтахов. Их поддержал и глава администрации Костромы Борис Коробов. Есть спонсор, есть помещение в «Красном ткаче», есть балетмейстер — Николай Кириенко из Москвы. К работе над программой привлечены лучшие московские художники и композиторы, оркестр «Мастера России» под управлением Валерия Петрова».

Через год театр народного танца «Кострома» был реорганизован в Государственный ансамбль танца «Кострома», а в 2001 году — в автономную некоммерческую организацию «Национальный балет «Кострома». С этим названием профессиональный театр прославился и прославил город Кострому везде, где бывал и гастролировал.

В 1992 году в Москве открылось представительство Костромы  

Эта организация создана для того, чтобы костромичей могли услышать и понять в Москве. Чтобы защищать интересы нашего города в Российской Федерации — как политические, так и коммерческие. Кроме того, чтобы прямой информационный канал связал Кострому с правительством России. 1 апреля 1992 года «КВ» сообщили об этих намерениях городской власти, а через три месяца опубликовали официальную информацию: «2 июля 1992 года в Москве на проспекте Калинина, 4 открылось полпредство Костромы. Цель: обеспечение информационного моста  между администрацией Костромы и Москвой, содействие в инвестиционной политике, обеспечение транспортом командированных, модемная связь с городами Северо-Запада».

В Костроме создано мусульманское религиозное объединение

Создано оно из многих культурных автономий: дагестанской, азербайджанской, чеченской и, в том числе, из самой многочисленной — татарской. С 20 апреля 1992 года первым председателем мусульманского религиозного объединения города Костромы становится Мансур Х. Хайрутдинов. А в 2004 году лидеры и представители Татарской национально-культурной автономии приняли участие в работе Международной конференции «Великий Волжский путь», организованный администрациями города Казани и Костромской области. Костромские татары стали главной движущей силой объединительного движения не только мусульманских национально-культурных общин и автономий, но и всех других, которые следом возникали в Костроме: еврейской, немецкой, армянской сербской, белорусской и  украинской.

Сброс ведомственного жилья и первые социально—экономические договоры

«В 1992 году, — вспоминал Игорь Витальевич Солоников,— предприятия начали передавать свою социальную сферу и ведомственный жилой фонд городу. Впрочем, «передавать» — не то слово. К этим событиям больше подходит слово «сбрасывать».  На город стали сбрасывать жилые дома, большинство из которых требовали ремонта, детские садики, которые тоже требовали ремонта. А денег в городском бюджете на это дело не было. Честно говоря, ни я, никто другой из администрации не знали, что делать. Просто в панике находились. И тут Борис Константинович придумал заключать договоры с предприятиями. Руководителей заводов и фабрик он очень хорошо знал лично. Поэтому предварительно договаривался с ними где угодно: при случайной встрече, по телефону. Звонил, к примеру, Николаю Романову, директору завода «Рабочий металлист»: «Николай Владиславович, город твоих рабочих возит на общественном транспорте? Город обеспечивает им медицинскую помощь? Давай, в ответ бери на себя содержание канализационного коллектора, детских садиков, оказывай помощь по уборке города». И руководители предприятий шли навстречу: подписывали с Коробовым первые социально-экономические договоры».

Приватизация началась с магазинов и парикмахерских

6 мая 1992 года газета «Костромские ведомости» публикует список предприятий, подлежащих приватизации в 1992 году (с адресами). В список входят 15 промтоварных магазинов, 31 продовольственный; 16 магазинов «Овощи-фрукты», 7 книжных, 25 предприятий общественного питания, 4 предприятия обслуживания населения, 18 парикмахерских.

Как сообщили журналистам в городском комитете по управлению имуществом, этот список являлся первоочередным. В принципе же можно подавать заявки на приватизацию любого другого магазина, столовой или парикмахерской, и они будут также рассмотрены. Способ приватизации — заявка от желающих стать владельцами, затем — конкурс или аукцион. Заявка по закону должна быть рассмотрена в течение двух месяцев. Вскоре по первым заявкам прошли торги. И вот уже «КВ» 16 мая 1992 года сообщает своим читателям о том, что с 23 апреля по 6 мая областной фонд имущества продал в частную собственность предприятий на 17 миллионов рублей.

Началось распределение госсобственности

Обстановка в городе в это время тяжелая. С 26 апреля и по 13 мая 1992 года все костромские газеты сообщают об угрозе забастовок из-за задержки зарплат работникам автотранспорта, здравоохранения и народного образования. Городская администрация озвучивает в СМИ результаты социологических исследований: в социальной защите нуждаются 90 процентов населения города.

В это время у многих был вопрос к распределителям госсобственности: кому она достанется, если у людей на ее покупку нет денег? По этому поводу я разговаривала с известным в городе экономистом Зинаидой Брагиной. Речь шла конкретно о возможности справедливого распределения госсобственности между гражданами. Возможно ли, спрашивала я, — чтобы все фонды, которые есть в стране, посчитали, оценили, разделили на имеющееся количество людей и выдали каждому его долю в виде сертификата? «Дело так затянется, — ответила мне экономист, — что мы с вами успеем несколько раз умереть с голоду, пока все посчитают, оценят и разделят. Но давайте посмотрим, как будет по-вашему. Получите вы свой сертификат. И будет он у вас лежать до тех пор, пока не найдется кто-то шустрый и денежный. И начнет скупать. В результате скупки владельцами имущества все равно станут единицы. Но хуже всего — если хозяевами станут все работники. Получится колхоз, где все вокруг — общее, значит, ничье». После этого разговора у меня окончательно исчезли надежды на какое-то справедливое распределение госсобственности.

30 и 31 мая 1992 года Кострома впервые праздновала День города

Первый день — с торжественным молебном в Троицком соборе, фольклорным праздником, международным детским фестивалем «Русская ярмарка в Костроме» и фейерверком в 20 часов 31 мая. На второй день — с песнями и плясками по улицам города прошли участники «Русской ярмарки в Костроме»: художественные коллективы из Ярославля, Барнаула, Ломоносова, Нижнего Новгорода, Петрозаводска, республики Коми и Украины. Все закончилось фейерверком в восемь часов вечера.

В Костроме появились беженцы

22 июля 1992 года «Костромские ведомости» сообщили, что в Костроме появились беженцы из Азербайджана, Грузии и Узбекистана. С 1 по 8 июля в Костромской ОМПТР уже обратилось восемь семей. Удостоверение беженца и единовременное денежное пособие в размере 900 рублей — особо нуждающимся. Помимо беженцев есть еще и вынужденные переселенцы. Отличаются они лишь тем, что беженцы — из других республик, а вынужденные переселенцы — из таких территорий России, как Чечня, Татария, Осетия.

Вопрос о морали в распределении собственности

5 августа 1992 года газета «Костромские ведомости» напечатала статью журналиста Николая Кириленко под заголовком «Вы отработали своё, и акций вам не будет»:

«Многие годы мы знали льнокомбинат имени В.И. Ленина как одну из наиболее крупных государственных структур текстильной промышленности области. Потом в его названии появились слова «арендное предприятие». А с весны нынешнего года здесь начали говорить о создании акционерного общества. Рабочая группа подготовила проект устава. 7 июля созвали конференцию трудового коллектива. К этому времени вопрос о морали, нравственности и справедливости в распределении госсобственности еще обсуждался. Изредка, но кто-то поднимал голос в защиту всего этого. Среди таких людей оказалась Лидия Леонтьева, начальник бюро планирования льнокомбината, депутат горсовета. Она вчиталась в текст проекта устава и задала свои вопросы: «Почему предполагается преобразовать арендное предприятие в акционерное общество закрытого типа? Почему на льнокомбинате имени В.И. Ленина предлагают свой вариант — акционерное общество без пенсионеров, всю жизнь проработавших на комбинате? Ведь по существующим сегодня документам, право приобретения акций имеют все работавшие когда-либо лица?»

Ответ на вопросы Лидии Леонтьевой такой: «Комбинат имени В.И. Ленина стал арендным предприятием с правом выкупа до принятия закона о приватизации 1 июля 1991 года. И на него не распространяется это положение. Кроме того, арендное предприятие «Костромской льнокомбинат имени В.И. Ленина» уже воспользовалось своим правом выкупа, а значит, теперь оно самостоятельно, и коллектив может делать все, что хочет. Согласится он, например, с системой определения коэффициента ответственности, по которому самым крупным держателем акций станет директор, — так и будет. Решит коллектив, что пенсионеры — это балласт, никто его в этом не поправит. Атмосфера на комбинате электризуется.

Начато строительство водоотведений от Димитровского водозабора

Димитровский водозабор строил завод «Мотордеталь» еще в то время, когда сам строился. Во времена Советского Союза, условие было такое: при строительстве завода, он (завод) строит коммуникации. И завод «Мотордеталь» построил в 1975 году и для себя и для всего микрорайона Паново водозабор и водоочистные сооружения. Весь микрорайон обеспечила водой таким образом. А летом 1992 года началось строительство водоотведений от Димитровских водоочистных сооружений. Цель — обеспечить гарантированное снабжение водой Давыдовских микрорайонов. Для этого была построена насосная станция «Южная» с водоводом через Волгу.

Возрождение домостроительного комбината

Жизнь не раз доказала, что в экстремальных ситуациях появляются люди, которые имеют силы и волю обращать эти экстремальные ситуации не только себе на пользу, но и на пользу обществу. Одним из таких людей в Костроме был руководитель СУ—7 Юрий Александрович Касимов. В начале 90-х, когда рухнули все производственные связи, не стало ни госзадач, ни госзаказов, крупнопанельное домостроение приказало долго жить. Многие с этим делом смирились, Касимов — нет. Он понимал, что пусть не сегодня, но завтра все равно будет нужно крупное домостроение,  дешевое жилье. А этого нельзя добиться без вмешательства государства. Значит, впереди все равно будут госзадачи и госзаказы. Поэтому взял к себе в помощники  лучшего в городе технолога крупнопанельного домостроения Рудольфа Михайловичам Творогова. Потом взял кредит, приобрел завод крупнопанельного домостроения. И вместе с Твороговым этот завод восстановил.   Вот как рассказывал обо всем этом засуженный строитель РФ Рудольф Михайлович Творогов: «Заводская база была полностью разрушена, заброшена, разворована, оборудование стояло, люди на работу ходили только отмечаться, все считали, что завод умер.  Честно признаюсь, мне трудно было вернуться в развал, где была разрушена отопительная система, где не было даже стекол в окнах, не говоря уже о бытовках для рабочих. Я не видел смысла восстанавливать эту развалину, поскольку думал, как и все: крупнопанельное домостроение умерло, дома не строятся и вряд ли будут. А Касимов сказал: «Будут строиться». Ко времени нашего разговора, он уже побывал на Дальнем Востоке, на Севере, на Урале, в Москве, в министерстве не раз и не два. Еще никто не слышал о программах переселения людей с Севера, а он каким-то способом, каким-то чутьем строительным, почувствовал, о чем нужно говорить в Минстрое. Во всех местах, из которых, по его предположению, вскоре начнут переселять людей, он создал свои представительства, где северянам или уволенным по сокращению военным, могли сказать: вы можете ехать на жительство в Кострому.

Мы начали восстанавливать домостроительный комбинат: бытовки отремонтировали, окна застеклили, купили у воинской части четыре временные отеплительные установки — передвижные котельные — починили их. И когда рабочие в очередной раз пришли отметиться, мы сказали им, что можно приступать к работе. Вначале с трудом, но в течение двух лет мы вышли на половину прежней производительности мощностей, а за пять лет — на мощности доперестроечные. Выпустили серию домов улучшенной планировки. И после всего этого я получил звание заслуженного строителя России».

В городе создана классическая гимназия

Классическая гимназия в Костроме была создана в 1992 году на базе средней музыкально-хоровой школы № 28. Вот как рассказала об этом начальник управления культуры города Татьяна Викторовна Гачина:

«Вначале это была обычная средняя школа № 28. Затем она стала музыкально-хоровой, а уже потом была преобразована в гимназию. Инициатором создания хоровой школы был великолепный человек — Константин Андреевич Морев. Ему же принадлежала инициатива объединить среднюю школу с музыкально-хоровой. Я имела счастье знать его лично. «В России должно быть больше школ, хороших и разных, — говорил он. — У каждого ребенка есть собственное видение мира и свое чутье. Он талантлив, но этот талант надо понять, раскрыть и подать». Создали школу-комплекс: гимназию, где дети получали общее среднее образование и музыкальное. То, что теперь отличает 28-ю гимназию от всех других школ и гимназий — это созданный там детский хор. Создала его прекрасный дирижер, преподаватель Костромского музыкального училища, лауреат премии имени Лихачева Евгения Евгеньевна Сафронова. Сначала этот хор назывался «Пионерия», а потом — «Благовест». Под этим названием его знают сегодня абсолютно все костромичи.

Народ не поверил в ваучеры

Газета «Костромские ведомости» пишет 25 ноября 1992 года: «Прошло полтора месяца из трех, отпущенных правительством на выдачу ваучеров. Но в Костроме за это время их роздано всего тридцать процентов. Мало кто верит, что эти бумажки имеют большую ценность. Все видят: предприятия, в которые можно вложить ваучеры, разваливаются на глазах».

В Костроме открыто представительство Потсдамской ремесленной палаты 

Газета «Костромские ведомости» публикует информацию о том, что Кострома вскоре может стать городом ремесленников: «Официальное открытие Потсдамской ремесленной палаты 30 ноября 1992 года. Разрезана ленточка у входа в представительство, немецкие и русские предприниматели прошли за накрытый стол и выпили по бокалу шампанского. Итак, представительство открыто. Есть телефон, телефакс, адрес — улица Советская, 123». 

В дополнение к этой информации заместитель главы города Игорь Витальевич Солоников сказал, что с этого события началось внедрение самых современных технологий на базе современного оборудования и плотное сотрудничество с немцами по подготовке высококвалифицированных рабочих кадров.

При содействии Палаты в Костроме появилось несколько малых частных предприятий. Начались контакты с Германией. Прибывшие в Кострому немецкие предприниматели и специалисты в разных отраслях выбрали для создания совместных предприятий строительство.

Вышел в свет первый номер журнала «Губернский дом»

Это событие случилось 22 декабря 1992 года. Историко-краеведческий, культурно-просветительский журнал, приличного объема, в скромной обложке. Вот как написал на первой странице первого номера первый и бессменный редактор «Губернского дома» Николай Владимирович Муренин о предназначении журнала: «К старым, любимым книгам обращаемся теперь, увы, редко, больше читаем о текущем. И все, кажется, об одном и том же: бранятся, призывают, пугают. Сначала разоблачают, потом — опровергают разоблачителей. Жаль, но для многих естественная жизнь, связанная с небом, землей, домом, часто проходит мимо и как бы не существует. Ее подменила собой жизнь искусственная, политическая, вернее, околополитическая. И мы в суете стали забывать о том многом, что нас объединяет, о том, что главное у нас при всей нашей непохожести, все-таки общее: история и культура, вера и Родина… Название журнала имеет свой смысл: губернский — как символ восстанавливаемой связи времен, продолжения добрых традиций, дом — как образ тепла, света, духовного общения».

Костромской «Губернский дом» поддержал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. «Мне кажется, — писал он 5 апреля 1994 года Николаю Муренину, — что журнал не только интересен, но и важен для восстановления любви к нашей земле».

Главный итог 1992 года: инфляция

 Подводя итоги 1992 года, городская газета «Костромские ведомости» писала: «Главный итог: инфляция. Таких темпов обесценивания рубля не было даже после дефолта 1989 года. Цены отпустили в тот момент, когда зарплата в 200 рублей считалась высокой, бутылка водки — 3 рубля 62 копейки, а проезд в общественном транспорте стоил 5 копеек. А к концу 1992 года цена бутылки водки стала 49 рублей, проезд — 3 рубля. Зарплата самых востребованных и высокооплачиваемых работников (к примеру — строителей высокой квалификации) выросла до 15 тысяч рублей в месяц, но холодильник «Ока-6М» стоил уже 95 тысяч рублей и был не по карману даже высокооплачиваемым строителям. Других примеров нет, потому что никаких товаров не было по-прежнему.

Инфляция так и не смогла преодолеть тотальный дефицит. Товары первой необходимости (водку, сахар, соль, сигареты) — продолжали продавать по открыткам. Сигареты — по две пачки в месяц на человека, а ноябрьский сахар костромичи смогли выкупить только в декабре. Настоящей торговли попросту не было, царил натуральный обмен. Документальное свидетельство тому — рубрика «Городские столбы» в газете «Костромские ведомости». Вот некоторые из объявлений: «Меняю женские осенние сапоги, австрийские, бордового цвета, на высоком каблуке, 36-го размера, на аналогичные сапоги 38-го размера. Обращаться по телефону…» «Меняю швейную машинку «Подольск» на холодильник любой марки…» «Меняю переднее новое правое крыло «Москвича-403» на левое».

Вышла первая телепрограмма ГТРК

1 мая 1993 года вышла первая телепрограмма Костромской государственной телерадиокомпании, подготовленная на собственных технических средствах. ГТРК была создана на базе областного комитета по радиовещанию, в здании на площади Конституции, 1, где в короткие сроки провели реконструкцию первого этажа. Здесь были оборудованы студии, аппаратно-студийные и программные блоки, аппаратные видеомонтажа, озвучивания, компьютерной графики.    

30 апреля 1998 года, на пятилетнем юбилее телестудии, первый директор Костромской ГТРК Нина Александровна Молокова и первый редактор Алексей Василенко рассказали, как все было: «1 мая 1993 года мы вышли с программой продолжительностью тридцать минут. Сделали ее с помощью одной телекамеры, двух видеомагнитофонов и двух пультов. Сейчас у нас на десятом городском телеканале, где мы начали выходить, двенадцать часов вещания. Первые программы записывали с великими трудностями. Сводили все в один блок, возили кассету на областной передающий центр. А теперь мы  стали выпускать больше двадцати тематических программ. У нас — две студии больших и одна маленькая — для информационных программ. Есть монтажная, аппаратная, две станции компьютерной графики. Основная масса тележурналистов начинала с нуля. С первых дней нам очень помогали радиожурналисты, а также художники и режиссеры Костромского драмтеатра. Сохранился исторический документ: запись открытого конкурса на вакансии телеведущих и корреспондентов ГТРК. Толпой пошли люди, желающие стать тележурналистами, и мы должны были догадаться, кто из них сможет у нас работать. В десяти конкурсантах мы не ошиблись. В августе 1994 года осуществлена прямая трансляция праздничных мероприятий из Дворца культуры «Текстильщик», связанных с 50-летием Костромской области. Это была большая победа».                                                                                                                                                                                                                                               

В Костроме прошел историко-художественный фестиваль «Вехи»   

20 мая 1993 года глава самоуправления города Костромы Борис Коробов обратился с первой полосы газеты «Костромские ведомости» ко всем костромичам и гостям города. Он пригласил их принять активное участие в историко-художественном фестивале «Вехи» в Костроме с 28 мая по 6 июня.   

Гвоздем фестиваля стала опера Михаила Глинки «Жизнь за царя», которую Большой театр показал 30 мая под открытым небом на новом дворе Ипатьевского монастыря. Судомеханический завод изготовил для этого уникального представления специальный подиум размером двадцать на тридцать метров. Гримерные для певцов располагались в армейских палатках. Организовано две тысячи сидячих мест. Начало спектакля — в 22 часа.

Это событие снимали на пленку телевизионщики из «Останкино». Кроме гостей, приехавших на фестиваль в составе делегаций и творческих коллективов, были творческие личности, приглашенные персонально. Это, в основном, актеры и писатели. Гостей на фестиваль прибыло так много, что возникли проблемы с размещением.

В течение десяти дней в Костроме побывали и дали концерты знаменитости мирового уровня: Наум Штаркман, Лина Мкртчан, Карина и Рузанна Лисициан, оркестр Владимира Федосеева, Вивальди-оркестр, камерный ансамбль «Барокко», одна из лучших капелл — Юрловская, Театр русского романса, оркестр народных инструментов России имени Осипова. На наших театральных подмостках прошли спектакли столичных театров: Александринского и Малого. Прошли спектакли провинциальных театров России. На разного уровня сценах города и прямо на улицах костромичи увидели известнейших людей: Галину Вишневскую, Юрия Соломина, Александра Михайлова, Бориса Гребенщикова, Юрия Каюрова, Анну Шатилову, Александра Ленькова, Геннадия Бортникова. Впервые за всю историю Костромы у нас был Большой театр. Вся выручка от продажи билетов пошла нашим культурным центрам: музеям, филармонии, театру, Дворцу культуры «Текстильщик». Знаменитостей собрала идея единения России, возрождения русской культуры.

Геннадий Алексеевич Бабенко, бывший в то время заместителем главы Костромской администрации по социальным вопросам, вспоминал: «Это был праздник высокого искусства в провинции. Чего стоит опера «Иван Сусанин» Михаила Глинки, которую привез и показал на подворье Ипатьевского монастыря Большой театр. Мало кто верил, что такое вообще возможно в Костроме. Работники администрации соседнего Ярославля, бывшие у нас на «Вехах» в качестве гостей, спрашивали, кто это у нас такой всемогущий, который все это придумал и воплотил? А я, который был одним из тех, кто воплотил, честное слово, сам удивлялся: как это удалось? Автором идеи фестиваля был актер Костромского драмтеатра Анатолий Жадан. Когда он пришел ко мне с этой идеей, я подумал, что этот молодой человек просто немного сумасшедший. Как это можно сделать в небольшом провинциальном городе, не имеющем средств? Кто из знаменитостей, из звезд московских, поедет к нам за здорово живешь? Но идея меня увлекла. Коробов поддержал сразу. В Москве, куда мы с Жаданом ездили, на нас вначале смотрели как на сумасшедших. А потом, видимо, подумали: а почему бы не помочь этим ребятам, поработать на идею продвижения настоящей культуры в провинцию? Дело-то благое! И помогли».

Императорская семья в Костроме

Ее визит был в 1993 году. Тогда к нам прибыли Великая княгиня Леонида Георгиевна, царевич Георгий, Великаая княгиня Мария Владимировна. Их поездки по местам славы Романовых были неспроста. Видимо, эти поездки подтолкнули к тому, что в самом начале 1995 года в администрации президента Ельцина заговорили о том, что стране нужна национальная идея. Предложения посыпались как из ведра. И в том числе — идея совместить новую общенациональную идеологию с возвращением царской семьи. План сломало одно единственное письмо. После шумной газетно-телевизионной кампании академик Дмитрий Лихачев отправил президенту послание, утверждая, что потомки Великого князя Кирилла Владимировича никаких прав на престол не имеют, что Великая княгиня Леонида Георгиевна является представительницей рода, утратившего в Грузии царские права еще в XVIII веке, а сам царевич Георгий и вовсе по отцу является принцем Прусским».  

Французский город Доль стал побратимом Костромы.

Связи с Долем — самые теплые, — вспоминала начальник городского управления культуры Татьяна Викторовна Гачина,— популярны у нас обмены делегациями. Наш детско-юношеский центр «АРС» и его ансамбль «Мозаика» очень часто ездили с концертами   на Дни города Доль. А французы приезжают на Дни города Костромы. Студенты факультета иностранных языков Костромского государственного университета тоже любят ездить по обмену с французскими студентами. 

Ввод в действие новых АТС при падении рубля и дефолте

Вот как рассказывал об этом председатель Совета директоров ОАО КГТС Александр Григорьевич Клещев: «Проектирование и строительство  АТС-22 и АТС-51 совпало с непонятным процессом преобразования: управление связи исключило из нашего плана строительство АТС-22 и проектирование АТС-51. И попыталось сделать из нашего госпредприятия структурную единицу «Государственного предприятия связи и информатики». Мало того, управление запланировало полностью изымать всю нашу прибыль. А чего построишь, не получая прибыль? Вот тогда мы начали бороться за свою самостоятельность.

Наше развитие началось только после того, как мы акционировались. На то время ёмкость телефонной станции была на 28 тысяч номеров. А сегодня она — 140 тысяч номеров. Вся связь в России стала переходить на электронные станции. Мы — тоже. Вот тогда мы стали искать партнеров. И нашли их в лице немецкой фирмы «Боштелеком» во Франкфурте-на-Майне. Договорились с иностранцами

В 1995 году мы заключили с «Боштелекомом» договор о проектировании АТС-31. Причем, договор дорогой — на 5 миллионов долларов. Таких денег у нас никогда не было. Немцы требовали гарантию какого-нибудь первоклассного российского банка. Но за эту гарантию банк требовал пять процентов стоимости договора. Я еще раз встретился с немцами и начал их убеждать: давайте, мол, я рассчитаюсь с вами не за три года, а за год, но не будем завязываться с банком. Зачем бросать деньги на ветер? Лучше я вам их отдам. Мы, как партнеры, просто поверили друг другу. КГТС действительно рассчиталась за год. У немцев был шок. А после шока наступило стопроцентное доверие.

Следующую телефонную станцию мы брали у немцев уже без предоплаты и на наших условиях. Все переговоры вел я сам. С переводчиком, точнее с судебным переводчиком, который за каждую  букву нес ответственность. Когда контракт уже начал работать, я поехал в Германию, во Франкфурт-на-Майне. Встречался с генеральным директором фирмы «Боштелеком» Дицем. Мы поговорили, глядя друг другу в глаза, и окончательно утвердились в нашем партнерстве.

В результате первого договора с немцами мы построили АТС-31 на десять тысяч номеров. После этого события в городе стартовал проект телефонизации на цифровом оборудовании.

Подготовили следующий проект с немцами — на строительство АТС-32 и АТС-34. АТС-32 — в здании на улице Гагарина, и АТС-34 — в Давыдовском. Объекты на пятнадцать тысяч номеров. Причем со строительством в 1999 году. А договор подписали 21 августа 1998 года. Еще чернила на подписях не высохли, как в кабинет вбежал мой партнер-немец, весь красный, в поту, и, с криком: «У вас в России дефолт!», кинулся к только что подписанным бумагам.

Дефолт? А я, честно говоря, даже не знал, что это слово обозначает. Оказывается, это неспособность оплатить долги. Мы не стали рушить договор. Но тут же обговорили все до мелочей. Учли, что в случившихся обстоятельствах мы в договорные сроки не уложимся: доллар «прыгнул» по отношению к рублю в шесть раз уже через неделю. Действие договора приостановили на короткое время. Но осуществили другой договор уже при новом курсе доллара. И построили межстанционные линии. Проложили волоконно-оптические кабели под всеми зданиями, поставили мультиплексоры, обеспечили огромное количество линий, соединив все станции по кругу.

Затем приступили к осуществлению отложенного проекта. Хорошо, что у нас не было никаких кредитов. Мы всегда работали, исходя только из того, что имеем. Это спасло КГТС. Иначе дефолт похоронил бы нас. В общем, построили АТС-32 и АТС-34. «Боштелеком» прекратил заниматься телекоммуникационным бизнесом. Но нас, как надежных партнеров, передал «Сименсу». И тут все посыпалось, как из рога изобилия: АТС-35, АТС-37, АТС-33, АТС-41…».

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в Костроме

С 7 по 10 мая 1993 года в Костроме с официальным визитом находился глава Русской православной церкви Святейший патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Костромская епархия на его пути — двадцать восьмая по счету.

12 мая 1993 года газета «Костромские ведомости» подробно рассказала своим читателям о визите главы Русской православной церкви: «В первый же день Патриарх посетил Богоявленский кафедральный собор. Затем до самого вечера объезжал все действующие церкви Костромы: от храма Воскресения на Дебре до маленькой Ильинской церкви. Всем костромским приходам Его Святейшество оказал равное внимание: везде прошли богослужения, были пасхальные приветствия.

В Сусанинский район Патриарх отправился на вертолете. Там он посетил памятный камень на месте гибели Ивана Сусанина, отслужил заупокойную литию в часовне, построенной на месте дома Сусанина, и совершил богослужение в Успенской церкви. Но самым эффектным моментом стало посещение подворья женского монастыря в селе Домнино. Здесь патриарх заглянул не только в маленькие кельи и богадельню, но и прошел по всем курятникам и коровникам, не смущаясь ни пылью, ни запахом навоза.

При посещении Ипатьевского монастыря было подписано соглашение о совместном использовании монастыря областным музеем и церковью. Верующие встречали Алексия II у приходских церквей. Патриарх подходил к собравшимся, благословлял желающих, принимал цветы от детей, говорил слова о мире, доброте, взаимопонимании.

В Костроме создан государственный оркестр народных инструментов

Художественный руководитель и главный дирижер — заслуженный деятель искусств Российской Федерации Владимир Иванович Сорожкин. Удивительно, но домры, балалайки, гусли, баян, ударные и трещотки у Сорожкина могли творить чудеса. Они даже классику исполняли, как русскую, так и зарубежную.

Союз городов Северо-Запада укрепляет свои позиции

К началу января 1993 года Союз городов Северо-Запада РФ, в который вошла Кострома, увеличился до двадцати. На вопрос, какая нам от этого польза, журналистам газеты «Костромские ведомости»  ответил председатель Костромского Совета народных депутатов Александр Воронин: «Вначале Союз создавался для обмена опытом и оказания давления на более высокие структуры власти с целью, чтобы те принимали решения, приемлемые для городов. Но сейчас возникла перспектива получения материальной выгоды от этого союза — при союзе создана система единого заказчика. Что выгоднее: каждому городу в отдельности искать, покупать и перевозить, к примеру, технику для уборки улиц, или всем вместе? Естественно, оптовая партия дешевле обойдется. Теперь мы сможем купить насосы, электродвигатели, а также оборудование для школ и медицинских учреждений».

Поселок Волгореченск — теперь свободный город

На основании постановления главы администрации города от 23.12.1993 года № 2940 поселок Волгореченск выведен из состава Димитровского района города Костромы. Решением Думы Костромской области от 16 июня 1994 года № 18 он исключен из состава города Костромы и отнесен к категории города областного подчинения.

КИТ выплыл на экраны телевизоров

В конце 1993 года вышла в эфир первая передача Костромского информационного телевидения (КИТ). Телеканал — частный, место его расположения — бывшая городская водонапорная башня.  Телепередачи пользуются популярностью, темы — современные, подача — яркая. Известным в городе становится общественно-политическое теле-шоу в прямом эфире «Вагонные споры». Но не прошло и года, как КИТ начала подводить техника. 19 января 1994 года «КВ» в заметке под заголовком: «Нет КИТа, не видно — до чего обидно!» рассказывает, что два месяца назад вышел из строя передатчик, изготовленный в Челябинске. Его создатели, поставленные в известность о случившемся, никак не отреагировали. И вот уже два месяца сотрудники КИТа пытаются своими силами починить некачественную технику. По стечению обстоятельств, незадолго до выхода из строя передатчика, в «Вагонных спорах» прошла дискуссия на тему «Сейчас в России никто ни за что не отвечает?»

Оказалось, что в Костроме есть дворяне

Журналисты «Костромских ведомостей» долго думали, относиться ли к этому серьезно, но факт оставался фактом: 7 января 1994 года костромские дворяне подтвердили свое происхождение. Впервые с 1917 года они собрались в здании Дворянского собрания, отпраздновали Рождество Христово и вручили дворянские дипломы членам своего собрания.

Городская газета не могла не сообщить об этом своим читателям. И 12 января в «КВ» появился полный отчет об этом событии: «Пока только четверо из потомков костромских дворян сумели документально подтвердить свое аристократическое происхождение. Семидесятилетний разрыв в дворянских традициях и значительное число приглашенных лиц недворянского происхождения сказались на ходе праздничного вечера. Царило смешение стилей, нравов, терминологий. Французского языка, даже с нижегородским акцентом, было не слышно. Фамильных драгоценностей не наблюдалось. На столах рядом с водкой стояло пиво, а оркестр наряду с вальсами исполнял популярные песни советских времен, в частности, «Жил да был черный кот за углом».

Началась торговля по правилам

12 января 1994 года вышло постановление городской администрации «О правилах торговли на продовольственных рынках Костромы». Там был прописан порядок предоставления торгового места, обязанности и права администрации рынка, права и обязанности продавца, перечень нарушений порядка продажи товаров на рынке, перечень государственных и административных органов, осуществляющих контроль за выполнением настоящих правил торговли.         

Югославский проект реконструкции нашего театра

Как сообщила газета «Костромские ведомости» от 26 января 1994 года, готов проект реконструкции драмтеатра имени А.Н. Островского. Выполнен этот проект югославской фирмой «Светлость-театр». По замыслу автора проекта Радислава Марича, наш театр обретет свой первоначальный вид, но при этом будет напичкан новым технологическим оборудованием. Марич надеется восстановить все элементы декора и в своей работе рассчитывает не только на документы, но и рассказы костромских старожилов. Впрочем, все это из области «быть может», потому что контракт с югославами пока не заключен. Сейчас решается вопрос о выделении денег. По словам директора театра Сергея Дубова, в областной и городской администрациях идею реконструкции театра поддержали.

Немцы вложились в наш город

Строительство центра для подготовки рабочих высокой квалификации «Кострома — Северный Рейн-Вестфалия» в 1994 году было первым реальным вложением денег немцами в наш город.

Вячеслав Готлибович Рейх вспоминал: «Я в ту пору был заместителем главы города и курировал торговлю, связь и транспорт. Дело шло к приватизации, директора не очень заботились о будущем: не до того. И тогда мы с Павлом Кустовым,  который возглавлял областной комитет по имуществу, выехали в здание завода «Луч», на то время заброшенного, недостроенного. С первого этажа было видно небо. Посмотрели и решили: вот она, площадка для будущего немецкого центра подготовки кадров. Позже договорились: Кострома и область будут участвовать в общестроительных работах, а Рейн—Вестфалия — в оснащении. Ответственный за строительство — главный инженер Александр Семенович Кондрин. И началась работа.

Много было технических вопросов и организационных. А какие были проблемы и ругань! Сроки строительства затягивались. Представитель немецкой стороны господин Меттен кричал: «Не хотите строить — я все оборудование отправлю в Нижний Новгород».  И вот пришли станки с ЧПУ и сварочное производство. А ставить все это богатство некуда. Пришлось договариваться с директором завода красильно-отделочного оборудования Артуром Семеновичем Благочинным о временном размещении оборудования на его территории.

Надо было привлечь кадры лучших немецких мастеров для обучения наших рабочих. Для начала выделили десять квартир в Давыдовском-3, отремонтировали их. Немцы снабдили их кухнями, стиральными машинами, холодильниками. Мы поставили телевизионные «тарелки», чтобы была возможность принимать телепрограммы из Германии. И к нам приехали десять мастеров — российских немцев, говорящих по-русски. С ними был заключен контракт на пять лет. За это время они должны были выпустить первую партию квалифицированных рабочих и подготовить наших мастеров. У центра было два директора: Смирнов Вячеслав Михайлович — с русской стороны, господин Штоббе — с немецкой стороны. После обучения экзамены у наших рабочих принимали представители Дортмундской ремесленной палаты. Рабочие с сертификатами общеевропейского образца были востребованы везде и устраивались не только в Костроме, но и в Москве, даже в Европу уезжали». (Примечание автора: процесс подготовки кадров вскоре застопорился из-за того, что ведущие предприятия Костромы стали рушиться. Их руководители уже не считали возможным посылать на учебу своих рабочих).

Борьба за самоуправление

Проект закона о местном самоуправлении, который появился в Государственной Думе РФ, вдохновил главу городской администрации Костромы Бориса Коробова на действия. Он поехал на семинар по проблемам местного самоуправления в Японию. Все расходы по поездке взяла на себя японская сторона.

В этом семинаре приняли участие и мэры нескольких  российских городов, ставших участниками государственного эксперимента по опережающему введению в действие Закона о местном самоуправлении. Появилась надежда на то, что у городов действительно будет право самим решать свои насущные вопросы. Борис Коробов принял решение о вынесении проекта положения о местном самоуправлении на общегородской референдум.   

Первая городская Дума

13 марта 1994 года состоялись выборы депутатов в Думу города Костромы первого созыва. Избраны тринадцать депутатов. Вот что писала об этом костромская журналистка Зинаида Николаева в книге «Костромская городская Дума в ракурсе истории»: 23 марта 1994 года прошло первое заседание Думы. Один из первых документов, который был принят депутатами, — Временный регламент. Он определил, что Дума Костромы является постоянно действующим представительным органом со сроком полномочий два года. Были образованы постоянные комиссии Думы. К полномочиям Думы первого созыва были отнесены такие вопросы, как утверждение городского бюджета и программ развития города, установление местных налогов и сборов, контроль за деятельностью Главы самоуправления Костромы, координация работы органов городского общественного самоуправления.

Депутаты работали на не освобожденной основе, за исключением ответственного секретаря. При Главе самоуправления и Думе Костромы был создан общественный Совет — для взаимодействия между органами местного самоуправления и общественными объединениями и для подготовки постановлений Главы города и решений Думы по важнейшим социальным и политическим вопросам.

Дума решала, делить Кострому на районы, или не делить. Этот же вопрос был задан костромичам на референдуме по самоуправлению, но костромичи не пожелали отвечать, и референдум провалился. Городская Дума приняла решение изменить административно-территориальное деление города. А администрация города в связи с этим решением реорганизовала систему управления: ликвидировала в городе деление на районы, сократила районные административные органы.

Герой года — конькобежец Александр Голубев

В 1994 году, пробежав 500 метров за 36.33 секунды, костромич Александр Голубев стал олимпийским чемпионом в норвежском Лиллехаммере. Родился он 19 мая 1972 года в поселке Караваево. Впервые появился на льду в четырехлетнем возрасте на детских коньках-«снегурках». А двери первого класса и конькобежной секции  открыл  почти одновременно. В пятом классе перешел в группу кандидата в мастера спорта Виктора Григорьевича Савельева. Савельев и стал главным тренером будущего олимпийского чемпиона. Восьмой класс костромской средней школы № 41 города Костромы Саша окончил, став уже кандидатом в мастера спорта. В 1989 году он вошел в состав команды конькобежцев страны, а в 1990-м стал мастером спорта международного класса.

Об олимпийской атмосфере Лиллехаммера и своем золотом старте рассказывал сам Александр Голубев: «Запомнились природа, заснеженные домики и коттеджи. К нам, русским, относились хорошо. В олимпийской деревне жили, как в недостроенном Советским Союзом коммунизме: все — от питания до безделушек — было бесплатно. Каждый жил в отдельном комфортабельном номере. До ледового овала было всего десять минут ходьбы. Лед, кстати, был мой — жесткий.

Трудно передать мои мысли перед выстрелом стартера. Фальстарта нет, я сразу ухожу вперед. Мелькают трибуны, без ошибок прохожу повороты, вот и финишная прямая — 36.33! Трибуны рукоплещут, подъезжают с цветами юные норвежки. Неужели я чемпион? Да, он самый!»

Создан Центр еврейской культуры

23 марта 1994 года газета «Костромские ведомости» сообщила: «В Костроме с празднования Пасхи начинает свою деятельность Центр еврейской культуры. Правда, называется этот религиозный праздник у иудеев иначе — Песах. И отмечается раньше православной Пасхи».

Возрождение  субботников в Костроме

22 апреля 1994 года в Костроме состоялся первый капиталистический субботник. Мы знали социалистический субботник. Он появился потому, что Ленин родился в апреле. И в этом же месяце, как правило, таял снег, и из-под него вылезало большое количество мусора. Убрать его иными средствами, кроме как, созвав большое количество народа, не представлялось возможности.

К сожалению, ни один из руководителей перестройки — ни Горбачев, ни Ельцин — не родились в апреле. Видимо, поэтому за какие-то пять лет в нашем городе рухнула налаженная система весенних чисток улиц. А мусора накопилось много. Поэтому городские власти решили возобновить традицию: с 15 апреля по 15 мая провести месячник по уборке города, а 23 апреля — субботник. Причем, этот субботник уже можно назвать капиталистическим. Если раньше явку трудовых коллективов на субботник обеспечивали люди из парткомов и профкомов, то теперь на первый план вышел вполне капиталистический способ принуждения рублем: предприятия, которые не уберут мусор на своих территориях, будут оштрафованы на большие суммы.

В Следово создан биоэкологический центр

В бывшей усадьбе помещиков Карцевых Следово появился межшкольный биоэкологический центр. Без преподавателя биологии и директора Костромской средней школы № 32 Юрия Петровича Карвацкого этого события не было бы. У Юрия Петровича много званий: Почетный гражданин города Костромы, заслуженный учитель школы Российской Федерации, лауреат премии Джорджа Сороса, лауреат муниципальной премии имени Д.С. Лихачева. Но главное его звание, и это он сам признавал, — биолог.

В студенческие годы состоялось его знакомство с заброшенной усадьбой Следово, принадлежавшей когда-то костромским дворянам Карцевым. Его взволновала открывшаяся история заброшенной усадьбы и знаменитые имена, так или иначе связанные с ней: Годуновых, Вяземских, Сумароковых, Бенкендорфов, Дягилевых, Корниловых, Лермонтовых.

Вместе с несколькими преподавателями-единомышленниками и учащимися школы № 32 он посадил здесь большое количество деревьев и цветов, на пожертвования костромичей построил храм Всех Святых в память о бывших владельцах усадьбы и всех погибших во Вторую мировую войну выпускников Следовской школы. Когда Карвацкий организовал в усадьбе межшкольный эколого-биологический центр, туда получили возможность ездить на практику ученики костромских школ и студенты биологических факультетов различных вузов.

Теперь Следово — памятник истории и природы. Здесь есть что посмотреть и чему удивиться: на площади 21 гектар — цветники, огромный пруд, дендропарк, альпинарий, водоемы, мостики. Каких цветов здесь только нет! Водные кувшинки французской и американской селекции, сказочные коллекции пионов, роз, жасминов, сиреней, лилий, лотосов. Гордость усадьбы — коллекция хвойных растений: двадцать семь видов и сортов одних  можжевельников, кедровый стланик. Тисы — проблемные растения, но здесь они зимуют вот уже много лет. Сосны: сибирская, корейская, горная, черная. А в помещениях усадьбы — музей природы: коллекции доисторических животных, растений, бабочек, жуков, ящериц, земноводных, большие аквариумы с рыбками из разных морей.

С 2004 года здесь проводят фестиваль цветов. Вначале этот фестиваль организовывали только для специалистов и любителей, а сейчас это грандиозное шоу — праздник для всех жителей Костромы и не только. В нем принимают участие Ярославский ботанический сад, специалисты из ботанических садов Московского и Санкт-Петербургского университетов. Привозят декоративные саженцы, семена экзотических цветов. Сюда сегодня едут со всей России, из стран бывшего Советского Союза, а также из Франции, Германии, Голландии, США.

Приезд Солженицина в Кострому по пути следования в Москву

Вот как писала об этом событии журналистка Галина Рубанкова в газете «Костромские ведомости» от 20 июля 1994 года  

«Утром 14 июля на железнодорожный вокзал Костромы на хабаровском поезде прибыл писатель Александр Солженицын, более всего известный как автор запрещенного в свое время романа «Архипелаг ГУЛАГ». Толпа журналистов с камерами и микрофонами бросилась в хвост прибывающего поезда. И едва он остановился, из тамбура шагнул, как с портрета, сам Александр Исаевич. Но не тот суровый длиннобородый старик, пророк и аскет, каким его любят изображать, а бодрый и свежий, розовощекий, голубоглазый и белозубый. Просто реклама дантистам американского штата Вермонт, где Солженицин много лет прожил после изгнания из СССР.

И в Союзе, и в США он всегда жил в провинции. Но теперь собирается осесть под Москвой. А через Кострому он проложил свой маршрут не только потому, что это «город его юности», но еще и типичная провинциальная глубинка. Программа у Солженицина четкая: посещение Ипатия, здания артиллерийского училища, в котором он учился в годы войны. В своем путешествии по Костроме он избегал официальных приемов, на вокзале никто из руководства его не встречал. Александр Исаевич не уставал повторять, что находится в частной поездке. По Костроме он демонстративно ездил на такси, подчеркивая независимость. Но посещение Ипатьевского музея не обошлось без участия городской и областной администраций. В тот день французы оккупировали музей. Они устроили в монастыре бедлам, гонялись за писателем, устраивали ему овации в Троицком соборе, фотографировали, снимали на видеокамеру и лезли за автографами.

После посещения Ипатия, Солженицин в спринтерском темпе промчался на своем такси в воинскую часть на улице Никитской. Все встречи с потенциальными однополчанами он отверг, так как лично не знаком. Видно было, что Александр Исаевич притягивает к себе людей, как крупная личность, а сам он, как локатор, направлен на какую-то, только ему известную цель. И идет к ней, отбрасывая все лишнее: знакомства, разговоры, впечатления».

В 1994 году чековая приватизация закончилась

Что же это было? По мнению вице-премьера Анатолия Чубайса, это была народная приватизация. Однако у костромского народа есть несогласие с Чубайсом: людям ничего не дали существенного, кроме бумажек-чеков. И пока рядовые граждане с этими чеками бегали, нерядовые граждане успели-таки отхватить себе хорошие куски. Известный экономист Константин Боровой, побывавший в Костроме, прямо назвал чековую приватизацию игрой. Игрой экономической, запущенной в массы для того, чтобы каждый бывший советский человек хотя бы узнал такие неизвестные ему доселе слова, как «аукцион», «конкуренция» и «денежный курс».

Приватизационными чеками мы распорядились по-разному: кто-то их продал, кто-то вложил в предприятие, кто-то скомкал и выбросил. Если права не путать с возможностями и с гарантиями, то с Чубайсом надо согласиться: права декларировались для всех.  Особенность российской приватизации в том, что у некоторых кроме прав были возможности, у некоторых — еще и гарантии, а у большинства населения кроме прав что-то приватизировать, не было ни возможностей, ни тем более — гарантий. 

В нашей области приватизировано восемьсот крупных и мелких предприятий. Двести из них (крупные) — путем акционирования. Основная масса предприятий акционировалась по второму варианту: это значит, трудовые коллективы стали собственниками 51 процента акций, т.е. собственниками заводов и фабрик. А тот факт, что они не получили ни дивидендов, ни прибыли, по мнению Чубайса говорит о том, что трудовые коллективы стали плохими собственниками плохих предприятий и плохих технологий. Зачем же она, такая приватизация, была нам дана свыше? На этот вопрос ответил  начальник управления госимуществом Костромской области Павел Кустов: «Чековая приватизация предотвратила взрыв, — ответил он корреспонденту «КВ» 6 июля 1994 года, — благодаря ей всего за два года нам удалось вписать элементы рыночной экономики в популистский закон о приватизации. И создать базу для прихода эффективного собственника». (Примечание автора: Тут надо признаться в том, что такого эффективного собственника, который хотя бы вернул тот капитал, который предприятия имели до приватизации, Кострома до начала третьего тысячелетия не дождалась).

Вспомнили про вокзал

В мае 1994 года в городе вспомнили, что забыли про вокзал. Паспорт за номером 925 на строительство нового железнодорожного вокзала сохранился в архитектурном ведомстве Костромы еще с 1974 года. Корреспонденту «КВ» показали документы технической экспертизы, по которым небезопасность этого здания была зафиксирована еще в 1968 году. В акте обследования от 1984 года записано, что в здании нет цивилизованных туалетов, комнат отдыха и камер хранения, что оно нарушает ансамбль привокзальной площади. В 1987 году архитекторы из «МосГИПРОтранса» разработали проект нового вокзала. Заказчик нового строения — управление Северной железной дороги. Деньги на строительство должно было выделить оно, а городские власти — принять долевое участие. Но началась перестройка. Денег не стало, про вокзал забыли. И вот, наконец, дело сдвинулось с места: старый вокзал закрыли на реконструкцию. Решено, что новый вокзал будет двухэтажным, а над ним будет возвышаться башня с часами. А пока рядом возвели сооружение типа ангара из оцинкованного железа. На время строительства этот ангар заменит вокзал.

Права нашего человека взялось защищать Международное общество

22 июня 1994 года «Костромские ведомости» сообщили, что  в Костроме решением российской секции Международного общества прав человека создана рабочая группа этого общества. Группу возглавил секретарь Костромского регионального отделения партии экономической свободы Александр Готовцев.

Решено, что у Костромы будет герб и флаг

Уже с начала девяностых годов власти города Костромы начали думать о том, чтобы у города был свой герб и флаг. И как свидетельствует городская газета «Костромские ведомости» от 18 мая 1994 года, вопрос о том, каким быть гербу, уже решен депутатами городской Думы: после непродолжительных дебатов, депутаты решили, что менять старый герб не нужно. Данный государственный символ существует с октября 1767 года, жалован он городу Костроме императрицей Екатериной Великой. Реставрировал герб костромской художник Кадыбердиев». 

А вот описание флага города Костромы: «прямоугольное полотнище с соотношением сторон два к трем, разделенное по горизонтали на четыре полосы: голубую, желтую, белую и синюю. На верхней полосе, со сдвигом к древку, воспроизведена развернутая от древка желтая галера с белыми парусами и императорским штандартом. Последовательность расположения цветных горизонтальных полос флага символизируют панораму старинного волжского города, при этом: голубой — небо, золотой — купола храмов, белый — архитектуру города, синий — реку Волгу». В 2002 году решение Думы города Костромы о новом гербе воплотилось в жизнь и официально закрепилось в Российской Федерации. А решение о флаге воплотилось в жизнь еще позже — в 2003 году.

 В Костроме — «Новая опера»

 С 24 мая по 1 июня 1994 года в Костроме — гастроли «Новой оперы» — московского муниципального театра, руководит которым известный дирижер Евгений Колобов. «Это не просто традиционный театр, — рассказала журналистам музыковед Алла Москвина, — не заштатная труппа, это коллектив, сравнимый с оркестром «Виртуозы Москвы» Спивакова или с балетом Васильева и Максимовой. Колобова знают в Японии и Милане, приглашали дирижировать во Францию и Италию. Но Евгений Колобов сам выбирает гастроли, он может себе это позволить. Он считает, что надо петь не только в столицах.  Кроме Доницетти и дивертисмента Россини «Новая опера» привезет к нам «Руслана и Людмилу» Глинки».

Костромичи были восхищены Колобовым: во время гастролей он и его музыканты приняли приглашение детской школы искусств № 2. Колобов — маэстро, мировая знаменитость, и его музыканты с ним, пришли в обычную музыкальную школу! Открыты, просты, охотно общались и с детьми, с преподавателями. Дети забрасывали их вопросами, они отвечали, показали несколько номеров».

Патриарх Алексий II  в Костроме

22 июля 1994 года, в ходе своего Первосвятительского визита в Костромскую епархию, Иоанно-Златоустовский храм посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Вот что рассказал об этом настоятель церкви святителя Иоанна Златоустого  протоиерей Валерий Бунтеев: «О визите Патриарха мы знали заранее и готовились. Сообщили прихожанам. С утра, задолго до начала службы, церковь была полна людьми. Началась служба, она шла как обычно, но чувствовалось волнение собравшихся и их ожидание. И вот торжественный момент настал: в дверях нашего храма появился Святейший в окружении нескольких иерархов. Остановился, осмотрел храм, удовлетворенно сказал: «Хорошие иконы». Храм-то никогда не закрывался, службы не прекращались, все иконы старые, намоленные. В тот день, перед посещением нашего храма, Патриарх  побывал в храме Георгия Победоносца в Костромском высшем военном училище химической защиты. А сразу после посещения нашего храма он должен был поехать в Нерехту. Поэтому все фотожурналисты и телевизионщики заранее бросились туда. И у нас все прошло без всякой трескотни и фотовспышек, строго по протоколу: встреча, краткий молебен, который отслужил Святейший, и его традиционное назидательное слово, обращенное к прихожанам. Хотя сейчас я очень жалею, что в память о том патриаршем визите у нас не осталось ни одной фотографии Святейшего».

 Новая скоростная электричка

22 июля 1994 года «Костромские ведомости» сообщили, что с начала августа между Костромой и Ярославлем начинает курсировать  скоростная электричка. Время в пути — час сорок восемь минут вместо трех часов. Новая электричка удобна для пассажиров, делающих в Ярославле пересадку на поезда дальнего следования — не надо еще час на перекладных добираться с автовокзала до железнодорожного вокзала Ярославль-Главный. Скоростные качества электрички достигаются, в основном, за счет сокращения числа остановок. Их всего две. В Нерехте и перед Ярославлем.

Фольклорный «Венец» в Костроме

В 1994 году в Костроме создан муниципальный ансамбль «Венец». Художественный руководитель — Александр Алексеевич Дружинин. Вот так это событие прокомментировала Татьяна Викторовна Гачина: «Можно сказать, что с этого времени начинается правильное движение в сторону фольклора. Раньше было «зачем он нам нужен?» А потом стало понятно, что это искусство востребовано. «Венец» ездил в экспедиции по городам и весям, месяцами там пропадал. Искал и собирал исконно русский материал.  И до сих пор ищет и собирает, делает обработки и русских песен, и советских. «Венец» — участник многих фестивалей. Это один из самых востребованных ансамблей в Костроме».

Костромичи не поверили в самоуправление

30 ноября 1994 года «Костромские ведомости» сообщили о прошедшей телефонной «прямой связи» Бориса Коробова с населением города на тему «О реорганизации самоуправления». «Казалось бы, пишет газета, эта тема вызовет массу звонков, но на поверку оказалось, что этот вопрос мало волнует костромичей. Звонки были, но касались таких прозаических вопросов, как сохранение очереди на квартиру, установки телефона, ремонта канализации. Костромичи явно не верили в свою возможность самоуправляться. Либо попросту не хотели самоуправляться».

Тем временем, Коробов верит: если руководствоваться  интересами города — будут результаты и народ его поймет. В преддверии самоуправления, его администрация, или, как он сам ее называет, «команда», с 15 декабря 1994 года по 15 марта 1995 года, проводит закрытый конкурс на разработку эскиз-идеи застройки микрорайона «Новый город». Квартиры в этом микрорайоне будут продаваться. В конкурсе принимают участие не только костромские архитекторы, но и их коллеги из Санкт-Петербурга и Москвы. Микрорайон «Новый город» предполагается разместить в Заволжье. Под его застройку уже выделен пустырь размером 71 гектар, ограниченный улицами Магистральной, Заволжской, Стопани и набережной реки Волги.

«Золотая шайба» оказалась в деревне Шувалово

1995 год можно считать годом появления на российском спортивном небосклоне новой маленькой звездочки — сельской подростковой хоккейной команды «Искра» из костромской деревни Шувалово. С 3 по 10 января 1995 года в Шувалово и молодежном центре «Волгарь» состоялся Всероссийский турнир юных хоккеистов клуба «Золотая шайба» среди сельских команд России. На турнир прибыло восемь команд. Шуваловская «Искра» заняла в этом турнире второе место.

Директор клуба «Искра» и тренер команды юных хоккеистов Борис Георгиевич Гусев вспоминал, что с этого турнира началось возрождение не только сельского детского хоккея, но и городского. Вячеслав Готлибович Рейх добавил свои впечатления о том, с чего началось это возрождение: «Невзрачный сарайчик, ледовое поле самодельное, ребятишки сельские, одетые в то, что у кого было... Вот так начиналась знаменитая и всеми любимая впоследствии подростковая хоккейная команда «Искра». Все изменилось с приезда сюда знаменитого тренера Тарасова. Он был здесь сам, принял участие в судьбе и оснащении юных хоккеистов. Когда Тарасова не стало — приезжала его дочь. И тоже принимала участие. Поначалу, куда бы ребята ни приезжали играть, везде их спрашивали — из какого Шувалова? Оказывается — из деревни Шувалово, даже не из сельского поселения! Это всех удивляло. Но громила  деревенская команда всех в хвост и в гриву. Однажды «Искра» поехала по приглашению в США. И там триумфально громила команды соперников. А когда вернулась обратно - тренер «Искры» Борис Георгиевич Гусев сразу стал известен всей России».

В Костроме объявились казаки

Как сообщила газета «Костромские ведомости», в январе 1995 года в Костроме объявились казаки. Четырнадцать казаков собрались в областном военкомате и избрали своим атаманом Юрия Ивановича Курилова, подполковника, начальника связи Костромского высшего военного училища химической защиты.

Объявление о розыске Хапковых

18 октября 1995 года «Костромские ведомости» сообщили, что фотографии собственницы пивоваренного завода Любови Хапковой и ее мужа Владимира Хапкова, директора этого предприятия, появились в областной газете «Костромской край» рядом с объявлением: «Областное управление внутренних дел объявляет розыск Хапковых как лиц, скрывшихся от суда и совершивших ряд экономических преступлений». И это всего через четыре года после  торжественного вручения Любови Хапковой свидетельства о собственности № 1 на Костромской пивоваренный завод.

А сколько страстей было вокруг продажи этого пивзавода в частные руки! Работники пивзавода выходили на улицы города с транспарантом: «Пивовары не продаются!», работники управления госимуществом области и города объясняли пивоварам их права и обязанности, костромичи разделились на два лагеря, средства массовой информации рассуждали о первом опыте капиталистического производства. В конце концов, все успокоились, проданный завод начал работать и… вот нате вам: «ряд экономических преступлений»! (Примечание автора: На самом деле трудно было предпринимателям в то время удержаться на лезвии бритвы между «рядом экономических преступлений» и «рядом мелких несостыковок» в новых законах. Многие из тех, кто должен был найти и наказать Хапковых, о несостыковках в законах знали. Может быть, поэтому и не нашли беглецов. По слухам, Хапковы переехали в Польшу. Но это – неподтвержденные сведения).

Первый Устав города

4 октября 1995 года Дума города Костромы приняла первый Устав города Костромы. Вторая глава первого раздела в нем  называлась «Городское самоуправление и предметы его ведения». Там говорлось: «Самоуправление — признаваемое и гарантируемое Конституцией Российской Федерации». Были прописаны полномочия населения, Думы  и главы самоуправления города Костромы.

Устав был зарегистрирован управлением юстиции Костромской областной администрации 16 октября 1995 года под регистрационным номером 1, был издан специальным выпуском газеты «Костромские ведомости» тиражом 43050 экземпляров и распространялся бесплатно. 17 декабря 1995 года состоялись выборы главы самоуправления города Костромы. По итогам выборов главой самоуправления избран Борис Константинович Коробов.

С этих пор Коробов стал подписывать все документы «глава самоуправления города Кострома Б.К. Коробов». Эта подпись стояла под его письмами в Москву — президенту, премьер-министру, министру финансов РФ. Борис Константинович откровенно и без обиняков заявлял, что декларируемое Законом самоуправление на местах остается всего лишь декларацией по вине министерств и ведомств РФ. И приводил подтверждающие факты.

Восстановление костромских храмов

В девяностых годах в Костромской области началось масштабное возвращение и восстановление храмов и монастырей, строительство новых храмов. Связаны такие перемены были с некоторыми изменениями в государственной политике по отношению к церкви. Но прежде всего — с появлением в Костромской епархии архиепископа Александра и Леонида Сергеевича Васильева в должности  архитектора в Костромском епархиальном управлении. 

Васильев принимал участие в реставрации ансамблей Ипатьевского, Авраамиево-Городецкого, Макариево-Унженского и Богоявленско-Анастасииного монастырей. По его проектам в областном центре воссоздана колокольня Знаменской церкви и построена колокольня Свято-Тихоновского храма, возведена часовня во имя святого великомученика Феодора Стратилата. Ему принадлежат проекты реставрации Торговых рядов в Костроме и музея-усадьбы А.Н. Островского в Щелыкове, проект воссоздания ансамбля Костромского кремля.

О том, что это был удивительный, необычный человек, можно понять из рассказов его современников. Например, из  воспоминаний Тамары Кильдышевой, директора ГУП «Костромареставрация»: «Мне он показался человеком из XIX века, одним из чеховских героев. Помнится, пришла с работы домой вечером. Было холодно, топилась печь, и Леонид Сергеевич с Альбертом Кильдышевым сидели у огня в пальто и читали друг другу стихи: Васильев — Фета и Тютчева, а Альберт — Ахматову и Пастернака...» А вот что рассказывала о Васильеве его дочь Татьяна: «Папа  приводил меня к себе в мастерские: просторное помещение, кульманы, запах ватмана, табачного дыма, на батарее лежат ржаные сухарики. Отец называл их «мои бисквиты». Позже, когда я стала  взрослой, жила отдельно и ездила к нему домой, меня встречала та же картина: кульман, «бисквиты» на батареях. Отец сидит за кульманом, пьет чай и размешивает сахар карандашом. Однажды он напугал сторожа мастерской: в одиннадцать ночи явился к своим листам с чертежами, чтобы зафиксировать только что возникшую мысль».

Архиепископ Костромской и Галичский Александр, который  много с ним работал, хорошо его знал, говорил, что Леонид Сергеевич один  мог обеспечить работу целого отдела архитектуры. Но в некоторых вопросах, особенно касающихся быта, выдающийся архитектор был как ребенок. Он избегал ходить в те места, где однажды встретился с безразличием или грубостью. А если избежать не удавалось, он не спорил, не просил и ничего никому не доказывал. Просто разворачивался и уходил. Героически и бескомпромиссно он вел себя только когда работал.

Через некоторое время бескомпромиссный характер Васильева проявился в отношениях с архиепископом. Татьяна Васильева объясняет это тем, что взгляды их разнились: «Папа тяготел к исторической правде в реставрации, а владыка — к каноничности».     

Талант и труды Леонида Васильева отмечены высокими государственными наградами: ему присвоено звание заслуженного работника культуры РСФСР, почетного гражданина города Костромы, вручен орден Дружбы народов. Святейший Патриарх Алексий II удостоил Леонида Сергеевича орденами преподобного Сергия Радонежского, благоверного князя Даниила Московского и преподобного Андрея Рублева. А Васильев ждал большую из наград: что его проекты по восстановлению выдающихся сооружений прошлого обретут плоть и поднимутся над Костромой.

В Костроме заложен парк в честь 50-летия Победы

Рассказывает Игорь Витальевич Солоников: «Я тогда был замом Бориса Константиновича Коробова. Перед майскими праздниками, в 1995 году, мы вместе с жителями Давыдовского микрорайона сделали там три дорожки, сделали планировку, поставили камень с табличкой «Парк Победы», провели массовую посадку деревьев. Это было рождением парка, как  зоны для массового отдыха жителей».

Строительство коллектора «Текстильщик»

История коллектора «Текстильщик» обычна: в середине девяностых годов появилась необходимость крупного строительства жилья в районе Рабочего проспекта и улицы Полянской. А потому стала нужна мощная канализация. Было решено построить целый канализационный комплекс: насосную станцию, две нитки дюкера от нее проложить по дну Волги на правый берег, провести эти нитки  через Малышково до Коркинских очистных сооружений. А по левому берегу от насосной станции и дальше по территории фанерного и мебельного комбинатов, по улицам Терешковой, Депутатской на глубине 9-15 метров (чтобы обеспечить самотек) должен был пройти  мощный коллектор диаметром в человеческий рост, который проектировщики назвали «Текстильщик».

Проект поддержали деньгами и стройматериалами руководители крупных текстильных предприятий. Эти люди были кровно заинтересованы в строительстве жилого квартала для своих работников. Строительство поддержал и председатель горисполкома Эдуард Васильевич Авхимков: он подписал постановление, по которому 20 процентов от вводимого жилья передавалось на освобождение площадок под новое строительство, то есть для переселения людей, живших в районе будущих новостроек.

Однако строительство канализационного коллектора требовало большого дополнительного сноса домов. Сделать это горисполком не имел возможности. К тому же протестовали фанерный и мебельный комбинаты, по территории которых должен был пройти коллектор: они не хотели неудобств, связанных с рытьем траншей и остановкой производства. Ну, а самое сложное заключалось в том, что прокладка данного коллектора на огромной глубине, ниже существующих инженерных коммуникаций, требовала выноса этих коммуникаций из зоны строительства и большой работы по укреплению траншей.

Борис Коробов вспоминал: «Я медлил в полном смятении. И тогда Геннадий Иванович Полюшенко, главный инженер ПСМО «Костромастрой» подал мне идею щитовой проходки. То есть, не вскрывать землю экскаватором, а рыть под землей, как это делают шахтеры. Полюшенко сказал, что якобы в Нижнем Новгороде сейчас именно так прокладывают все коммуникации. Мы собрали делегацию для поездки в Нижний.

И вот там я впервые увидел, что такое щитовая проходка. Нам дали каски, фонари, спустили в ствол шахты. Дальше мы пошли  под землей по канализационной трубе диаметром в рост среднего человека. Нижегородцы признались, что этот коллектор они  действительно проложили так, что жители города даже не почувствовали строительства и спокойно гуляли, работали, спали наверху.

Нам объяснили, как это делается. На свободном от жилых домов и коммуникаций месте роют ствол шахты. Затем в него спускают технику: проходческий щит, основной частью которого является короткая стальная труба диаметром в 2,5 метра. Эту трубу загоняют в бок ствола, лопатами выкапывают землю, поднимают наверх. Затем, когда из щита выбрана вся земля, его обкладывают  изнутри железобетонными сегментами и толкают дальше, а потом снова выбирают землю и обкладывают сегментами. Таким образом, в земле возникает железобетонная труба. Потом изнутри укладывают металлический профиль, как бы кожух и между бетонными элементами, соединяя их навечно, загоняют бетон под высоким давлением. Получается труба диаметром чуть больше 1,9 метра. Кожух убирают, а бетонную трубу обрабатывают специальными кислотами, чтобы повысить устойчивость относительно влаги.

Мы поняли, что только таким способом нужно делать. Смущало то, что в Костроме некому было проектировать такое сооружение. И строить некому. Но мы узнали, что в Нижнем Новгороде всё делало объединение «Туласпецшахтопроходка» во главе с Анатолием Николаевичем Репиным. Репин согласился ехать в Кострому.

До сих пор горжусь тем, что мы решились на щитовую проходку. Когда шахтопроходчики рыли коллектором под фанерным комбинатом (а территория там сложная: глубокие бассейны для замочки древесины, подъездные железнодорожные пути), руководство этого предприятия обязало своего человека следить, чтобы мы не сильно расковыряли землю. Человек долго ждал, когда начнут «расковыривать», но так и не дождался. Потеряв терпение, он нашел Репина и спросил, когда же они начнут прокладку коллектора под фанерным комбинатом. На что Репин ответил, что коллектор уж два дня как прошел. Обувщики тоже со страхом ждали аварии на своей территории, но и под обувной фабрикой «Х Октябрь» прошли так же незаметно.

Самые тяжелые работы начались, когда выходили под улицу Депутатскую к проспекту Текстильщиков. Вдруг в шахту прорвался неконтролируемый и неостановимый поток подземной воды. Причем, неизвестно откуда взявшийся. Процесс «щитовки» пришлось прекратить. Был трагический момент, когда я подумал, что все надо прекращать работу вообще. Вода хлынула по всему диаметру шахты. Проходчики чудом остались живы, успев подняться на поверхность земли.

Анатолий Николаевич Репин и его проходчики меня потрясли. Они пробурили скважины и откачивали воду, чтобы понизить ее уровень. Качали несколько дней — не помогло. Потом попробовали метод избыточного давления: нагнетали воздух, который «отжимал» воду из зоны производства работ — не помогло. Наконец, применили газы для заморозки грунтовой воды и, таким образом, сантиметр за сантиметром проходили труднейшие участки. Под улицей Полянской мы переключили в новый коллектор весь квартал Текстильщиков и микрорайон Якиманиху. Этот коллектор буквально спас город.

Через несколько лет после его сдачи в эксплуатацию, я  прошел его от начала до конца. И не увидел в трубе ни одной трещинки, и вообще ничего говорящего о том, что прошло время».

«Крещенское созвездие» в Костроме

13 и 14 января 1996 года в Костроме состоялись Всероссийские соревнования по конькобежному спринту «Крещенское созвездие». Проходили они на катке стадиона «Спартак». Соревнования выиграли приезжие спортсмены: парень из Каменск-Уральского и девушка из Иркутска. Гости установили три рекорда нашего катка. Тем временем из Германии пришла хорошая весть: выступая на престижном «Турнире трех катков» костромич Андрей Савельев был вторым на дистанции 500 метров, а забег на 1000 метров выиграл.

Забастовка костромских учителей

31 января 1996 года газета «Костромские ведомости» сообщила о забастовке учителей: во многих школах непривычно тихо. По предварительным данным обкома профсоюза работников образования и науки, в  двухдневной акции участвуют сорок семь образовательных и дошкольных учреждений области, в том числе шестнадцать городских. Преподаватели протестуют против несвоевременной выплаты зарплаты.

В Костроме появился Центр медицины катастроф

7 мая 1996 года главой администрации Костромской области было подписано постановление № 279, а 12 мая вышел приказ № 104 управления здравоохранения администрации Костромской области о создании областного Центра медицины катастроф. Он располагается по адресу: Кострома, улица Островского, дом 27. Первым директором этой организации был назначен подполковник медицинской службы запаса Сергей Владимирович Степанов.

Задачей коллектива врачей и спасателей стала ликвидация медико-санитарных последствий различных чрезвычайных ситуаций, происходящих на территории области: железнодорожных катастроф и крупных автомобильных аварий, взрывов на бензозаправочных и газозаправочных станциях, производственных пожаров. Все последующие годы костромская медицина катастроф развивалась качественно. Помимо ликвидации последствий различных ЧП, она стала заниматься обучением всех категорий населения правилам оказания первой медицинской помощи.

Кубок России по конному троеборью

С 14 по 19 мая 1996 года в Костроме прошел кубок России по конному троеборью — манежная езда, полевые испытания, конкур.  Лучшие лошади России были в эти дни у нас на ипподроме. Кубок выиграл москвич Юрий Нечепуренко, он же на другой лошади взял и третье место. Наши местные спортсмены в троеборье не выступали.

Новым «Мерседесам — новое ПАТП

В Костроме создано новое ПАТП. Вот как об этом событии рассказывал заместитель главы городского самоуправления Вячеслав Готлибович Рейх: «Я был одним из тех, кто поддержал идею создания в Костроме нового автотранспортного предприятия. Чем горжусь. Но сама идея создания ПАТП-4 принадлежит Николаю Николаевичу Будько, который в то время работал директором  городского департамента транспорта. Николай Николаевич побывал в Москве, и узнал там о том, что в Москве объявлен конкурс на закупку автотранспорта с участием Международного банка реконструкции и развития. Упустить этот шанс было грешно, и мы с Будько пришли с этим делом к главе городского самоуправления Борису Коробову. Он нас поддержал.

На получение кредитов Международного банка было сто претендентов, но Кострома все-таки сумела попасть в число четырнадцати городов, выбранных для участия в этом проекте. Было решено, что мы возьмем под этот проект 14 миллионов 100 тысяч долларов: 90 двенадцатиметровых автобусов и 30 восемнадцатиметровых «гармошек». Сразу решили, что они будут белыми и на каждом будет герб Костромы. Область, город и Минфин России подключились к этому проекту. Время было смутное, поэтому Международный банк не рисковал кредитовать российские предприятия на крупные суммы без поручительства Минфина. Дело развернулось, и у Будько родилась еще одна идея: создать под новые машины новое предприятие с новым менталитетом: с новым подходом к ремонтной базе, к обслуживанию машин, к контролю за их работой. Триста тысяч долларов мы заложили на систему слежения GPS.

Было много скандалов в среде городских автотранспортников по поводу организации ПАТП-4. Кроме того, были против и некоторые серьезные областные чиновники. Прошли многочисленные собрания, где обсуждался этот вопрос. На одном из них, помню, я стоял в мокрой рубашке на трибуне, отвечая на вопросы, зачем нужна такая дорогостоящая ремонтная база, если можно проще и дешевле сделать. Спрашивали меня и о том, кто готов взять на себя всю работу по созданию такого высокотехнологичного предприятия. Николай Николаевич Будько сказал: «Моя идея, я и ответственность за исполнение возьму». И действительно взял: ушел из руководителей городского департамента и возглавил строительство и организацию ПАТП-4. И воплотил в жизнь идею: новые автобусы — новое ПАТП — новые кадры.

И вот настал день 4 октября 1996 года. «КВ» свидетельствовали: в полдень с Сусанинской площади в свой первый рейс отправились три новеньких беленьких «Мерседеса». Их ждали четыре года. Именно столько времени прошло с тех пор, как город начал кампанию по получению гранта Международного банка реконструкции и развития. «Мерседесы» торжественно отправились с Сусанинской площади, и целый день возили пассажиров бесплатно. Вот как об этом событии рассказал Вячеслав Готлибович Рейх:

 «Никаких трибун и речей, только ленточка перед «Мерседесами». Ленточку перерезали мы с Будько. До мая 1991 года мы получили весь парк — 91 автобус. И когда они вышли в город все, когда не стало очередей на остановках, споры успокоились. Были большие опасения, как бы пассажиры не начали резать кресла. Люди были злые: безработица большая, а у тех, кто работает — задержки зарплат, продовольствие — по талонам, нервный напряг у всех огромный. Мне приходилось в неделю по два-три раза выступать по ТВ, разъяснять. И все обошлось без эксцессов.

С помощью зарубежных специалистов на ПАТП-4 ввели систему слежения: у диспетчера на экране компьютера было видно, куда пошел автобус, как он движется, где остановился. Это была новация. На ПАТП-4 приезжали со всей России: здесь проходили совещания, семинары. За пятнадцать лет до внедрения в России системы ГЛОНАСС мы сделали это. Все было компьютеризованно. Приходил Будько утром, нажимал кнопку и видел, сколько автобусов вчера было на линии, сколько сошло, когда и почему. И сколько каждый кондуктор привез выручки, и сколько дохода в целом получено за день. Мы (город) пробили строительство у нас сервисного центра со складскими помещениями с хранением всех запчастей для Мерседесов: подготовили цех, купили хорошие подъемники, которые машины целиком поднимали и ремонтировали. Но тут в России грянул дефолт. Сервисный центр не состоялся. Получилась обычная ремонтная база ПАТП. Мы не успели на пару лет. Но все-таки основное было сделано. И за это дело я благодарен двоим людям: Борису Коробову, у которого было видение перспективы, и Николаю Будько, который родил идею нового ПАТП, а у нас хватило ума его поддержать».

В 2000 году приезжал в Кострому заместитель министра по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации. Посетил ПАТП-4.   «Я показывал им нашу систему «Дельта»,  аналог ГЛОНАССа, которая у нас с 1997 года, — вспоминал об этом визите Николай Николаевич Будько. — Генерал был потрясен. «У меня на вооружении подобная система, — сказал он, — но я не думал, что какое-то гражданское предприятие в небольшом городе будет ее использовать. Это — из мира фантастики».

 Голодовка преподавателей лицея

 Как сообщила газета «Костромские ведомости», 5 июня 1996 года объявили голодовку пять преподавателей костромского профессионального лицея № 9. Причиной голодовки стало то, что они еще не получили зарплату за март. Подобная ситуация сложилась и в других училищах города. 6 июня к голодающим присоединились еще трое преподавателей училища № 15.

 Письмо министру финансов России

12 июня 1966 года газета «Костромские ведомости» публикует письмо главы самоуправления города Костромы Б.К. Коробова министру финансов России В.Г. Панскову:

«Глубокоуважаемый Владимир Георгиевич!

Поводом для данного письма послужило Ваше интервью корреспонденту газеты «Не дай Бог», которая довольно широко распространяется в нашем городе. В материале под заголовком «Минфин предупреждает: ваши деньги идут мимо кассы» (от 1 июня 1996 года) Вы чохом обвинили все местные власти городов, районов, поселков и сел в дестабилизации политической обстановки в стране накануне выборов путем задержки зарплаты работникам бюджетных организаций.

Складывается впечатление, что Вас недостаточно полно информируют о положении дел с бюджетами в регионах. Каково же реальное состояние дел с выплатой зарплаты бюджетникам города Костромы? Вы отмечаете, что в соответствии с решением президента России Б. Ельцина Минфин дал в долг местным бюджетам деньги для выплаты зарплаты еще в марте. Действительно, в Костромскую область поступили 73 млрд руб. Однако городу Костроме, в котором проживает треть населения области, выделены лишь 6 млрд руб. И эта сумма была полностью, до копейки, отдана учителям и врачам под жестким контролем и ФСБ, и контрольно-ревизионных управлений. Но это было в апреле.

Сейчас ситуация еще более острая. Люди собираются в отпуска, а им нечем платить. Преподаватели вузов по два месяца не получают зарплату. Доведенные до отчаяния учителя уже прибегают к голодовкам. Под угрозой срыва начало нового учебного года. Если Минфин направляет деньги в субъекты федерации, то почему мы их не получаем? По состоянию на 06.06.96, долг областного бюджета городу по взаимным расчетам составляет 34,9 млрд руб., в том числе по первому полугодию 21 млрд руб. Из них: на прием ведомственного жилого фонда — 15 млрд руб., на реализацию Закона «О ветеранах» — 15 млрд руб., на финансирование капвложений — 4,9 млрд руб.

До настоящего времени не решен вопрос с выделением ссуды для обеспечения своевременной выплаты заработной платы учителям за отпуск в сумме 6 млрд руб. 

…Вы прекрасно знаете, что местные бюджеты формируются по остаточному принципу, что в распоряжении местных властей остается лишь треть собранных налогов, а остальные уходят выше, что оставшиеся суммы не покрывают даже минимально необходимые затраты. Законные требования города и все обращения к областному руководству результатов не дали. В связи с этим я, как глава городского самоуправления, был вынужден обратиться 22 мая 1996 г. с исковым заявлением в Костромской областной арбитражный суд о взыскании из областного бюджета дотации на покрытие минимальных расходов города Костромы на 1996 год.

…У городских властей есть четкие полномочия и обязанности, установленные Законом РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». За них мы несем ответственность перед населением. И не перекладываем на другие плечи. Ниже нас никаких уровней власти нет, поэтому люди со всеми своими проблемами идут к нам. Поэтому негоже Вам, Владимир Георгиевич, делать из нас врагов народа и ставить в положение крайних, на которых можно свалить ответственность за все беды, переживаемые Россией в этот сложный переходный период».  

На льнокомбинате – забастовочный комитет

Как сообщает газета «Костромские ведомости», 19 июня 1996 года на АООТ «Льнокомбинат имени Зворыкина» конференция трудового коллектива избрала забастовочный комитет и потребовала от руководства предприятия погасить задолженность по зарплате. Забастовочный комитет предупредил, что если в течение десяти дней эти требования рабочих не будут удовлетворены, на комбинате начнется забастовка.

 Челноки спасли Кострому

Если когда-нибудь в нашем городе поставят памятник 90-м годам, то я думаю, что это будет памятник «Челноку» с большой клетчатой сумкой в руках. «Челноку», который в девяностые годы не дал рухнуть экономике нашего города. Кем был этот человек до перестройки? Он был инженером, учителем, рабочим, врачом, служащим,- кем он только не был! Челноков в Костроме торговали тысячи. Нина Александровна Комарова – одна из них. По образованию – инженер-технолог текстильного производства. Работала заместителем директора льнокомбината имени И.Д. Зворыкина. Имеет за свой труд орден «Знак Почета» и пять медалей. В девяностые годы торговала на Центральном рынке носками и прочей мелочью. Ездила за товаром в Турцию, Китай, Польшу, На Черкизовский рынок в Москву. Почему она так поменяла свою жизнь? Вот как она сама рассказывала об этом в интервью «Костромским ведомостям»:

«Ушла на пенсию, получила чуть больше тысячи. Подумала: это за сорок лет труда я заслужила такие деньги? Ни за что не смирюсь. И не смирилась. Купила большую клетчатую сумку и поехала по зарубежным городам и весям. Теперь далеко не езжу: доллар не дает, зараза, очень дорогой стал. Теперь езжу на Черкизовский рынок. Четыре сумки болоньевых загружу – и обратно. На одних носках много не наторгуешь. А тут у меня колготки, прихватки, яйцерезки, пяткочистки, пробки для ванн. Что-нибудь да купят. Зимой стоять за прилавком холодно. Но я вышла из положения: видите огромные валенки на моих ногах? Это не валенки. Это – валяные сапоги для командирского состава северных войск. Знакомый полковник в отставке мне подарил».

 Кинотеатр «Россия» теперь  — не кинотеатр

3 июля 1996 года об этом событии «КВ» сообщили так: «После реконструкции открылся бывший кинотеатр «Россия». Он открылся в новом качестве — как детский культурный центр «АРС». Открытие сопровождалось премьерой: балетная студия детско-юношеского комплекса «АРС» дала одноактный балет «Снимаем маски» на музыку Шнитке, Генделя и Баха. К созданию балета приложили руки две супружеские пары — Груздевых и Голодницких. Юрий Груздев — руководитель студии, а Надежда Груздева — постановщик балета. Либретто написала бывшая актриса Костромского драматического театра Ольга Голодницкая, а Борис Голодницкий сделал сценографию. В этом же году, 23 октября, «КВ» сообщили, что «АРС» провел презентацию культурного центра «Россия».

Ко времени этой презентации у детского клуба «АРС» уже была пятилетняя история: в нем занималось пять тысяч детей в многочисленных хореографических, театральных и вокальных школах и студиях. Начинали трудно, потому что своего помещения не было. Спектакли, в том числе, балетные, репетировали и показывали в съемных залах: в театре имени Островского, во Дворце «Текстильщик». Но не останавливались: работали. Организовали свой театр балета, и в Ярославском ТЮЗе показали балет «Щелкунчик». И вот, наконец,  у детского клуба есть свой зал и вообще все, что нужно.

«Полином» объявил об открытии сезона

9 октября 1996 года «Костромские ведомости» сообщили, что: народный театр «Полином» начинает свой сезон 12 октября и намеревается давать свои спектакли каждую субботу, вплоть до Нового года. Театр обосновался в актовом зале главного корпуса технологического университета. Спектакли начинаются в 19 часов.

Есть женщины в нашем городе!

30 октября 1996 года газета «Костромские ведомости» сообщила, что двадцатипятилетняя костромичка, мать двоих детей, Татьяна Онуфриева стала победительницей на чемпионате мира по армреслингу (борьбе на руках) в Вирджинии-Бич (США) в легчайшей весовой категории. Тренер — Леонид Бурлаков.

И композиторы в Костроме есть

В 1996 году в Костроме открыто региональное представительство Союза композиторов России. «Не знаю, как в других городах, — сказала начальник управления культуры города Костромы Татьяна Викторовна Гачина, — но наши композиторы отлично помогают детским музыкальным школам города. В каждой костромской музыкальной школе есть отделение композиции. Члены союза композиторов там частые гости: прослушивают детей, отбирают двух-трех талантливых и с ними занимаются, целенаправленно готовят их к городским, областным и российским конкурсам».

             Открытие Муниципальной художественной галереи «Вехи»

«Открылась муниципальная художественная галерея в тот период, — рассказывает Татьяна Викторовна Гачина, — когда в Костроме проходил фестиваль «Вехи». Поэтому так была и названа. Задача перед ней стояла простая: познакомить костромичей и гостей фестиваля с творчеством костромских художников. Я начала участвовать в жизни галереи в 2002 году, с того момента, как стала работать в управлении культуры города. Это та самая муниципальная художественная галерея современного искусства, которая расположена на площади Мира. В ней постоянно размещаются выставки художников, как костромских, так и из других городов России. Мы открывали ее после реконструкции во время празднования 850-летия Костромы. Там была сделана современная система развески, сделан правильный свет. И с тех пор она занимает видное место в жизни города, пользуется спросом и популярностью. Сюда приезжают со своими выставками художники из Москвы, Санкт-Петербурга, Вологды, из породненных с Костромой городов, например финского Хювинкяя».

Завод «Мотордеталь» как зеркало перестройки промышленности

Завод «Мотордеталь» стал одним из «поставщиков» в армию костромских безработных. Отсюда увольняли сотнями. Никто раньше и предположить не мог, что такое случится с новым, самым крупным и успешным социалистическим предприятием Костромы. Будущие читатели этих строк могут усомниться: а было ли оно крупное и успешное? Поэтому привожу воспоминания журналиста и «биографа» завода «Мотордеталь» Павла Бедова:

«К 1980 году завод освоил всю необходимую номенклатуру изделий, выйдя на запланированные объемы производства — 17 миллионов комплектов «гильза-поршень-палец» ежегодно. Примерно две трети от этого количества изделий поставлялось на автомобильные и моторные заводы Москвы, Ярославля, Нижнего Новгорода, позже — Тольятти и Набережных Челнов. В конце восьмидесятых на «Мотордетали» было построено жилье — прекрасные девятиэтажные общежития. Двести ордеров вручали сразу. Двести семей получили бесплатные квартиры. Много проблем сразу решили. И город некоторые свои проблемы решил: в тех общежитиях получили жилье  милиционеры, матери-одиночки. На этом заводе и я получил комнату в начале 1989 года — на улице Самоковской, в  доме № 3.

Я пришел на «Мотордеталь», когда американская линия «Лассаль» была пущена. Полный автоматизированный процесс обработки  от закладки черновой отливки и до контроля готовой продукции. Министерство автомобильной  промышленности строило и оснащало завод как элитный, как опытно-показательный. Денег не жалели. Решили цех поршневых колец в комплекте купить у ФРГ. Цех купили. Он был полностью оснащен немецкими станками. Наши специалисты выезжали в Федеративную  республику Германии, жили в немецких семьях. И реально видели, как акционеры получали деньги на свои акции каждый квартал — дивиденды, причем, довольно высокие. Позже это ввело работников «Мотордетали» в заблуждение при акционировании завода. Почти все думали, что если такое мощное предприятие, как «Мотордеталь» будет акционировано, то все работники будут жить также хорошо, как в Германии. В 1992 году коллектив предприятия утвердил план приватизации и завод стал акционерным обществом открытого типа. А получилась совсем не та картина, которую все ожидали увидеть».

 Создается собственный детский дом

 «КВ» от 7 августа 1996 года: «Управление образования в городе Костроме готовит материалы на создание в городе собственного детского дома. До сих пор дети-сироты рассылаются по детским домам области. Разработан проект реконструкции бывшего детского сада за рекой Костромой. Здесь потребуется пристроить баню, прачечную, много подсобных помещений».

В Костроме появилось объединение «Костромагорстрой»

Во главе этого строительного объединения стал Юрий Александрович Касимов, который, собственно, его и создал.

Касимов приехал в Кострому в 1976 году после окончания Пензенского строительного института. Пришел работать в СУ-10, потом перешел в СУ-7 и вскоре возглавил это строительное управление. В начале 90-х годов, когда началась приватизация, Касимову удалось частично приватизировать СУ-7. У него возникла идея создать автономное предприятие, которое было бы в состоянии оказывать все виды строительных услуг: проектирование, строительно-монтажные работы, отделку. Создал проектный институт, приобрел два предприятия по производству строительных материалов: завод железобетонных конструкций и завод крупнопанельного домостроения. Эти предприятия на период приобретения были разрушены: ни отопления, ни дверей, ни туалетов, ни окон. Только голые стены. Касимовские строители вместе с оставшимися на этих предприятиях рабочих, восстанавливали цеха, делали окна, двери. Купили завод строительных конструкций, где осуществлялась деревообработка. Таким образом, у Касимова возникло собственное производство строительных материалов и конструкций. И в 1996 году образовалась фирма «Костромагорстрой», в которую, кроме строительной организации Касимова, вошли все приобретенные им заводы стройматериалов и проектный институт «Костромагорстрой». Мечта Юрия Александровича сбылась: в Костроме начала работать автономная строительная фирма, которая не зависела ни от кого и могла выполнить все работы, включая проектные, «под ключ».

Коробов — Черномырдину

14 августа 1996 года «Костромские ведомости» публикуют письмо главы самоуправления города Костромы Б.К. Коробова председателю правительства Российской Федерации В.С. Черномырдину:

«В Костроме сложилась критическая ситуация с энерго- и газоснабжением. «Волгатрансгаз» снизил давление в магистральном газопроводе до уровня, вызвавшего необходимость отключения части котлов на городских ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, что вызвало отключение ряда потребителей от горячего водоснабжения, введение ограничений на потребление электроэнергии. Дальнейшее снижение давления газа, о котором нас предупредили, повлечет аварийные отключения теплоэлектроцентралей, полную остановку предприятий города, работники которых выйдут на улицы.

Задолженность города за электроэнергию и газ, включая задолженность предприятий, организаций, финансируемых из федерального бюджета, составляет 227,8 млрд руб., в том числе долг городского бюджета — 92,2 млрд руб.

Вы будете правы, если скажете, что долги надо платить, а действия «Волготрансгаза» правомерны. И в этом мы будем согласны. Вопрос в другом: чьи это фактически долги и кто виноват в неплатежах, а, следовательно, кто же все-таки должен платить? Город в соответствии с правительственными решениями, вынужден был принять ведомственное жилье и объекты соцкультбыта, что резко увеличило нагрузку на бюджет. Из суммы защищенных в Минфине лимитов на эти цели город должен получить в 1996 году 152 млрд рублей, но не получил ничего. Отсюда и невозможность своевременных расчетов. 

Мы просим Вас найти возможность компенсировать городу затраты в сумме 152 млрд рублей за уже принятые от ведомств жилые дома и объекты соцкультбыта. Выделить средства, которые нам обещаны, или хотя бы погасить через Минфин в счет этой суммы долг города перед предприятиями топливно-энергетического комплекса в сумме задолженности городского бюджета — 92,2 млрд рублей.   

Сотовая связь пришла в Кострому

28 августа 1996 года костромичи узнали из «Костромских ведомостей» о том, что: «АО «Яртелеком» проводит презентацию сотовой связи в Костроме. Звонить по сотовому телефону можно будет в самой Костроме и ее окрестностях — в радиусе 15-20 километров от города, а также в Иванове и Ярославле. А уже к концу года костромичи-владельцы сотовых телефонов смогут брать их с собой в Москву».

Коробов — Ельцину

4 сентября 1996 года газета «Костромские ведомости» публикует письмо главы самоуправления города Костромы Б.К. Коробова российскому президенту Б.Н. Ельцину. (Печатается с небольшими сокращениями):

«Уважаемый Борис Николаевич!

В результате действий «Газпрома» по ограничению подачи газа с 27 августа 1996 года в городе Костроме из-за вынужденного останова ТЭЦ парализована работа промышленных предприятий, прекращено снабжение города горячей водой. Терпение людей, надеющихся на улучшение социальных условий жизни, лопнуло, нервы накалены до предела. Взрывоопасная обстановка в городе, связанная с продолжающейся задержкой выплаты заработной платы, пенсий, кризисом в жилищно-коммунальной отрасли, предзабастовочным  состоянием учителей и врачей, усугубляется непродуманными действиями государственных чиновников самого высокого ранга и подталкивает людей к непредсказуемым акциям протеста. Поэтому действия «Газпрома» мы расцениваем, как произвол, способный нанести непоправимый ущерб городу, стране, людям.

Просим учесть, что долг федерального бюджета только за передачу ведомственного жилого фонда в муниципальную собственность по городу Костроме более 150 млрд руб., что значительно превышает задолженность городских потребителей газа, которая составляет 92 млрд рублей.

Наши совместные с главой администрации области Арбузовым В.П. обращения к главе правительства г-ну Черномырдину по урегулированию вопроса с газовщиками через взаимозачет или списание долга проблему не разрешили.

Борис Николаевич! Убедительно просим Вас оказать самое решительное содействие в решении проблемы подачи газа Костроме для обеспечения жизнедеятельности города.

Обменяем станки на лекарства

С 7 по 12 октября 1996 года — официальный визит делегации болгарского города Самокова в Кострому, в ходе которого восстановились разорванные побратимские связи. Пять дней болгары осматривали Кострому, ее предприятия, фирмы, достопримечательности. Разумеется, посетили ресторан и магазин «Самоков». 12 октября мэры обоих городов — Борис Коробов и Георгий Големинов — подписали протокол о сотрудничестве и о восстановлении дружеских и экономических связей. На ближайшее время намечено проведение совместных ярмарок и бартерный обмен станков завода «Текмаш» на болгарские лекарства».

Начались простои оборудования

30 октября 1996 года «Костромские ведомости» соообщают: «С пятницы из-за падения давления газа на ТЭЦ-2 простаивает оборудование на комбинате имени Зворыкина. По словам главного инженера Владимира Попова, эта остановка ставит под угрозу срыва контракт на изготовление ткани, заключенный комбинатом с голландской фирмой. Каждый день простоя обходится комбинату в 196 миллионов рублей неустойки. Аналогичная ситуация вскоре может возникнуть и в акционерном обществе «Лен». Здесь, чтобы не сорвать выгодный контракт, перешли на работу в ночное время».

 Коробов — Черномырдину

6 ноября 1996 года «Костромские ведомости» публикуют письмо главы самоуправления города Костромы Б.К. Коробова российскому премьер-министру В.С. Черномырдину. (Печатается с небольшими сокращениями):

«Ранее государство ежегодно производило кредитование предприятий текстильной промышленности для осуществления сезонных закупок сырья. Однако с переходом к рыночным отношениям государство перестало выделять централизованные кредиты для этих целей. В результате в настоящее время при недостатке собственных оборотных средств 35 миллиардов рублей предприятие не имеет  возможности закупить ни одной тонны сырья из нового урожая. По состоянию на 1 октября 1996 года сырья в наличии нет. Работники ЗАО «Большая Костромская льняная мануфактура» отправлены в вынужденный отпуск.

В подобном, но еще худшем положении находятся и белорусские предприятия по первичной переработке льна: они потеряли российский рынок сбыта. В этой ситуации нам необходимо помогать друг другу. Потребность в длинном волокне на четвертый квартал 1996 года и 9 месяцев 1997 года составляет 2500 тонн.

Исходя из выше изложенного, прошу Вас рассмотреть возможность проведения взаимозачета на федеральном уровне по следующей схеме: Белоруссия осуществляет поставку в адрес ЗАО «БКЛМ» длинного волокна на сумму 17 млрд рублей, Федеральное правительство на эту сумму уменьшает задолженность Белоруссии перед Россией за потребленные энергоресурсы. ЗАО «БКЛМ» рассчитывается своей продукцией с предприятиями, финансируемыми из федерального бюджета и бюджета области в счет взаимных расчетов федерации с областью.

Система взаиморасчетов отработана и позволяет решать многие проблемы на местном уровне, в том числе и по оздоровлению экономической ситуации на предприятиях».

Взаимозачет с новгородцами 

Костромским представителям удалось подписать контракт с дирекцией акционерного общества «Факел» (Нижний Новгород) на поставку в наш город «биржевого» газа в ноябре. Успех переговоров, возможно, обеспечили 400 миллионов рублей, которые Кострома перечислила «Факелу» в погашение долга. Кроме того, удалось договориться с новгородцами о взаимозачете на сумму 77 миллиардов рублей.

Первый конкурс детсадовских воспитателей

В конце 1996 года в Костроме впервые проведен конкурс «Педагог-дошкольник года». По свидетельству Галины Владимировны Власовой, заслуженного учителя РФ, методиста городского методического центра по дошкольному образованию, все конкурсы готовились и проводились в течение целого года, в несколько этапов. Вначале в оргкомитет городского конкурса поступали документы от участников: личное заявление, анкета, видеозапись, две личные фотографии, эссе. Затем среди участников проводились различные соревнования, конкурсы заочные и очные, наконец — мастер-класс, который оценивало главное жюри. Для первого конкурса «Педагог-дошкольник года» мы начали собирать документы в январе этого года. Потом весь год  каждый соискатель этого высокого звания (а их в 1986 году был 21) доказывал, что он — лучший: в творческих лабораториях и дискуссиях, в деловых играх, в методических идеях, в работе с проблемными группами детей.   Лучшим педагогом дошкольного образования города Костромы в 1996 году стала Елена Васильевна Метелькова, воспитатель ЦРР детского сада №75.      

Подлодка «Кострома» появилась на Северном флоте

4 декабря 1996 года городская газета «Костромские ведомости» сообщила: «По ходатайству наших мэра и губернатора одна из атомных подводных лодок Северного флота получила название «Кострома». Если считать с екатерининской галеры «Кострома», увековеченной в нашем гербе, то в истории отечественного судоходства и мореплавания эта атомная субмарина — пятнадцатое по счету плавательное средство имени Костромы. Были и буксиры «Кострома», и пароходы английской постройки, и танкеры, и паромы, и лесовозы».

После этого сообщения, «Костромские ведомости» еще несколько раз возвращались к теме атомной подлодки «Кострома». Газета рассказывала своим читателям о визите в Кострому делегации старших офицеров с «Костромы»: «Выяснилось, что подлодка полностью автоматизирована и из семидесяти человек экипажа только десять — матросы, а все остальные — офицеры». «Командир подлодки «Кострома» Владимир Анатольевич Соколов объявил, что у него три дочери и сын, многодетным отцом он стал специально, чтобы развеять мрачные мифы о подводниках». «Делегация костромичей, побывала на подлодке, доставила туда гуманитарный груз костромские продукты и воду «Святой источник».

Оказалось, что наша подводная лодка имеет еще одно (кодовое) название — «Краб». Она регулярно выходит на боевые дежурства в Мировой и Северный ледовитый океаны, недавно вернулась из похода на Суэцкий канал, а командир «Костромы» получил за эти походы звание Героя России. Члены костромской делегации облазали подлодку вдоль и поперек».      

Итоги 1996 года

22 января 1997 года «Костромские ведомости» подвели некоторые итоги работы костромской промышленности в 1996 году. Что произвели? Удивительно, но оказалось, что наши предприятия еще что-то производили. Хотя многим для этого пришлось изменить свой профиль. Завод автоматических линий, например, занялся выпуском оборудования для пекарен. Судостроительная верфь бросила недостроенную баржу на стапеле и начала клепать бочки, киоски, изделия из железобетона. Радиоприборный завод оставил надежду заработать на дорогих ультразвуковых аппаратах и штамповал одноразовые шприцы. Обувная фабрика перестала производить кирзовые сапоги, и весь год тачала недорогую обувку для городского населения.

А вот что продали: завод «Текстильмаш» продал малогабаритные прядильные машины в Среднюю Азию. Одноразовые шприцы у радиоприборного завода купили костромские больницы. Киоски у судоверфи приобрел город, бочки — нефтебаза и магазины, железобетон — СУ-7. Недорогую обувку костромичи буквально вымели из магазина обувной фабрики. Конфеты от «Лакомки» на костромском рынке потеснили «сникерсы» и «марсы», шуваловская колбаса потеснила «ножки Буша». Хорошо покупалась фанера костромского предприятия «Фанплит». На складах не осталось почти ничего. Разве что на «ЭКСКО» (завод «Рабочий металлист») задержались восемь экскаваторов. Да на швейной фабрике «Орбита» — запас одежды. 

Где же банкроты? А таковых нет. Потому что ни об одном банкротстве официально объявлено не было. Предбанкротное состояние объявлено на «Автолиниях» и «ДОСе». Зато хватает «лежачих» (не имеющих денег платить налоги в бюджет) и «придушенных» накопившимися долгами и пенями предприятий. Самые-самые из них как раз самые крупные: «Мотордеталь», «Строммашина», завод автолиний, судомеханический завод, завод «ДОС» и льнокомбинаты. За ними хвост долгов и пеней в 100 миллиардов рублей. В 1996 году костромские налоговые полицейские вскрыли шестьдесят нарушений налогового законодательства крупных и особо крупных размеров. Было наложено двести одиннадцать административных арестов на имущество налогоплательщиков-должников. Экономист Зинаида Брагина считает, что прошедший год был поворотным. Он был, по ее мнению, той самой низшей точкой, с которой всякое движение будет движением наверх.

Забастовки, долги, вьетнамский рис

Начало 1997 года в Костроме отмечено социальной напряженностью. Если и было какое-то движение, то это движение забастовочное. Вызвано оно чрезвычайной финансовой ситуацией в связи с невыплатой заработной платы работникам бюджетных организаций. Из-за недостаточного финансирования возникли серьезные проблемы с обеспечением питания в больницах, школах, детских дошкольных учреждениях, приобретением лекарственных препаратов и предоставлением льгот по отпуску лекарств ряду категорий населения. На 1 января 1997 года долг городского бюджета аптекам достиг трех миллиардов рублей. В свою очередь аптеки города задолжали своим поставщикам те же три миллиарда рублей, но это без учета штрафных санкций. Похожая ситуация не только в Костроме: забастовки — по всей России.

Большинство коллективов образовательных учреждений присоединились к общероссийской забастовке учителей. О готовности присоединиться к забастовочному движению заявили медицинские работники, работники культуры, жилищно-коммунального хозяйства. В первый же день нового, 1997 года, «Костромские ведомости» сообщают, что учителя не хотят бастовать, но будут. Они собираются это делать с 13 по 20 января. По сведениям, полученным в ассоциации образовательных учреждений, в акции примут участие три тысячи преподавателей. Их главное требование — ликвидация задолженности по зарплате.

5 января в городском управлении образования прошло совещание директоров школ. Обсуждался вопрос о предстоящей забастовке учителей Костромы. Бастовать решили практически все школы города. Требования у всех одинаковые: выплата двухмесячной задолженности по зарплате.

Как сообщает газета «Костромские ведомости» 22 января 1997 года, забастовка учителей приостановлена, однако председатель городского забастовочного комитета Андрей Козлов сообщил, что если требования по погашению задолженности по зарплате не будут удовлетворены, то 3 февраля начнется бессрочная забастовка. Тем временем в городской администрации прорабатываются варианты выхода из этого кризиса. Один из них — получение товарного кредита: рис, тушенка, молоко и т.д. Продукты будут направлены в школьные столовые, а высвободившиеся бюджетные деньги пойдут на выплату долга учителям. На выплату пенсий за ноябрь нужно еще 20 миллиардов рублей. Из Москвы на эти цели получены всего лишь 5 миллиардов. 

Обстановка названа чрезвычайной

27 января 1997 глава города Костромы Борис Коробов в газете «Костромские ведомости» объясняет ситуацию, которая сложилась с финансированием социально-культурной сферы: «Обострение ситуации началось с 1996 года, когда начал работать ряд федеральных законов, не обеспеченных финансированием их федерального бюджета. В связи с этим, пришлось переложить на «плечи» городского бюджета выполнение федеральных законов, сократив расходы на образование, здравоохранение, культуру и т. д. Бюджет города не получил из федерального бюджета на возмещение понесенных затрат более трехсот миллиардов рублей. 21 января Совет администрации города признал сложившуюся обстановку по финансированию бюджетной сферы чрезвычайной и подготовил для рассмотрения и утверждения на городской Думе ряд решений для  стабилизации положения. 1. Приоритетное финансирование образования и здравоохранения. 2. Отмена всех ранее предоставленных льгот по налогам в городской бюджет. 3. Обратиться к областной Думе и администрации области с просьбой направить средства фондов на стабилизацию обстановки с финансированием бюджетной сферы.

Решается вопрос с получением товарного кредита, решен вопрос о третьем выпуске городских казначейских обязательств, которые тоже позволят высвободить часть денег на заработную плату».

Бюджетный Сталинград городской администрации

5 февраля 1997 года на первой полосе «Костромских ведомостей» вышла статья Владимира Дружнева «Бюджетный Сталинград городской администрации». «Так далеко в угол администрацию Бориса Коробова судьба, пожалуй, еще не загоняла, говорится в статье, — отставание по выплате жалованья в бюджетной сфере достигло трех месяцев. Традиционные способы пополнения казны решить проблему не помогают. Отступать уже некуда. Январская забастовка учителей, а еще вернее — угроза ее бессрочного возобновления, заставила искать новые способы добычи денег, которые Борисом Коробовым были названы чрезвычайными мерами по финансированию городского бюджета. Первая чрезвычайная мера — использовать часть государственного долга Вьетнама Советскому Союзу. По квотам на долю Костромы пришлось десять миллиардов рублей. Расплачиваться вьетнамцы собираются товарами. В Костроме ждут рис, тушенку, сухое молоко. Вьетнамскую пищу собираются бросить на самый оголенный участок бюджетного фронта — столовые школ и больниц.

Самой решительной мерой в сложившейся ситуации стала отмена всех налоговых льгот для предприятий города. Главными пользователями льгот были Костромская епархия и городские телефонные сети. Неприятное для них решение Думы они встретили в штыки. Если к возможному удорожанию производимой под эгидой епархии воды «Святой источник» можно будет отнестись спокойно, то ответный удар ГТС в виде удорожания тарифов ляжет дополнительным бременем на ту же бюджетную сферу. В оборот поступили городские казначейские обязательства третьего выпуска. Предприятия и организации не смогут платить ими подоходный налог, значит, какая-то часть живых денег притечет-таки в городскую казну. Сродни этой мере — взаимозачеты предприятий с городским бюджетом по электроэнергии и по газу. По графику, предложенному администрацией, ликвидация задолженности начнется с 1 февраля, но только к ноябрю все войдет в нормальную колею».

В этом же номере «КВ» появилась информация о том, что работники городской  и территориальных налоговых инспекций тоже стали грозить забастовкой. Они потребовали от своего руководства вернуть им долги по зарплате и продовольственному пайку за четыре месяца.

12 февраля 1997 года «КВ» сообщают, что учителя и городские власти достигли компромисса. Между забастовочным комитетом и городской администрацией заключено соглашение: администрация с февраля выплачивает февральскую зарплату вовремя. Задолженность за декабрь выплачивается до апреля, а январская — до августа. В конце января в Костромское отделение Пенсионного фонда пришла телеграмма из Москвы, предписывающая с февраля начать выплату текущих пенсий, а накопившуюся по пенсиям задолженность ликвидировать постепенно, в срок до 1 июля.

Пенсии начали выдавать продуктами

19 февраля 1997 года «Костромские ведомости сообщают: «С десятого февраля пенсионеры города Костромы и Костромского района в счет долгов по пенсиям за декабрь и январь получают продукты и товары. По словам Наталии Пашутиной, заведующей отделом социальной защиты № 1, в первые два дня по утрам собиралось по четыреста человек желающих отовариться. Пенсионеры могут отовариться в двадцати двух продовольственных и промтоварных магазинах города. Больше всего народ отоваривается продуктами: хлебом, молоком, сахаром, макаронами, крупой».

Всего, по данным на 26 февраля 1997 года, пенсии продуктами получили две тысячи костромских пенсионеров. Это немного, если учесть, что пенсионеров в Костроме — восемьдесят три тысячи, а костромские предприятия задолжали Пенсионному фонду более семидесяти миллиардов рублей. С 5 марта объявляют забастовку рабочие АО «ЭКСКО». Основной пункт требований — выплата зарплаты, которую здесь не видели с июля прошлого года.       

Мэр, губернатор и директора заводов выходят на улицы

2 апреля 1997 года «Костромские ведомости» выходят со статьей на первой полосе «Акция протеста: единство власти и народа». «По различным оценкам, — пишет газета, — 27 марта в рамках общероссийской акции протеста на улицы Костромы вышло от десяти до двенадцати тысяч человек. Было опасение, что все может закончиться бунтом. Причины для такого беспокойства были. Потому что тупиковые ситуации, когда не видно выхода, чаще всего приводят к взрыву. Но на деле акция прошла достаточно мирно. Объяснение этому тоже есть. Потому что эксцессы случаются тогда, когда люди видят противника, виновника бед, а такого нынче не оказалось. С манифестантами солидаризировались губернатор и мэр Костромы. Протестующие колонны акционированных фабрик и заводов возглавили их директора. Поэтому требование сменить правительство и переизбрать президента преобладали над требованиями выдать задержанную зарплату и пенсии».

9 апреля 1997 года «Костромские ведомости» сообщили, что возможности города оказались ограниченными: предприятия стоят, налоги никто не платит. Требования учителей не удовлетворены, поэтому они объявили, что начинают бессрочную забастовку. Одновременно учителя решили обратиться в суд с иском о взыскании начисленной зарплаты. По мнению учителей, до срыва экзаменов не допустят родители выпускников: поднимут бучу, и тогда уж городской администрации не поздоровится. С другой стороны, родители многих выпускников, как и учителя, тоже живут без зарплаты, и протест преподавателей может иметь обратное действие: обозленные родители набросятся на них, а не на администрацию. 11 апреля учителя 30-й школы принесли в редакцию воззвание ко всем коллегам, еще не примкнувшим к забастовке, заканчивающееся словами: «Наша сила — в единстве!». 12 апреля аналогичное воззвание прозвучало по местному телевидению. Тем не менее, в бессрочную забастовку включилось всего около половины школ города. Такие разброд и шатание объясняются, видимо, тем, что нет в рядах учительства былой январской уверенности в победе. Эйфория общей борьбы уступила место сознательному нравственному выбору каждого в отдельности.

30 апреля 1997 года «Костромские ведомости» сообщили, что учителя забастовку приостановили. Далеко не все их требования удовлетворены, но зарплату за март они получили и добились выплаты двух третей выплаты зарплаты за забастовочные дни. И в этот же день, 30 апреля, газета сообщает о том, что Костромская область влезла в долги, чтобы выплатить долги по зарплате учителям. Кредит в 150 миллиардов рублей был взят в одном из коммерческих банков Нижнего Новгорода. Гарантом выступило правительство России. 

Американский собственник в Костроме действует по-американски

В 1997 году появились первые результаты капиталовложений в фанерное производство Костромы американского предпринимателя Джеффри Свитбаума. Американец негодует: ожидаемых им дивидендов нет, и грозит применить свои жесткие американские меры: сократить работающих. 29 января 1997 года газета «Костромские ведомости» печатает интервью с Рашитом Мифтаховичем Мифтаховым, который три года назад был директором социалистического предприятия «Фанерный комбинат». А нынче, в результате продажи этого предприятия американцу Джеффри Свитбауму, превратился в директора капиталистического «Фанплита».

Первый вопрос Мифтахову — «Почему вы сами не смогли купить это предприятие на аукционе?» «Мне надо было продать квартиру, гараж, машину, дачу,- отвечает Мифтахов,- я не рискнул. Так что теперь моя должность — управляющий предприятием по контракту. В работе ничего не изменилось, занимаюсь тем, чем занимался всегда: управляю предприятием. Однако цепляет то, что теперь бухгалтерия не у меня в подчинении. Но от этого больше страдает дело, чем мое самолюбие. У меня противоречия с хозяевами. Американцы, как только услышат, что финансовое положение предприятия тяжелое, так сразу говорят: надо сокращать рабочих. А я не хочу. Они вложили сюда два миллиона долларов и спешат скорее их вернуть. Я же считаю, что если не спешить, не сокращать, а развивать производство, то прибыли можно получить больше. Свитбаум, которому предприятие досталось за гроши, моих доводов не слышит, а требует: «Останавливай производство и не плати рабочим. Ваши давно уже так делают». Теперь я пожалел, что когда-то не продал свое имущество, чтобы купить «Фанплит». Надо было рискнуть». (Примечание автора: впоследствии, когда на «Фанплит» придет другой, уже российский собственник, Мифтахов частично исправит свой промах: он убедит нового собственника в рациональности крупных вложений, и построит в Костроме еще одно высокорентабельное производство большеформатной фанеры «Фанплит-2»). 

Мерседесы пошли!

12 февраля 1997 года «Костромские ведомости» сообщили, что  ПАТП-4 открыло новые маршруты. По 10-му маршруту, связавшему ПАТП-4 с Сусанинской площадью, и по 15-му маршруту, который связал микрорайон Паново и завод «Красная маевка», пошли автобусы «Мерседес».

Немцы привезли нам работу

12 февраля 1997 года «Костромские ведомости» сообщили, что координатор немецкой программы «Сотрудничество» Рольф Петер Рамиш привез в Кострому образцы того, что нам предлагается делать. Это обычные точеные или литые детали. Заказов набирается на 25 тысяч рабочих часов, или на 2 миллиарда рублей. Теперь наши предприятия, чтобы получить заказы, должны хорошо подумать, справятся ли они с заказом. Требования у немцев серьезные: перед отправкой деталей в Германию — их контроль. За срыв сроков выполнения — неустойка. Немцы готовы присылать сырье, болванки в контейнерах. Но за испорченный материал костромичам придется платить. Какую же немцы преследуют выгоду, размещая заказы в России? Дело в том, что труд германского рабочего слишком дорого стоит (3,5 тысячи марок в месяц). Поэтому перенос заказов в Кострому дает выигрыш в деньгах в несколько раз.

Волнения на заводе «ЭКСКО»

Продолжаются волнения на заводе «ЭКСКО», сообщают «Костромские ведомости» 16 апреля 1997 года. Представители стачкома решили объявить «ЭКСКО» зоной социального бедствия и обратиться к международным организациям с просьбой о гуманитарной помощи. Рабочие «ЭКСКО» не получают зарплату уже девять месяцев. Их поддержали рабочие заводов «Мотордеталь» и «Строммашина», где положение не лучше.

Восстание «Спартака»

7 мая 1997 года «Костромские ведомости» сообщили, что взбунтовались торговцы, чьи места располагались на стадионе  «Спартак». Причиной бунта стало введение городской администрацией товарных чеков. Согласно официальной версии, товарный чек нужен для того, чтобы упорядочить ведение учета доходов и расходов индивидуальных предпринимателей. О доходах, как известно, должно знать государство, чтобы взять с рыночного продавца налоги. Страсти на вещевом рынке накалились еще и потому, что вместе с введением чека на 30 процентов повысили плату за аренду торгового места.

29 апреля по внутреннему рыночному радио объявили: завтра не торгуем в знак протеста. 30 апреля покупателей вещевой рынок «Спартак» встретил тишиной. Не вышли торговать даже иностранные подданные. Двести спартаковских предпринимателей взяли в осаду здание налоговой инспекции. Толпа стала требовать аудиенции. В офис разрешили пройти пятидесяти митингующим во главе с инициативной группой. Редакции стало известно, что по договоренности между городскими властями и налоговиками начало проверки выписывания товарных чеков на вещевом рынке решено отложить до 9 мая.

Вооруженный ОМОН против «Спартака»

15 мая, в половине 11-го утра, сообщила газета «Костромские ведомости», налоговые инспекторы в сопровождении вооруженных автоматами бойцов ОМОНа совершили массированный налет на вещевой рынок «Спартак». Часть продавцов (те, кто торгует без всяких лицензий на аллее) успела разбежаться. У остальных были проверены документы и чековые книжки. У двоих коммерсантов никаких документов не оказалось вообще, а тридцать шесть были уличены в том, что не выдают чеки и не делают записи о продаже в книге учета. Приехавший на шум Вячеслав Рейх, заместитель мэра, твердо объявил, что никаких отступлений не будет, выдавать чеки нужно беспрекословно. Торговцы встретили слова Рейха свистом и шумом. Он уехал, назначив инициативной группе из числа продавцов встречу в понедельник в городской администрации.

В конце концов, когда встреча состоялась, компромисс был достигнут: продавцы согласились выдавать покупателям мягкие чеки, чтобы купленную вещь можно было вернуть или обменять, но категорически отказались отчитываться по чекам перед налоговой. Налоговики предложили торговцам, чтобы не возиться с чеками, платить в начале года фиксированную ставку налога. Встреча завершилась боевой ничьей.

Мертвые налогов не платят

«На десяти предбанкротных предприятиях работают «спасатели»,  сообщили «Костромские ведомости» 21 мая 1997 года. — Их официальная должность — внешний управляющий. А на двадцати шести обанкротившихся работают ликвидаторы. Их официальная должность —конкурсные управляющие. И те, и другие назначены на предприятия арбитражным судом. Конкурсным управляющим предстоит продать то, что никто не собирается покупать: оборудование, дата рождения которого — 50-60-е годы. Что же касается спасения предприятий, находящихся в предбанкротном состоянии, оно зависит не от спасателей, а, как утверждает экономист Зинаида Брагина, от налогов. «Если действующие налоги сохранятся,- говорит Брагина,- то в будущем завидовать будут «мертвому» заводу, потому что «мертвые», как известно, налогов не платят».

Город готовит коммунальную реформу

28 мая 1997 года «Костромские ведомости» сообщили, что город готовит коммунальную реформу. Городскую администрацию не устраивает тот факт, что граждане оплачивают только тридцать процентов стоимости жилищно-коммунальных услуг. Всевозможными льготами пользуются 67 тысяч человек на сумму в 7,4 миллиарда рублей. Городской бюджет под этим напором просто рушится. Реформа предлагает постепенный отход от существующей системы дотаций на оплату жилья. Грядет реорганизация жилищно-коммунального хозяйства города. Вместо четырех муниципальных предприятий города, обслуживающих жилье, их будет больше. Подразумевается, что это усилит конкуренцию на рынке жилищно-коммунальных услуг. Договоры с администрацией в лице создаваемой Службы единого заказчика с этими предприятиями будут заключаться на конкурсной основе. Администрация Костромы уже утвердила программу реформирования жилищно-коммунального хозяйства города. Программа, по надеждам администрации, будет реализована в период с 1997 по 2003 годы.

В Костроме появилось Морское собрание

18 июня 1997 года «Костромские ведомости» сообщили, что в Собрании — моряки бывшие и настоящие. И что возглавил Морское собрание Константин Михайлович Бурковский, кавалер ордена Боевого Красного Знамени, капитан I ранга, который командовал на Черноморском флоте соединением из сорока пяти кораблей.

За долги арестованы станки, экскаваторы и туфли

На 74 предприятиях области  за долги в бюджет арестовано имущество на сумму 120 миллиардов рублей, сообщила газета «Костромские ведомости» 11 июня 1997 года. Для бюджета области, расходная часть которого на этот год планировалась в 2 триллиона 300 миллиардов рублей, это не деньги. Но это не деньги и в прямом значении этого слова. Это станки и машины завода «Мотордеталь», экскаваторы завода «Рабочий металлист» (АО «ЭКСКО»), простыни льняной мануфактуры, туфли обувной фабрики. Все это дело мало арестовать для того, чтобы пополнить бюджет. Это дело надо продать, а продать не удается. По словам заводских служащих, неликвиды можно было бы обменять на металл, на электроэнергию, но на деньги — никогда.

Пенсионерам начали выплачивать задолженности

Наметилось улучшение ситуации с выплатами задолженностей. 11 июня 1997 года «Костромские ведомости» сообщили, что выдерживается график ликвидации задолженности по пенсиям. И что на прошлой неделе в Минфине подписаны документы на выделение Костромской области бюджетной ссуды на выплату отпускных учителям области.

Долга по пенсиям нет!

2 июля 1997 года «Костромские ведомости» пишут: Костромское отделение Пенсионного фонда перечислило последние деньги в счет долга по пенсиям. Долга по пенсиям больше нет.        

Наши конники не вышли на старт                                         

«С 5 по 13 июля 1997 года в Костроме проходил чемпионат России по конному спорту, — сообщают «Костромские ведомости». — В связи с этим наш город посетила олимпийская чемпионка, председатель Федерации конного спорта Елена Петушкова. В троеборье, выездке, конкуре было разыграно множество наград. Увы, костромские всадники не только не попали в победители, но и вообще не выходили на старт. Жесткий диагноз поставила Елена Петушкова: в Костроме есть отличная база для развития конного спорта, но нет самого спорта. К самой организации соревнований, несмотря на стесненность в средствах, нареканий не было».

Область и город отказались от высокой церемонии

«Областная и  городская администрации отказались принять официальное участие в церемонии празднования династического совершеннолетия наследника, намеченную в Костроме на 22 июня 1997 года», — сообщают «Костромские ведомости». Даже несмотря на то, что это мероприятие благословил сам патриарх Алексий II. Церемонию собиралась освещать вся мировая пресса. К нам даже намеревался прибыть весь дипломатический корпус на уровне послов. Тем не менее, костромское начальство оказалось непреклонным. Возможно, устало оно от «демократического бурления». Ведь по данным областного управления юстиции, в 1997 году в городе были зарегистрированы 297 всевозможных общественных организаций, партий, союзов, движений и 130 религиозных объединений. Все это возникало, словно по волшебству, у всего этого тоже проходили различные мероприятия, за которыми нужен был глаз да глаз, как говорится.

 Площадь имени архитектора

 В 1997 году в Костроме открыта площадь имени архитектора Рыбниковой. Находится она в Якиманихе, там, где улица Ленина пересекается с улицей Пушкина.

Главная заслуга Наталии Григорьевны Рыбниковой перед Костромой в том, что, будучи главным архитектором города с 1956 по 1977 год, она сохранила историческую планировку города и памятники культуры и архитектуры. Несколько поколений костромских архитекторов потом жили и работали на опыте, наработанном ею. Она формировала задания проектным организациям на разработку первого генерального плана Костромы, а также проектов детальной планировки новых микрорайонов, общественно значимых объектов, промышленных предприятий. Делала она это с учетом особенностей Костромы как исторического волжского зеленого города и  перспектив его развития. Она представляла, что город должен прирастать окраинами ради сохранения исторического центра. И Кострома с ее легкой руки, прирастала окраинами.

Мало кто из горожан знал, что Рыбникова поступила учиться в Московский архитектурный институт перед войной. А в 1942 году ушла добровольцем на фронт. Служила в штурмовом авиационном полку, была воздушным стрелком и комсоргом, горела в самолете, получила контузию, но выжила. Из полка не ушла, стала авиадиспетчером. Конец войны  встретила в Германии, и даже была на легендарной встрече на Эльбе.

Дело о захоронении денег

27 августа 1997 года газета «Костромские ведомости» публикует резонансный материал о захоронении 480 тонн старых денежных купюр. Десять лет назад по международному договору ОСВ-2 на территории нашей области были взорваны 93 ракетные шахты. Их было предписано уничтожить полностью, проведя рекультивацию, то есть, засыпать землей. Однако за прошедшие годы землей было завалено лишь 26 шахт. Остальные остались открытыми. И тогда в чью-то практичную голову из Центрального банка РФ пришла мысль использовать эти шахты под захоронение старых денег. Центробанк предложил за каждую шахту, засыпанную спецмакулатурой, по 60 миллионов новыми деньгами. Губернатор Валерий Арбузов дал свое добро на захоронение без проволочек. И это несмотря на то, что к началу работ не было оформлено необходимой документации. Она появилась только в апреле нынешнего года, то есть, спустя более полугода после завершения работ по захоронению 480  тонн денег.  Средства полностью, минуя областной бюджет, ушли к исполнителям. Четверть суммы осталась у генерального подрядчика, то есть ракетной дивизии, которая в любом случае была обязана провести рекультивацию шахт. Остальные деньги перечислены субподрядчикам — ООО «Кострома-Папирус» и хозрасчетному научно-производственному предприятию «Облкомэкология» (ХНПП). Лицензию на захоронение выписал председатель областного комитета по охране природы Альберт Андреев. Нарушение грубейшее, так как выписывать подобную лицензию имеет право только управление геологии, а никак не природоохранный комитет. Что за нужда была так подставляться Андрееву? Ответ простой: этот человек одновременно являлся еще и директором ХНПП.

Критическая ситуация с энергоснабжением в  Костроме

11 марта1998 года в газете «Костромские ведомости»  появилась статья «Разборки вокруг газовой трубы»:

«Всю зиму 1998 года костромичи жили в испуге, напуганные телевизором: вот-вот газовики закроют задвижку, остановятся ТЭЦ и в квартирах станет темно и холодно. Кострома «мучается газом» ровно столько, сколько ее мучают неплатежи. Нынешний переполох получился таким сильным, благодаря маленькой фирмочке, появившейся в городе около года назад. Называется она «Костромской филиал ООО «Межрегионгаз». Это общество с ограниченной ответственностью и стало костью в горле костромских властей, энергетиков и промышленников.

ООО «Межрегионгаз» — дочерняя фирма РАО «Газпром». Она создана специально для того, чтобы выколачивать из потребителей деньги. В короткий срок «Межрегионгаз» заключил договоры практически со всеми предприятиями, потребляющими газ. И тут же встал в позу: потребовал платить не «филькиными грамотами» за газ, а деньгами, и только деньгами. С первых дней в офисе «Межрегионгаза» завели папочку для исковых заявлений своим злостным должникам. В черном списке практически вся область. Вовремя платят лишь 6 предприятий из 280-ти. Все оптом должны газовикам 540 миллионов рублей. Фантастическая по местным меркам сумма. Она равна четвертой части запланированного на этот год бюджета области. И, разумеется, всем понятно, что с этим долгом никто с газовиками не расплатится.

Газовики действуют по строгому плану — выжать из Костромы максимум возможного. За выполнение и перевыполнение плана местным межрегионгазовцам полагаются премиальные. Дела их не так уж плохи. Чувствуется потому, что происходит: сейчас заканчивается отделка под офис взятого в аренду двухэтажного дома на улице Князева. Кроме того, «Межрегионгазом» куплен дом — памятник архитектуры — на берегу Волги, куда фирма собирается переселиться. Главные должники «Межрегионгаза» — энергетики. С позиции здравого смысла ситуация до безобразия тупа.

«Межрегионгаз» представляет интересы РАО «Газпром», контрольный пакет акций которого в руках государства. «Костромаэнерго» — один из главных должников — представляет РАО «ЕЭС», контрольный пакет которого там же. Кто с кем борется? Кроме того, у главных должников газовиков — энергетиков, тоже немало должников. И в первую очередь, это бюджетные организации, своевременное содержание которые не может обеспечить все то же государство. А крайними в этой истории остаются рядовые жители города. 

Открылся муниципальный театр

В 1998 году открылся Муниципального камерный драматический театр под руководством Бориса Голодницкого. Когда-то этот театр располагался в кинотеатре «Дружба», что называется, на птичьих правах. Затем укрепился материально, получил не только признание зрителей, но и  помещение на улице  Симановского, 11. Тематика спектаклей злободневная, чаще всего — молодежная. В названии театра недаром есть слово «камерный»: он маленький, актеры — рядом со зрителями, сцены как таковой нет. Театр выполняет еще и функцию театра юного зрителя, которого нет в нашем городе. Ставит большое количество детских спектаклей, в том числе музыкальных.

Стараниями Бориса Исааковича Голодницкого зал увеличен с пятидесяти квадратных метров до восьмидесяти. Но камерность театра, близость к зрителю прежде всего душевная и духовная, остается. Голодницкий — един во многих лицах: художник, сценограф, режиссер. Он ставил сценографию в театре Соломона Михоэлса в Москве, в Карнеги-холл в Америке, тесно сотрудничает с Марийским театром оперы и балета. Именно поэтому Марийский театр часто бывал в Костроме, и костромичи имели возможность посмотреть оперу «Борис Годунов», балет «Лебединое озеро» в нашем «Губернском». Кстати, сценография этих спектаклей также Бориса Голодницкого.

Фестиваль юных из городского вырос до межрегионального

В 1998 году, в начале весенних каникул, в Костроме прошел очередной открытый городской фестиваль детских, юношеских и молодежных творческих коллективов и исполнителей «Весенняя Кострома».

«Музыкальных номинаций было много, — рассказала начальник управления культуры администрации Костромы Татьяна Викторовна Гачина, — а кроме того, мы включили в программу фестиваля хореографию, спортивные соревнования, изобразительное и  театральное искусство. Теперь фестиваль стал межрегиональным: в нем стали участвовать Москва, Подмосковье, Ярославль, Иваново. Около трех тысяч детей от шести до восемнадцати лет: школьники, студенты музыкальных училищ, художественных и спортивных школ. Площадки — разные. Гала-концерты — во Дворце «Губернский» или в Доме творчества юных на улице 1 Мая. Конкурсы по различным номинациям — в музыкальном училище, в музыкальных школах, в школах искусств, в педагогическом университете, в художественной школе имени Шлеина. Костромские исполнители выглядят очень хорошо во всем: в хореографии, в живописи, графике, прикладном искусстве, художественном слове, игре на всех музыкальных инструментах, в ансамблевом исполнении классической и народной музыки. Обычно до семидесяти процентов победителей и дипломантов — костромичи.

Признание рыцаря перестройки Леонида Абалкина

20 мая 1998 года в газете «Костромские ведомости» вышла моя статья с первыми откровенными оценками происходящих в России событий. Особенно ценно то, что эти оценки дал один из первых и главных российских «перестройщиков» академик Леонид Абалкин. В газете у статьи другой заголовок — более нейтральный: «Ведущие экономисты мира собрались в Костроме»:

«В филармонии открылась III Международная Кондратьевская конференция. Она посвящена 60-летию со дня гибели крупнейшего советского экономиста, автора 1-й пятилетки, профессора Кондратьева. На конференцию прибыли пятнадцать ведущих экономистов мира. Россию представлял академик Леонид Абалкин, второй после Горбачева рыцарь перестройки, вице-премьер последнего советского правительства. Он печально смотрел на выступавших: ничего хорошего они не говорили. Абалкин должно быть, думал: почему он, экономист, академик, не мог предсказать в 90-м году, что будет в 98-м, всего-то через восемь лет? Восемь лет тому назад, закладывая фундамент перестройки, он не предполагал, что на этом фундаменте вместо рынка вырастет полная анархия.

«Ибо, какой же это рынок без денег? И какой рынок без государственного регулирования?» — спрашивал он на пресс-конференции у журналистов, вместо того, чтобы журналисты это же самое спрашивали у него. И продолжал: «Ведь в Америке, к примеру, сам президент вмешался в дело, когда Россия захотела перестать покупать «ножки Буша». А у нас государство не может вмешаться даже в работу нефтяных и топливных монополий!».

Чувствовалось, что Абалкин ощущает свою вину за то, что его перестройка пошла другим путем. Особенно это чувствовалось на встрече с костромскими производственниками. Похоже, он ждал от них скандала. Потому-то позже и удивлялся выдержке костромичей: никто из них не ругался, не бросал в него гнилыми помидорами. И вообще за фундамент перестройки его никто в Костроме не упрекал.

А чего удивляться-то было Леониду Ивановичу? Костромичи — особый народ. Ведь в нашем городе есть памятник Ленину, фундамент которого заложил царь Николай II. Так что мы на наглядном примере научились понимать, что никто не может угадать точно, что вырастет на том месте, где закладывается первый камень.

Приезд президента Ельцина в Кострому

24 июня 1998 года газета «Костромские ведомости» публикует отчет о посещении Ельцина: 19 июня 1998 года, ровно с 10.00 до 16.00, президент России Борис Ельцин был в Костроме. Прежде чем президент ступил на костромскую землю, в Кострому пришли деньги — 17 июня поступил трансферт на сумму 31 миллион рублей, а в 10 часов 19 июня федеральный Пенсионный фонд перечислил Костромской области 15 миллионов рублей. «Таково уж свойство отечественных министерств и ведомств — работать с теми регионами, которые посещает президент», — сказал по этому поводу Сергей Ястржембский, пресс-секретарь Ельцина. И добавил: «Уж лучше так, чем никак».

А за неделю до визита Ельцина, в Кострому прибыл кремлевский «десант» из сорока человек: служба безопасности президента, служба протокола и пресс-служба. На поездку по Костроме президент никого из местных в свое автомобиль не взял. И сам в машину к губернатору не сел. Виктор Шершунов, губернатор, следовал за президентской машиной на «Вольво», а остальные чиновники — в автобусе «Мерседес». В целях защиты от возможных терактов в президентском кортеже был еще один микроавтобус «Шевроле», копия президентского. Один шел впереди, другой позади машин с охраной. И президент садился то в один, то в другой.

За все пребывание в Костроме он нигде ничего не ел и не пил (по крайней мере, этого не заметили), хотя минералку выставляли и на БКЛМ, и в Караваеве, а на племзаводе устроили выставку самых разных костромских продуктов: от копченых колбас до конфет «Мишка на севере».  

Уже собираясь уезжать, Борис Николаевич заметил над административным зданием новенький лозунг, вывешенный к его приезду: «Российскому льну — поддержку правительства!» и распорядился: «Ну-ка, снимите его, я распишусь прямо тут». Сразу лозунг снять не успели. Но позже супруга костромского мэра Коробова привезла лозунг на племзавод «Караваево» и президент, позаимствовав у кого-то ручку, расписался: «Указ будет. Ельцин. 19.06.98». А потом приказал забрать лозунг в Москву и вывесить в зале Дома правительства.

Московские журналистки, наблюдая за встречами президента на льняной мануфактуре, шептались: «Сколько за ним ездим — всюду одно и то же».

Где оно, местное самоуправление?

12 августа в газете «Костромские ведомости» глава местного самоуправления Борис Коробов комментирует отдельные положения принятых Государственной Думой Бюджетного и Налогового кодексов: «Эти законодательные акты, по моему глубокому убеждению, будут способствовать усугублению кризиса, последствия могут быть просто убийственны. Ряд положений принятых кодексов фактически лишают муниципальные образования финансовой самостоятельности.

По сути, ликвидируется такое понятие, как местные налоги, ибо 99 процентов наших доходных источников передаются в распоряжение областных и федеральных властей. Речь идет о попрании Конституции РФ, провозгласившей местное самоуправление самостоятельным институтом власти, о кощунственном, волюнтаристском, издевательском надругательстве над целым рядом федеральных законов. В первую очередь я имею в виду закон о бюджетных основах местного самоуправления.

Усиленно насаждается мнение, что развитие власти на местном уровне ведет к развалу единого государства. На самом же деле все как раз наоборот — развитая система местного самоуправления  является цементирующей основой любого цивилизованного государства, своего рода его фундаментом. Это понимали российские цари. Но отказываются понимать нынешние вершители судьбы Отечества». (Комментарий дается в сокращении).

Дефолт

2 сентября 1998 года первая полоса газеты «Костромские ведомости» выходит под «шапкой» «Утраченные иллюзии»: «Две недели мы живем в условиях финансового кризиса, — пишет газета. — Он еще не в той стадии, когда люди голодают, или нечего надеть. Но уже сегодня русскому сердцу стало мучительно больно от мысли: как же хорошо, оказывается, мы жили еще недавно. Все девальвировалось вместе с рублем.

В минувшую субботу, 29 августа, в Кострому приехал депутат Госдумы Адриан Пузановский. Он признался, что хранил свои деньги в Сбербанке, только у него они «кончились». У костромских вкладчиков Сбербанка они не успели кончиться так вовремя. Поэтому всю прошлую неделю вкладчики провели «не отходя от касс», которые открывались только с одиннадцати утра, как винные магазины в советское время.

Оптимистичные заявления работников банка о том, что деньги выдадут всем желающим, внушают пессимизм. Есть подозрение, что государственный печатный станок уже запущен. Риэлторские конторы в Костроме на прошлой неделе не столько продавали и покупали, сколько занимались переоценкой стоимости жилья в соответствии с новым курсом доллара. За пять дней прошлой недели в городских автосалонах смели около сотни выставленных на продажу автомобилей. Продуктовые оптовки спешно закрылись. Из розничных магазинов мешками стали покупать сахар и муку».            

Коробов призвал соблюдать правопорядок

7 октября 1998 года глава самоуправления Костромы Борис Коробов через газету обратился к горожанам:

«Уважаемые земляки! Считаю необходимым заявить о позиции городских властей по отношению к предстоящим всероссийским акциям протеста. Дума, администрация города и я, как глава самоуправления, однозначно разделяем и поддерживаем законные требования горожан. Нам понятно недовольство людей продолжающимся снижением жизненного уровня населения, углублением экономического кризиса, отсутствием у федеральных властей четкой, понятной народу программы действий.

Экономика парализована, и это главная причина того, что бюджет Костромы составляет лишь треть от минимальных потребностей. Такое же положение, а порой и значительно хуже во всех прочих городах и регионах страны. Местные власти — заложники недальновидной макроэкономической политики центра.

Местное самоуправление должно было стать, но не стало фундаментом, оплотом стабильного развития общества. Где-то и нам не хватило компетентности, гибкости, настойчивости в отстаивании интересов отдельных людей, всего города. Поэтому нельзя сегодня органам самоуправления вставать в позу, возглавлять митинги и шествия: слишком напряжена обстановка, как никогда за последние десятилетия хрупок гражданский мир.

Думать властям надо о сохранении России, а не собственных креслах — на местах ли, в области ли, в столице. О спасении, о единстве России обязаны думать и все граждане. Я призываю костромичей к взвешенной, трезвой оценке ситуации. От имени Думы, администрации Костромы и от себя лично прошу организаторов, всех участников акций протеста строго соблюдать законность и правопорядок. Вместе с тем обещаем, что городские власти сделают все от них зависящее для выполнения официальных требований, выдвинутых в ходе акций».        

Люди вышли на улицы

7 октября 1998 года «Костромские ведомости» сообщили: «Люди вышли на улицы. Выход парадно называется маршем. Хотя вряд ли кто-то на этом марше собирается бодро печатать шаг. Людей выводит на улицы отчаяние. То, что говорится сегодня, говорилось уже сотни раз. То, что демонстрируется, все уже видели. Сегодня маршируют те же, кто маршировал и год назад. Как и прежде развиваются флаги, все, какие только есть: трехцветные демократические, кумачовые коммунистические, голубые элдэпээровские. Народ хором кричит властям: «Нам плохо!» Власти хором отвечают: «Мы вас понимаем».

Акция протеста в Костроме началась на два дня раньше общероссийской. Мало кто верит, что забастовки и прочие акции  протеста в состоянии хоть что-то изменить. Согласно социологическому опросу, проведенному в конце сентября аналитическим управлением обладминистрации, в тринадцати районах нашей области около шестидесяти процентов респондентов считают, что терпеть дальше сил нет. Но на акцию протеста делают ставку только около семи процентов населения.

Врачи переходят с бюджета на бизнес             

28 октября 1998 года «Костромские ведомости» сообщили: «Костромские врачи, кажется, нашли выход: перестали требовать выплаты зарплат из бюджета. И стали зарабатывать, как могут. Первая городская больница полностью бесплатными оставила только экстренные операции. В детской городской больнице, где только в патологии новорожденных находится восемьдесят малышей, детей кормят кефиром и жидкими кашами с пятимесячного возраста, потому что кончились детские смеси. Родители, которые не согласны с такой кормежкой, покупают смеси сами. В областной стоматологической поликлинике совсем недавно пломба стоила от двадцати до ста тридцати рублей, теперь будет стоить триста рублей. В областном противотуберкулезном диспансере в несколько раз подорожала флюорографическая и рентгеновская пленка. В кожно-венерологическом диспансере образуется очередь на лечение из-за нехватки лекарств».

Учителя вновь бастуют

11 ноября 1998 года «Костромские ведомости» сообщили, что «10 ноября начали забастовку 33 школы и 12 детских садов. Требования педагогов — выплатить двухлетнюю задолженность по методической литературе, ликвидировать долги по зарплате за сентябрь и июнь».

Должник должнику поневоле друг

25 ноября 1998 года, «Костромские ведомости» сообщили, что с 1 декабря костромские пенсионеры могут оплачивать коммунальные услуги еще неполученными пенсиями. Это будет сделано с помощью взаиморасчетов. В Костроме все друг другу должны. Пенсионный фонд должен пенсионерам, он только-только начал выплачивать им деньги за сентябрь. Пенсионеры, в свою очередь, должны за коммунальные услуги предприятиям ЖКХ. А предприятия ЖКХ — должники Пенсионного фонда. Поэтому городские власти приняли решение о проведении взаиморасчетов между всеми тремя заинтересованными сторонами. Теперь у пожилых костромичей будет возможность заплатить за жилье и коммунальные услуги уже начисленными, но не полученными пенсиями.

Учителя объявили голодовку и получили деньги

«Костромские ведомости» пишут: 25 ноября две учительницы школы № 27 Елена Семенова и Евгения Рябунина начали голодовку. Через день к ним присоединилась третья — учительница школы № 24 Ирина Рябова. В этот же день вечером Семеновой и Рябуниной выплатили долги за летние месяцы. Через два дня третью голодающую Ирину Рябову известили по телефону о выплате ей тех же долгов. Поняв, что это максимум того, чего они могут добиться от властей, учительницы прекратили голодовку, продолжавшуюся шесть суток. 

В числе безработных — выпускники вузов

По свидетельству начальника Костромского областного центра занятости населения Льва Турикова, ситуация на рынке труда в 1998 году оказалась более ненадежной, чем в прошлом. В ноябре в числе безработных оказались шестьдесят выпускников костромских вузов. Очень много стало высвобожденных при ликвидации предприятий: их на бирже труда уже 27 процентов от общего количества безработных. В сентябре этот процент был в два раза ниже. А к концу декабря количество «ликвидированных» составит уже одну треть всех безработных. Меньше всего в Костроме и области пострадали строители.

До Костромы дотянулся Интернет 

Как сообщили 16 декабря 1998 года «Костромские ведомости», компьютерные сети  Интернета, опутавшие западный мир, дотянулись  до Костромы. У нас даже открылось Интернет-кафе на улице Пятницкой, в молодежном центре трудоустройства. В кафе нет ни гамбургеров, кофе, ни официанток. В комнате стоят три компьютера, за ними посетители (чаще подростки): кто играет, кто печатает документы. «Название «кафе» осталось потому, — объяснил хозяин кафе, — что сначала здесь хотели каждому посетителю предлагать кофе. Но потом отказались: дорог нынче кофеек».

 В Костроме создан Бизнес-клуб.

В конце 90-х годов в Костроме появились предприниматели, заработавшие свой первоначальный капитал самостоятельно, как говорят на Западе, «сами себя сделали». Начинали с шитья курток, маек, с переработки металлолома, торговли одеждой, привезенной из Польши, Китая и Турции, торговлей водкой и жвачками. У них появились деньги, которые они не проедали, а вкладывали в бизнес. Этим предпринимателям, которые заработали свои первые рубли самостоятельным трудом, захотелось отмежеваться от бандитов, которые свой капитал сколотили, занимаясь рэкетом. А также отмежеваться и от новых хозяев старых предприятий, которым эти предприятия достались почти даром. «Нам захотелось изменить отношение общества к  частному  бизнесу в лучшую сторону»,- объяснил инициатор создания Бизнес-клуба предприниматель Владимир Михайлов.

18 декабря была организована первая встреча будущих членов Бизнес-клуба на Козловых горах. Это была презентация нового кадрового агентства «Профи-сервис». На нее пригласили предпринимателей по принципу «кто больше всех дает рекламы». А тогда рекламу давали как раз те, кто самостоятельно и честно начинал свой бизнес. Так и сложился кружок людей, которые «сами себя сделали». С тех пор 18 декабря 1998 года считается днем рождения Костромского Бизнес-клуба.

Найдено древнейшее захоронение

31 июля 1999 года  «Костромские ведомости» сообщили, что на пустыре площадью 600 квадратных метров, располагающемся на углу проспекта Текстильщиков и Комсомольской улицы вскрыто древнейшее на территории северо-восточной Руси захоронение. Научный руководитель раскопок, главный археолог НПЦ по охране памятников Сергей Алексеев датировал его первой половиной XIII века.

Коробов принес присягу

6 января 2000 года «Костромские ведомости сообщили, что Борис Коробов официально вступил в должность главы самоуправления.

28 декабря 1999 года во Дворце искусств состоялась церемония официального вступления в должность главы самоуправления Костромы Бориса Константиновича Коробова. Он был избран на этот пост, получив более семидесяти тысяч голосов избирателей. Это даже больше, чем число голосов, полученных Коробовым на первых выборах четыре года назад. На выборах 19 декабря 1999 года костромичи подтвердили свое доверие Б.К. Коробову, вторично избрав его главой самоуправления. Борис Константинович совершил необходимые в этом случае действия: произнес торжественную присягу главы самоуправления города, собственноручно расписался под ее текстом, получил удостоверение главы и соответствующий нагрудный знак.  

Первая частная художественная галерея

19 января 2000 года «Костромские ведомости сообщили, что в городе открылась первая частная художественная галерея. Ее местоположение — на улице Московской, в некогда заброшенной водонапорной башне. Она — одна из первых в новой России и абсолютно первая в Костроме частная художественная галерея. Прошло уже две выставки. Готовится третья. Владелец уникального художественного заведения — художник Сергей Маковей. Башня  была построена в 1913 году. При царизме и ранней советской власти она честно качала воду в водовозки на всякие пожарные и просто бытовые нужды. В поздние советские времена она перешла к объединению «Промтовары», которое торговало в башне баллонами с газом. Потом башню забросили, и у нее съехала крыша — разрушился верхний, четвертый, ярус. В щелях между кирпичами зазеленела травка и тоненькие деревца. В таком состоянии и купил ее у «Промтоваров» в 1989 году художник Маковей.

 Новорожденный получил квартиру

 30 января 2000 года «Костромские ведомости» сообщили: из детской городской больницы выписался ребенок, родившийся первым в 2000 году. Его встречали не только родственники, но и мэр Костромы Коробов. Мэр прибыл с букетом белых роз для молодой мамы и с огромным тортом и бутылкой шампанского для медперсонала. Этот ребенок, которого назвали Борисом, родился в 2 часа 30 минут 1 января. Парню крупно повезло — он стал первым новорожденным в новом году, за что и был удостоен новешенькой квартиры. То есть, мэр города вручил ключи родителям младенца — очень красивой молодой и практически бездомной супружеской паре.

У костромичей остались талоны на панталоны и прочее

В конце января 2000 года выяснилось, что костромичи еще хранят неотоваренные талоны на панталоны и карточки на хлеб. В связи с этим, «Костромские ведомости» объявили конкурс на лучшую коллекцию талонов времен тотального дефицита. Желающих участвовать в конкурсе оказалось очень много. В городском управлении потребительского рынка и услуг перечень товаров, которые выдавались по талонам, не сохранился. Но, благодаря участникам конкурса, этот список восстановили.

В 1990-1992 годах по талонам покупали: чай, крупу, сахар, маргарин, сливочное и растительное масло, яйца, макароны, колбасу, табачные и винно-водочные изделия. Из промышленных товаров строго по талонам продавали мыло, стиральный порошок, мужские носки, панталоны-трусы женские, школьную форму, обувь мужскую и женскую. И уж под самый конец поголовной талонизации стали раздавать визитные карточки на приобретение дорогих вещей: холодильников, стиральных и швейных машин, пылесосов, цветных телевизоров, мебели. В отличие от продуктовых талонов, по которым пусть с очередями, но шло отоваривание, визитки практически никакой ценности не имели: в магазинах ничего не было.  

Открыта школа-интернат для детей-сирот

В  2000 году в поселке Волжском по распоряжению мэра города Костромы  Бориса Константиновича Коробова открыта школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и с отклонениями в развитии.

Директором назначена Нина Алексеевна Усикова. Она родилась в 1958 году, окончила Костромской педагогический институт имени Н.А. Некрасова по специальности «Физика и математика». С 1993  по 2000 год  работала заведующей детским садом, на базе которого была открыта школа-интернат. В 2003 году школа-интернат была преобразована в детский дом. Полное название — государственное образовательное казенное учреждение Костромской области «Волжский специальный (коррекционный) детский дом  для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья. Отмечена грамотой Министерства образования РФ за заслуги в воспитании детей, награждена медалью «Лучшие люди России», нагрудным знаком Министерства образования и науки РФ «Почетный работник общего образования РФ».

«Вначале, — вспоминает Нина Алексеевна, — наш детский дом фактически представлял своеобразный симбиоз: здесь размещался обычный школьный класс для младших школьников из поселка, одна детсадовская группа и школа-интернат. Всего — двадцать три ребенка от четырех до восемнадцати лет. И в таком виде (с небольшими изменениями в количестве детей) он просуществовал до 2005 года. Затем он стал детским домом для детей, оставшихся без попечения родителей. За время со дня открытия нашего детского дома и до его пятнадцатилетия, сто сорок детей из него мы устроили в приемные семьи, в основном — в Костромской области. Нашим другом, спонсором и помощником во всех делах стал, будучи членом Совета Федерации по Костромской области, Андрей Леонидович Хазин. Потом Андрей Леонидович перестал быть членом Совета Федерации. Мы приуныли: теперь, мол, не станет он нам помогать. Но, к счастью, мы ошиблись: Андрей Леонидович нас не оставил, он по-прежнему наш помощник во всех делах».

Вышла «Костромская народная газета»

12 апреля 2000 года вышел первый номер «Костромской народной газеты» — одной из самых первых частных газет в Костроме. О сразу ставшем популярным издании рассказывает его первый главный редактор Сергей Борисович Лаврентьев: «Вдохновителем издания был совладелец завода кровельных материалов Олег Лебедев. Вначале своего помещения у редакции не было, и первые номера мы делали прямо в офисе завода, который находился на улице Костромской, 80б. Было тесно, но весело. У нас сразу сложился интересный, очень творческий коллектив. Известная костромская писательница Ольга Гуссаковская принесла рассказ. Хороший рассказ, но я попросил переделать его в мелодраму. Это был правильный ход, потому что вскоре мелодрамы Гуссаковской стали украшением газеты.

Поскольку первый номер газеты вышел в День космонавтики, 12 апреля, на первой полосе была изображена, понятное дело, космическая ракета. Но главный материал посвящался не космосу, а «космическому» взлету цен на проезд в городском транспорте: с первого мая двухтысячного года они повышались с полутора рублей до двух. Мы публиковали фельетоны, расследования, острые критические статьи. И за каких-то три месяца тираж «Народки»  достиг сорока тысяч экземпляров.

Открылся Центр детского творчества

В 2000 году в Костроме появился Центр детского творчества имени Е.В. Честнякова — структурное подразделения ДЮЦ  «Ровесник». Позже этот центр назовут «Культурно-просветительский центр имени Е.В. Честнякова». Задачей этого государственного учреждения  с первых дней стало патриотическое воспитание детей и подростков: изучение народного искусства и культуры Костромского края, возрождение честняковских «глинянок» и петровской (костромской) глиняной игрушки. Традиционно воспитанники центра вместе с родителями готовят и проводят праздник проводов зимы — «Масленицу», участвуют почти во всех детских и подростковых городских, региональных и всероссийских конкурсах и фестивалях. 

В Костроме снова — «Крещенское созвездие»

Как  сообщили «Костромские ведомости», с 8 по 9 января на костромском льду прошел седьмой конькобежный турнир «Крещенское созвездие». В былые годы на этот турнир в качестве гостей приезжали прославленные чемпионы прошлых лет Татьяна Аверина, Валентина Степина, Сергей Фокичев. На этот раз никто из них не приехал. Раньше здесь на пьедестал почета поднимался Александр Голубев, а теперь он завершил свою спортивную карьеру. Андрей Савельев мог бы его заменить, но и Андрея не было: в конце декабря на чемпионате России, принимая старт, он ударил себя лезвием конька по ноге и вместо пьедестала почета оказался в гипсе. Костромским зрителям пришлось болеть за иногородних. На высшую ступень пьедестала поднялся череповчанин Игорь Захаров из города Череповцы, вторым стал Александр Кибалко из Ногинска Московской области, а третьим — Андрей Костромитин из Челябинска.

Юбилей краж цветного металла

Десять лет прошло с тех пор, как газета «Костромские ведомости» опубликовала первый материал о кражах цветного металла в Костроме. И вот теперь газета подводит итоги: «Начинались эти кражи с заводов, с дачных участков. И общественность, и милиция включались в борьбу с воровством, но  неизменно проигрывали в этой борьбе. К середине девяностых в борьбе с кражами металла стало возможным не только проиграть, но и быть избитым. В 1999 году, летом, милиция Костромского района и глава Кузнецовской администрации попытались разобраться, законно ли действует в поселке пункт скупки цветных металлов. За такое «любопытство» главу администрации (женщину) жестоко и безнаказанно избили. А начальнику РОВД Костромского района суд строго указал на недопустимость наложения ареста на металл. Так что еще тогда стало ясно, что «в доме хозяин» не местная власть, и не милиция. А в 2000 году выяснилось, что и не военные.

Воры, промышляющие кражами цветного металла, добрались и до стратегических линий связи, принадлежащих министерству обороны. В окрестностях поселка Кузнецово, что в двадцати шести километрах от Костромы, воры вытянули из-под земли около трех километров кабеля связи, принадлежащего военным. Дальше события пошли в такой очередности: военные восстанавливают связь, прокладывая новый кабель. Воры снова извлекают его из-под земли.  И так уже минимум четыре раза. Как выяснилось, военные, истратив на прокладку кабеля прорву минобороновских денег, отступили под напором противника. Они были вынуждены перенести весь узел связи из воинской части в поселок Кузнецово.

Лом цветных металлов по-прежнему принимают от населения прямо в центре Кузнецова. Документов у сдатчиков при этом не спрашивают. Почему не ловят воров-копателей? Ловят! Но до суда почему-то дело не доходит. Говорят, препятствует какой-то пробел в законодательстве.

В прошлом году на борьбу с воровством цветного металла в области были поставлены: патрульно-постовая служба,  участковые инспекторы, работники отдела по борьбе с экономическими преступлениями, общественные пункты охраны правопорядка. Судя по отчетам, вся эта масса народу работала в поте лица: триста раз проверила все пункты приема цветного лома, остановила более ста машин, перевозивших цветной металл, завела пятьдесят три уголовных дела по его кражам. У одного из предпринимателей отобрали целый КАМАЗ ворованного металла. Но… Официально закрытые приемные пункты открывались по другим адресам и неофициально продолжали свою деятельность, уголовные дела рассыпались, ворованный металл возвращали так называемым предпринимателям. Вот что рассказал журналистам «КВ» заместитель начальника государственного правового управления областной Думы Александр Ловыгин: «Пришлось возвратить КАМАЗ с цветным металлом. Оказывается, в России еще нет такого закона, чтобы ворованный металл отбирать. Когда мы проиграли областной суд по поводу КАМАЗа, подали кассационную жалобу в Верховный суд РФ. Судьи сочувственно кивали нам, но признать конфискацию металла законной отказались».  

Владимир Путин идет на президентские выборы.

8 марта 2000 года газета «Костромские ведомости» сообщила о том, что из Москвы приехал депутат Государственной Думы от Костромской области Адриан Григорьевич Пузановский. На встрече с журналистами он рассказал о том, что Россия готовится к выборам президента. Сказал также, что главное ожидание людей, которое витает в воздухе, — это ожидание порядка. О кандидате в российские президенты Путине Пузановский заметил: «Отсутствие предвыборной программы у Путина сделало его позицию более свободной. Это привлекает к Путину всех. И скорее всего Путин будет президентом».

Выборы президента закончились в 3 часа ночи с воскресения на понедельник, с 26 на 27 марта. Подсчет показал, что в это время процент голосов за Путина по стране перевалил за пятьдесят, и неуклонно, сотая за сотой доли продолжал идти в гору. Стало ясно, что второго тура не понадобится, потому что остальные одиннадцать кандидатов разделят между собой оставшиеся голоса. В Костроме интрига иссякла еще раньше. Выяснилось, что процент отданных за Путина голосов в городе — больше пятидесяти семи. А по области и того больше: он приближается к пятидесяти девяти. 

 

 

Порядок понравился не всем

17 мая 2000 года «Костромские ведомости» сообщили, что на Сусанинской площади состоялся митинг, организованный профессиональным союзом предпринимателей малого бизнеса. Сами организаторы назвали его общегородским, но реально на этом мероприятии присутствовали в основном торговцы с улицы Островского и с Молочной горы. Митингующие ругали городские власти за постановление № 1601 о поэтапном переводе уличной торговли в рамки рынков.

В этом же номере газеты глава самоуправления Костромы Борис Коробов обратился к жителям города и объяснил им свою позицию в статье «К цивилизованной торговле на рынках города»: «Я обращаюсь к индивидуальным предпринимателям, организациям, торгующим в первую очередь на улицах Островского и Молочная гора — к их здравому смыслу и патриотизму. Решение закрыть торговлю на улицах — не блажь городских властей, а насущная потребность времени. Поэтому не слушайте подстрекателей, а спокойно начинайте торговать на стационарных рынках».

Служба занятости вместо службы для безработных

23 августа 2000 года «Костромские ведомости» сообщили, что за последние несколько лет служба для безработных преобразовалась в настоящую службу занятости. «Наш главный клиент нынче — не безработный, а работодатель, которым мы предоставляем различные виды услуг, в том числе по подбору персонала. «Костроме требуются бухгалтеры, водители, инженеры, кондукторы, официанты, охранники, продавцы, повара, слесари», — сообщили журналистам работники службы занятости.

Начался «черный пиар»

18 октября 2000 года «Костромские ведомости» сообщили: «В столичной газете «Совершенно секретно» появилась солидного объема статья, обвиняющая мэра Бориса Коробова во всех мыслимых грехах. В Кострому вместо обычных трехсот номеров «Совершенно секретно» было привезено втрое больше. Сам виновник «торжества» Борис Коробов заявил газете «КВ», что ни одного факта в «Совершенно секретно» не изложено верно. Объясняется это тем, что глава самоуправления Костромы решил выставить свою кандидатуру на выборах в губернаторы области». 

27 декабря 2000 года газета «Костромские ведомости» подводит итоги губернаторских выборов: «24 декабря 2000 года, — пишет газета, — состоялся второй тур губернаторских выборов. Он принес следующие результаты: За Шершунова в области проголосовали 63,09 процента, за Коробова — 24,61 процента, против всех — 10,62 процента». «Коробов проиграл войну компроматов, — как сообщает газета, — из-за своей личной порядочности. Компромат на Шершунова в сейфах у него был еще до выборов. Он не доставал эти бумаги. А это говорит либо о его беспечности, либо о его суперчестности, граничащей со всечиновной солидарностью».   

Костромичи перестали верить депутатам

10 декабря 2000 года состоялись выборы в Думу города Костромы третьего созыва (2000-2005 годов). «Выборы проходили сложно, — пишет журналистка Зинаида Николаева в книге «Костромская Дума в ракурсе истории». — В четырех округах число голосов «против» превысило голоса «за», в двух округах выборы были безальтернативными, но даже там кандидаты набрали меньше чем по пятьдесят процентов голосов. Повторные выборы по этим избирательным округам состоялись в 2001 и в 2002 годах. Но они также были признаны недействительными из-за низкой явки избирателей (менее тридцати процентов). И только 14 марта 2004 года было доизбрано еще четыре депутата. Всего в состав Думы третьего созыва было избрано двадцать два депутата. В представительном органе этого созыва была зарегистрирована только одна депутатская фракция — от партии «Единая Россия». Председателем Совета Думы города Костромы стал Андрей Владимирович Украсин».

Наступала новая эра. После первого года этой новой эры — на городской бюджет легло: увеличение стоимости    энергоресурсов, рост цен на продукты питания и медикаменты. А, кроме того, на бюджет города легла необходимость выплаты повышенной в 2001 году решением Правительства РФ зарплаты работникам бюджетной сферы. В итоге в конце 2001 года дефицит городского бюджета на текущие расходы уже составлял 100 миллионов рублей. Продержавшись в таких условиях еще чуть больше полутора лет, 26 августа 2003 года Б.К. Коробов направил письмо в Думу города о досрочном сложении с себя полномочий главы самоуправления города Костромы.